PDA

Просмотр полной версии : Вылетит – не поймаешь, или Как избавиться от речевых паразитов?



Yulia Schwab
09.02.2008, 00:35
Если человек имеет привычку активно употреблять слова-паразиты, на окружающих он может произвести не самое приятное впечатление. Ведь многие считают, что наличие в речи слов-паразитов – это удел людей с бедным словарным запасом. Почти с таким же, как у Эллочки-людоедочки.
Наличие в речи слов-паразитов является частой причиной отказа при приеме на работу. Какому работодателю захочется взять на работу человека, не умеющего четко, ясно и лаконично выражать свои мысли?

Одна моя интернет-знакомая, очень креативный художник-оформитель, никак не могла найти работу. Она прошла множество собеседований, но дальше этого дело не продвигалось. О своем хроническом невезении по части устройства на работу она поведала на женском форуме. Среди ее собеседниц оказалась женщина, уже не один год трудящаяся на ниве HR-менеджмента. Она согласилась безвозмездно помочь горемыке – встретиться с ней лично, побеседовать, а потом откровенно написать на форуме свое видение проблемы.

Встреча состоялась. HR-менеджер откровенно заявила художнице, что на работу она ее не взяла бы. Основная причина – слово-паразит «как бы», которое девушка, ищущая работу, употребляет слишком часто.
От слов-паразитов лучше избавиться раз и навсегда! Как это сделать? Есть несколько способов.

Способ «Штрафы». Берете пять сотен, размениваете на монеты по 1-2 рубля, складываете в мешочек и с этим мешочком – на работу, в коллектив. Сразу предупреждаете всех, с кем вам придется общаться: «Я решил отвыкать от употребления слов-паразитов. Как только вы услышите, что я произнес свое любимое «эт самое» (или что там у нас в любимых?), указываете мне на это и требуете, чтобы я заплатил штраф». Штраф монеткой вы платите тому, кто обнаружил у вас паразита.

Скорее всего, ваша пятисотка разлетится за пару-тройку дней, тем более, если вы женщина. А денежков будет жалко (не жалко пятисот рублей – меняйте пятитысячную на десятки и платите штраф ими). Волей-неволей вы начнете ответственней относиться к своей речи. Постепенно наступит отвыкание. То есть привыкание к правильной, четкой, красивой речи.

На одной из радиостанций ведущий имел слово-паразит «итак» – никак он не мог без «итак» обойтись. Это еще полбеды! Хуже всего то, что он своим «итаком» всех коллег заразил. Вскоре на радиостанции появился плакат с надписью: «Товарищ, знай: не дремлет враг; не говори зазря «итак»!». Кроме этого напоминания, была введена еще система штрафов: каждый, кто забылся и ляпнул-таки «итак», должен был положить в копилку десятку. Недели через три это слово произносилось гораздо реже и вовсе не зазря. Им помогло, и вам поможет! Но этот способ не единственный.

Способ «Кукареку». Всякий раз, как вы произнесете свое слово-паразит, кукарекайте, или мяукайте, или квакайте. Можете произносить: «Я редиска!». Лучше делать это в своем кругу. Но и на работе можно, если вы, конечно, с клиентами не работаете и не учительствуете. Попросите своих близких или коллег остановить вас сразу же, как вы произнесли паразит, и попросить кукарекнуть. Говорят, что этот способ избавит вас от паразитов за 3-4 недели. Можете проверить!

Способ «Стук по клавишам». Некоторым людям помогает остановить себя от употребления слов-паразитов представление, что в данный момент они стучат по клавишам компьютера или аккуратно нажимают клавиши телефона, набирая текст СМС. Странно было бы, набирая СМС, бесконечно добавлять туда пустые слова «вот» или «эт самое». Текст «я прийти не смогу, потому что появились важные дела» мог бы выглядеть так: «это самое, я прийти, короче, не смогу, потому что, блин, появились важные дела, вот». Вряд ли человек, который может подобным образом высказаться устно, отправит такое СМС или будет такой текст набирать на компьютере.

Способ «Читаем больше классики». Здесь название говорит само за себя. Можно, конечно, перечислить вам, кого из классиков желательно прочесть, но, я уверена, вы и сами найдете ответ на этот вопрос.
Слово-паразит вылетит – не поймаешь. Так что лучше не портить мнение окружающих о себе, демонстрируя плохую привычку употреблять слова-паразиты, а раз и навсегда избавиться от нее.

Ну (кукареку) и, это самое, желаю вам всем, короче, избавиться от своих, так сказать (кукареку), слов-паразитов и, значит, говорить на как бы чистом и красивом русском языке, вот (я редиска!)!

Yulia Schwab
09.02.2008, 00:36
Среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга встречаются люди с самыми разнообразными речевыми особенностями. Отличить москвича от петербуржца со стопроцентной вероятностью невозможно, но некоторые традиционные отличительные черты городской речи все-таки существуют. Конечно, эти различия сегодня выглядят не так ярко, как много десятилетий назад.

Речь жителей северной столицы часто называют «высоким петербургским стилем», а разговор москвичей – «живой московской речью». Некоторые филологи объясняют это тем, что в Москве более распространены просторечные формы и именно в столице чаще образуются новые слова. А в Петербурге жители выражаются более книжно, литературным языком, под влиянием правописания. Также жители Петербурга чаще украшают свою речь причастными и деепричастными оборотами, а москвичи используют простые предложениея с однородными членами. Например, москвич скажет: «В выходные я посетил музей, потом пошел в гости, а вечером посмотрел новое кино», а петербуржец скажет так: «Посетив музей, я пошел в гости, а вечером посмотрел кино, рекламируемое всеми газетами и телеканалами».

Все это связано с историческим формированием языка обоих городов. Московская речь приобрела свои основные черты еще в XIV-XVI вв., во времена Ростово-Суздальской Руси. Знаменитое «аканье» москвичи заимствовали из южнорусских городов.

В молодом же городе Санкт-Петербурге взаимодействовало большое количество российских говоров и иностранных языков. Сильно на петербургскую речь повлиял немецкий язык, ведь в чиновничьей среде было немало представителей Германии. Отсюда и некоторые особенности питерской речи – ровность и твердость. Любопытно, что в годы Первой мировой войны жители северной столицы отказались от употребления немецких слов. Вероятно, тогда город стал Петроградом, «бутерброд» стали называть «хлебом с маслом», а вместо «плацкарты» появилось «спальное место».

В течение многих десятилетий старомосковское произношение бережно сохранялось на сцене столичных Малого и Художественного театров, но в конце концов ушло и оттуда. Коренные москвичи произносили твердые согласные «г», «к», «х» перед окончанием прилагательных: громкый, тихый. В возвратных глаголах звучало твердое «с»: готовилса, одевалса, употреблялса. До сих пор в разговоре некоторых москвичей можно услышать регулярное произношение сочетания «чн» как «шн»: булошная, подсвешник, коришневый. В Петербурге же всегда преобладало произношение «чн», и именно эта норма победила. Однако известная отличительная черта питерской речи – ясное, подчеркнутое «ч» в словах «что», «чтобы», почти ушла в прошлое, здесь победу одержала московская норма.

Как специфически московское воспринимается более открытое и долгое произношение первого предударного гласного «а»: карандаш [къра:ндаш], голова [гъла:ва], потому [пъта:му]. Именно это имеется в виду, когда говорят, что жители Москвы «растягивают» гласные и «акают».

Современные исследования произношения жителей Петербурга и Москвы показали, что сегодня орфоэпических характеристик (то есть связанных с нормами произношения), позволяющих отличить речь жителей двух столиц, практически нет. Однако до сих пор очень заметны многие словарные различия. Один и тот же предмет москвичи называют «проездной», а петербуржцы – «карточкой». Для города на Неве более характерны вывески наподобие «Пельменная», «Пирожковая», в то время как в Москве чаще написано «Пирожки».

Многократно языковеды отмечают особенное петербургское употребление слова «булка» для любых форм и сортов белого хлеба. То есть хлебом называется только черный хлеб. В Москве же для обозначения и черного, и белого хлеба всегда употребляется слово «батон». Сюда же относятся питерское слово «арка» в значении московского «подворотня». Московский «бордюр» – то же самое, что петербургский «поребрик».

В качестве примера можно привести еще несколько словесных пар, характерных, соответственно, для речи жителей Москвы и Санкт-Петербурга:

башня – точка,
бычок – хабарик,
гречка – греча,
жулик – мазурик,
конечная – кольцо,
курица – кура,
ластик – резинка,
мобила – трубка,
палатка – ларек,
пакет – кулек,
подъезд – парадное,
прыгалка – скакалка,
сквер – садик,
тачка – мотор,
шаурма – шаверма.

В молодежном сленге многие слова появляются сначала в разговоре жителей одного города, а потом уже распространяются по всей стране. Например, слова «тусовка» и «заморочка» первыми стали употреблять москвичи, а выражения «елы-палы», «браток» распространились по России из Санкт-Петербурга.

Часто можно услышать споры о том, какой же город все-таки говорит грамотнее. Филологи считают, что здесь невозможно дать однозначного ответа. К примеру, пары слов «подъезд» и «парадное», «сквер» и «садик», «пакет» и «кулек» согласно Толковому словарю русского языка под редакцией Д.Н. Ушакова обозначают одно и то же.


Так что и Москва, и Санкт-Петербург – два великих русских города, и особенности речи только подчеркивают индивидуальность каждого!