PDA

Просмотр полной версии : Дела давно минувших дней



Kuki Anna
15.05.2012, 10:02
Дела давно минувших дней Иосип Броз Тито

7 мая исполняется 120 лет со дня рождения человека, 35 лет управлявшего страной, впоследствии исчезнувшей с политической карты мира http://www.bulvar.com.ua/images/1px.gif

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/d6065ba-19.jpg
Иосип Броз Тито

Архивы СБУ за 70-е годы минувшего столетия теперь рассекречены и открывают интригующую историю, в основе которой попытка свержения одного из самых неоднозначных лидеров прошлого столетия — Иосипа Броз Тито. Среди заговорщиков были Богдан и Бранко Йововичи.
Картину участия семейства Йововичей в бурных событиях своего времени нам удалось восстановить по крупицам из рассказов очевидцев, литературных источников и прежде всего из материалов КГБ, с которыми первыми знакомим наших читателей.

http://www.bulvar.com.ua/images/1px.gif
Любовь ХАЗАН

http://www.bulvar.com.ua/images/1px.gifhttp://www.bulvar.com.ua/images/doc/6e7bf6c-21.jpg
Фото «РИА Новости»

Братья Богдан и Бранко Йововичи и их друг Милита Перович появились в Киеве в начале 60-х. Они прибыли в Одессу из Албании на советском теплоходе под видом туристов, спасаясь от гнева Иосипа Броз Тито.
Югославские беглецы, наверное, не однажды задавали себе вопросы: что случилось с когда-то любимым партизанским руководителем, как из пламенного борца с фашизмом он превратился в гонителя своих товарищей по оружию?
К тому времени у Тито испортились отношения не только с верными соратниками, но и со Сталиным. Кремлевский горец, который во время войны безвозмедно выделил на поддержку югославских партизан огромные деньги, оружие, боеприпасы, одежду, продукты, не простил Тито того, что, встав на ноги, тот предал его. Иосип забыл, как его вывез из окружения экипаж самолета, базировавшегося на Украине. Как после войны Сталин передал ему столько военной техники, что ее хватило на оснащение 32 дивизий. Как Иосиф Виссарионович просто-таки осыпал его с ног до головы почестями и драгоценностями. Чего стоил один только орден Победы из золота, платины, серебра с пятью рубинами и 174 бриллиантами? А сабля из рук самого генералиссимуса? А бронированный «паккард», на котором Тито, можно сказать, выехал из Кремля, подписав договор о дружбе и сотрудничестве с СССР?
Сталин, страдавший болезненной подозрительностью, очень рассчитывал на Тито как на своего преемника по координации международного коммунистического движения. И когда тот начал вести независимую политику, возненавидел югославского лидера. Эта ненависть была так велика, что породила легенду, будто Сталин вынашивал план взорвать плотину, чтобы воды Дуная затопили Белград и уничтожили при этом Тито.
Несмотря на прозрачные намеки Сталина, что неблагодарного может постичь участь Троцкого, Тито гнул свое. Таким ли способом, иным ли, но попытки свергнуть югославского лидера имели место.
Первый заговор возглавил воспитанник Коминтерна, партизанский герой, генерал Перо Попивода. Сталин прочил его на югославский престол, однако попытка переворота не удалась. Перо бежал в Москву. В дальнейшем это имя всплывет в рассекреченных СБУ документах.
В 1952 году Сталин обнадежил Попиводу: «Потерпи еще годик...». Теперь расчет был на суперагента «Макса» — Иосифа Григулевича, участвовавшего в покушении на Троцкого (так что намеки Сталина на судьбу великомученика всемирной революции, убитого ударом ледоруба по голове, были не случайны). Как вариант Григулевичу предлагалось распылить яд во время передачи Тито шкатулки с обожаемыми им драгоценностями. Смерть Сталина сорвала этот план.
Надо признать, что у Тито были веские причины воспылать к отцу всех народов лютой ненавистью, которая вынудила его при первой же возможности выйти из-под сталинского влияния. Истоки лежали, скорее всего, в середине 30-х годов, когда Иосипа пригласили поработать и подучиться в Коминтерне. Учеба «Вальтера» — под таким именем он появился в Москве, проходила в специальной военной академии, готовившей разведчиков и подпольщиков.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/441f21d-22.jpg
В 1945 году Иосип Броз Тито подписал с СССР Договор о дружбе, взаимной помощи и сотрудничестве, который был разорван советским руководством в 1949-м. По некоторым данным, советские спецслужбы даже готовили покушение на Тито, пытавшегося вести независимую политику, но физическому устранению югославского лидера помешала смерть Сталина

Гарантами надежности секретных сотрудников, а по сути — заложниками, становились их близкие. Арестовали Пелагею Белоусову, первую жену Иосипа, с которой он был уже в разводе, но она воспитывала их общего сына Жарко. Расстреляли Люцию Бауэр, вторую жену Тито, которая ранее была женой одного из руководителей германского комсомола. А ведь, женившись на ней, Тито хотел перевезти ее и Жарко в Югославию. Увы, мальчика из Москвы отправили в специальный детский дом.
И на Тито существовал обвинительный документ, который однажды ночью ему почему-то показали. Тито писал: «Всех посадили, кроме меня... Несколько бутылок водки. Я очень напуган. Теперь я понимаю, почему в СССР столько пьют. Пьют, потому что боятся». В «большой чистке» он не только уцелел, но и вышел из нее с повышением — его сделали единоличным лидером КПЮ после того, как всю верхушку партии репрессировали. Но взлет не заслонил пережитых ужасов.
После смерти Сталина отношения Югославии и СССР начали налаживаться. Новый советский посол вручил верительные грамоты и тут же отписал в Москву: «Тито имеет большое число дворцов и вилл в различных частях Югославии и, в частности, в Белграде, Загребе, Дубровнике, Сплите, Бледе, на острове Бриони, две виллы недалеко от Бледа. Караджорджево, Босния». В Москве, наверное, ужаснулись и одновременно позавидовали.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/c37845a-24.jpg
С премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем

Современных туристов, любящих пляжи Хорватии, охотно возят на экскурсии на остров Бриони, где когда-то Тито подолгу жил на комфортабельной вилле с гимнастическим залом и бассейном.
Теперь эта пропахшая нафталином роскошь выглядит непрезентабельно — у любого олигарха жилищные условия намного лучше. Но были у некоронованного монарха Югославии и вилла «Ядранка», декорированная в японском стиле, и вилла «Брианка», отделанная аргентинским мрамором, и вилла на острове Ванга, защищенная от посторонних взглядов бамбуковой рощей, футуристически меблированная и украшенная полотнами выдающихся мастеров. Туда на отдых и сафари приезжали президенты, короли, голливудские звезды.А еще были у Тито другие острова — Голый и Свети-Гргур, отполированные башмаками десятков тысяч сосланных сюда политзаключенных. Свети-Гргур предназначался для женщин, Голый остров — для мужчин.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/b8db219-25.jpg
С первой женой Пелагеей Белоусовой, уроженкой села Денисово под Омском, и сыном Жарко. В середине 30-х, когда Иосип учился в спецакадемии, готовившей разведчиков, Белоусова была арестована, вторая супруга Тито Люция Бауэр — расстреляна, а Жарко отправлен в специальный детский дом

На партсобрании, где бывшие партизаны Милита Перович и братья Богдан и Бранко Йововичи заявили, что не согласны с политикой Тито, их обозвали «сталинистами». Очевидно, не надеясь на их скорое «исправление», каждому дали по 18 лет и на катере доставили на Голый остров — на овеваемую солеными ветрами скалу в Адриатическом море, где не прижилось ни одно растение.
«Югославский Солженицын» писатель Драгослав Михаилович рассказал о методах перевоспитания на Голом острове: «Заключенный, которого допрашивал коллектив, обязан был давать четкие ответы, называть имена соучастников, часто членов своей семьи или родственников, и каяться в содеянном преступлении.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/f961e36-26.jpg
С британской королевой Елизаветой II

В случае, если проинструктированного старосту и дирижируемый коллектив ответы не удовлетворяли, на допрашиваемого сыпались новые вопросы и угрозы; с дикими воплями люди спрыгивали с нар и наваливались на несчастного, его били, пропускали сквозь строй, подвергали линчеванию, что нередко приводило к смерти».
Узников заставляли подобно мифическому Сизифу перетаскивать камни с места на место. Богдан и Милита называли испытание бесцельным трудом самым тяжким, едва ли не хуже, чем жизнь в «яме», где они провели шесть лет, пока их не перевели на поверхность.
«Яма» представляла собой барак, расположенный в котловане, выдолбленном в скале. Котлован был заминирован. Один из бывших узников сказал в интервью радиостанции «Свобода»: «В случае, если Советская Армия ворвется в Югославию, — бум, и нет этого барака».

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/479d9e2-27.jpg
С лидером Ливийской Джамахирии Муаммаром Каддафи

Вражда Тито и Сталина привела не только к разрыву советско-югославских отношений: раскололось и югославское общество, пропасть разделила многие семьи. Один брат мог одобрять действия Тито, другой считал, что негоже забывать о советских побратимах, без которых в годы войны югославские партизаны не справились бы с фашистами. Более 50 тысяч югославов, уже рассмотревших подлинное лицо своего лидера и еще ничего не знавших о преступлениях Сталина, подверглись арестам и ссылке на острова смерти. Братьев Йововичей и Милиту Перовича, как и «заказанного» Иосипа Броз Тито, спасла от верной гибели смерть Сталина.
В 1955 году Хрущев съездил в Белград. В 1956-м Тито в сопровождении новой жены Йованки (она была на 32 года моложе супруга) прибыл в Одессу. На только что изготовленном свежевыкрашенном тепловозе высокого гостя из Белграда доставили в Киев, где на правительственном ЗИСе катали по городу. К этому визиту югославского лидера Хрущев даже лишил Молотова, не одобрявшего возобновления отношений с Тито, поста министра иностранных дел.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/a3825d7-28.jpg
Броз Тито с третьей женой Йованкой, которая была моложе мужа на 32 года, и 37-й президент США Ричард Никсон с супругой Тельмой

Оценив такой поворот, Тито перестал опасаться своей пятой колонны и амнистировал политзаключенных. Милита, Богдан и Бранко Йововичи отсидели ровно полсрока.
Но тут из-за венгерских событий отношения СССР и СФРЮ снова испортились. Новая ссора сильных мира сего поставила югославских диссидентов на грань жизни и смерти. Благодаря бывшим партизанским товарищам в югославской службе госбезопасности бывшие узники Голого острова получили информацию, что их вот-вот снова арестуют. Ничего не оставалось, как бежать.
Ночью Милита Перович, Богдан и Бранко Йововичи надели свою лучшую одежду, взяли ценности, какие у кого были, и вместе с еще десятком беглецов сели на поезд. Вышли у города Печ, где было имане — имение, участок земли с домом, принадлежавшее Йововичам. Наняли в проводники албанца, знавшего горные тропы.
Беглецов высматривали сверху югославские вертолеты, потом албанские пограничники встретили их огнем, но все остались живы.
В Албании их проверяли два года, после чего позволили связаться с советским посольством. Там беглецам пообещали предоставить политическое убежище в СССР.
Так дед Миллы Йовович Богдан и ее дядя Бранко оказались в Киеве. А вскоре их другу Милите Перовичу, наиболее инициативному среди эмигрантов и вхожему в нужные кабинеты, удалось через Красный Крест вывезти из Югославии дочь, сына и даже племянника своего побратима — Богдана Йововича-старшего. Все трое ребят поступили в мединститут. Рассказывают, что молодые кузены Йововичи любили покуролесить. Однажды под веселую руку чуть ли не развалили уличный киоск — знали, что дядя Милита выручит. В числе молодняка в Киев прибыл 17-летний Богдан, будущий отец Миллы Йовович.
Будущего дедушку Миллы все звали коротко — Боги. За представительную внешность Милита Перович называл его «святым Петром». Учился он на финансовом факультете Киевского института народного хозяйства и обращал на себя внимание хотя бы тем, что был вдвое старше остальных студентов. Зато в отличие от желторотых сокурсников хорошо разбирался в финансовой проблематике. Объяснял: еще до войны служил в Королевстве Югославия таможенным чиновником. По-русски Боги говорил неважно, но был симпатичным, добрым и открытым для общения.

Kuki Anna
02.09.2012, 17:15
http://www2.bulvar.com.ua/images/doc/f88647e-35.jpg

Ровно 72 года назад в Мексике был смертельно ранен Лев Троцкий http://www.bulvar.com.ua/images/1px.gif

Разговорить внучку Троцкого Юлию Аксельрод оказалось нелегко: ответы ее зачастую односложны, за подробностями она отсылает к своей еще не изданной книге «Лев Троцкий и его семья», составленной из семейной переписки, официальных документов, фрагментов исторических трудов, воспоминаний. И дело, наверное, не в том, что Юлия Сергеевна избегает неудобных вопросов. О своем всемирно знаменитом дедушке она действительно знает только из писем и книг. Родилась в 1936-м — через шесть лет после того, как ближайший соратник Ленина, один из организаторов Октябрьской революции, создатель Красной Армии Лев Давидович Троцкий был выслан из СССР. По иронии судьбы день рождения Юлии — 21 августа — совпал с днем кончины деда, погибшего в 1940-м.

Тайна родства с известным революционером была открыта Юлии лишь к ее совершеннолетию. К этому времени изгнанник Троцкий давно уже покоился в могиле в далеком мексиканском Койоакане — богемном районе столицы Мехико, представляющем город в городе, а его убийца — агент НКВД Рамон Меркадер, нанесший Троцкому смертельный удар ледорубом в голову, — отбывал 20-летнее тюремное заключение.

http://www.bulvar.com.ua/images/1px.gif
Татьяна ОРЕЛ

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/90a900e-49.jpg
http://www.bulvar.com.ua/images/1px.gifВнучка Льва Троцкого Юлия Аксельрод

Под колеса той же убийственной машины попали первая жена и соратница Троцкого по революционному подполью Александра Соколовская, дочери Нина и Зинаида, сыновья Лев и Сергей, зятья, невестки, внуки, сестра, племянники... Кто-то умер от одиночества и болезней, кто-то покончил с собой или исчез бесследно, кто-то десятки лет отсидел в лагерях или был расстрелян. На Троцком сработало правило бумеранга: кровь за кровь, смерть за смерть. А крови по воле Льва Давидовича было пролито немало. «Красный террор — это орудие, применяемое против обреченного на гибель класса, который не хочет погибать» (цитата из работы Троцкого «Коммунизм и терроризм»). Наводя порядок в Красной Армии, интеллигентно сверкая пенсне, главный идеолог Октября издает распоряжение о расстреле каждого десятого из тех, кто в хаосе войны от страха и растерянности покидал окопы. Знаменитый приказ Сталина № 227 «Ни шагу назад!», наводивший ужас на солдат похлеще немецко-фашистской армии, — это уже плагиат, отработанная схема со времен Гражданской войны.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/31129d8-37.jpg

В декабре 1919 года Троцкий предложил ввести обязательную милитаризацию труда, предполагавшую расправы и репрессии — теперь уже по отношению к рабочим. «Верно ли, будто принудительный труд всегда непродуктивен?.. Это самый гнусный, вульгарный, либеральный предрассудок», — писал Троцкий в 15-м томе своих сочинений, предлагая создание «ударных батальонов», способных повысить производство личным примером и репрессиями.
Методы принуждения, насилия, администрирования, которые в свое время насаждал Троцкий, были использованы Сталиным во время коллективизации. Не без «подсказки» Троцкого возникла и идея ГУЛАГа: именно он в первые послереволюционные годы настаивал на том, что «враждебные государству элементы в массовом порядке должны направляться на объекты строительства пролетарского государства».

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/01c4be6-45.jpg

Сталин учился у Троцкого, боялся его и ненавидел — за явное превосходство в уме, блестящий ораторский талант и острое перо, за близость к Ленину, за культ личности, в конце концов, воплощенный в портретах, висевших на каждом шагу, и даже в песнях: «Так пусть же Красная сжимает властно свой штык мозолистой рукой. С отрядом флотских товарищ Троцкий нас поведет в последний бой...».
Лев Давидович явно недооценил «самую выдающуюся посредственность бюрократии», как назовет он позже своего политического противника в книге воспоминаний «Моя жизнь». В 1925-м Троцкий был освобожден от должности наркома по военным делам. Началась его травля, ставшая генеральной репетицией массовых советских репрессий. В 1928-м Троцкий был выслан с семьей в Казахстан, через три года — еще дальше от СССР, в Турцию.
Лишенный советского гражданства, он переезжал из страны в страну: Турция, Франция, Норвегия, где старались избавиться от нежелательного иммигранта, опасаясь осложнить отношения с Советским Союзом. У Троцкого конфисковали все произведения, его поместили под домашний арест, грозились выдать советскому правительству. В 1936-м, не выдержав напряжения, Лев Давидович принял решение эмигрировать в Мексику.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/ea854f3-46.jpg

Но его родных, оставшихся в СССР, это не спасло. Месть Сталина шла вдогонку. Он постарался стереть с лица земли всех, кто напоминал ему о Троцком. В их числе оказался и Сергей Седов — далекий от политики молодой ученый, светлый и абсолютно мирный человек, младший сын Троцкого от второго брака. В 1935-м он был выслан в Красноярск, спустя два года — расстрелян. Дочь Юлию Сергей Львович так и не увидел, лишь успел прислать телеграмму горячо любимой жене: «Поздравляю с рождением ребенка».

Лев Давидович Троцкий (при рождении Лейба Бронштейн) родился в Херсонской губернии (неподалеку от села Яновка Елисаветградского уезда) в семье зажиточных землевладельцев. Убежденным марксистом стал в тюрьме, куда попал за революционную деятельность. С 1900 года вместе с женой, активной революционеркой, Александрой Соколовской находился в ссылке в Иркутске.
Там Лев, обладавший литературным даром (за что и получил одну из подпольных кличек — Перо), установил связь с редакцией революционной газеты «Искра», издававшейся за границей, и заочно познакомился с Лениным. В 1902 году Лев Бронштейн бежал в Лондон, оставив жену и маленьких дочерей — Зинаиду и Нину. Именно тогда он вписал в чистый паспорт фамилию Троцкий, заимствованную у надзирателя одесской тюрьмы. Прибыв в Лондон к Ленину, Троцкий стал постоянным сотрудником «Искры», выступал на собраниях эмигрантов и благодаря умелому ораторству приобрел известность. В Париже познакомился с Натальей Седовой, от гражданского брака с которой у него родились сыновья Лев и Сергей.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/0fed865-58.jpg
Юля с бабушкой Розой и дедушкой Мишей, которые после ссылки матери Генриетты Рубинштейн и гибели отца Сергея Седова заменили девочке родителей

Постепенно Троцкий становится значительной фигурой в международном коммунистическом движении. Он — основатель и идеолог троцкизма, один из организаторов Октябрьской революции и создателей Красной Армии. Был членом Политбюро ВКП(б), занимал должности председателя Реввоенсовета СССР, наркома по иностранным делам, наркома по военным и морским делам.

— Юлия Сергеевна...
— Называйте меня Юлией. Я много лет прожила в США, там нет никаких отчеств.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/8d8f677-56.jpg

С первой супругой Александрой Соколовской

— Договорились. Юлия, читая вашу книгу, я поняла, что вы очень мужественный человек, — а иначе как хватило бы сил от корки до корки изучить такое количество документов, перечитать столько писем, за которыми — страшная трагедия всей вашей семьи?
— Никогда не забуду тот день, когда, просматривая какие-то газеты в конце 80-х, наткнулась на упоминание заметки из «Правды» от 27 января 1937 года под заголовком «Сын Троцкого Сергей Седов пытался отравить рабочих». Он ведь был сослан в Красноярск, где устроился работать на машиностроительный завод. А там случился взрыв газогенератора, и хотя никто не пострадал, отца обвинили в попытке совершения теракта. Воспользовавшись этим обвинением, его расстреляли 29 октября 1937 года. В общественной библиотеке Нью-Йорка я отыскала микрофильмованную копию той газеты. Невозможно передать, что испытывала в этот момент, — меня трясло как в лихорадке.
— После этого вы и стали хлопотать о реабилитации вашего отца?
— Да, и не напрасно. В конце того же, 1988 года, в газете «Известия» была опубликована информация о том, что Сергей Львович Седов реабилитирован. Извещение об этом мне прислали в США почтой. Кстати, подлинные фотографии отца я увидела только после открытия архивов КГБ. До этого в книгах и документальных фильмах за моего отца ошибочно выдавали другого человека.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/4b1e6bb-42.jpg
С дочерью Зиной, 1907 год

Из книги Юлии Аксельрод «Лев Троцкий и его семья».
«Я не знала о нем (отце) почти ничего, пока не прочла его письма: теплые письма сына к родителям, ничего необычного, и страстные, романтические и лирические — к моей маме... Ему было примерно 29 лет, когда он написал их, а мне было почти 50, когда я их впервые прочла. Я представляла себе его стертые ноги, его одиночество, его нереализованные надежды. В моей памяти он всегда будет 29-летним...
Никто не знает, где его могила. Тысячи людей так же, как он, были казнены, брошены в общие ямы и покрыты тонким слоем земли».

— Вы выросли, по сути, без мамы, которая вскоре после вашего рождения была арестована и отправлена в лагерь на восемь лет, а вернулась с Колымы через 15. В книге вы признаетесь в том, что так и не смогли привыкнуть к ней...
— Наши отношения заключались в переписке, которую можно смело внести в Книгу рекордов Гиннесса как самую долгую в истории переписку матери с дочерью. Мы увиделись, когда мне исполнилось 16 лет. У нас с ней нет общих воспоминаний. Мы всегда жили в разных городах, а потом и в разных странах. Я никогда не называла ее мамой, и если слышу от сына это непривычное слово «мама», вздрагиваю до сих пор. Похожая ситуация была во многих семьях, пострадавших от репрессий.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/a3b4e30-43.jpg
Зинаида Волкова (дочь от первого брака) и Сергей Седов (младший сын от второго брака). Зинаида покончила жизнь самоубийством в 1933 году в Берлине. Cергей репрессирован и расстрелян в 1937-м

Из книги Юлии Аксельрод «Лев Троцкий и его семья».
«Она рассказывала мне о моем отце — каким он был веселым, романтичным человеком. Любил опасные шутки: мог, например, использовать для писем бумаги Льва Троцкого с официальным штемпелем.
Сергей был в ссылке, и мать поехала к нему в Красноярск. Счастье было очень ярким. И — недолгим. На шестом месяце беременности, в июне 1936 года, мать уже ходила под окнами красноярской тюрьмы. Какое-то время после ареста Сергея держали в местной пересыльной тюрьме, и мать ходила к нему на свидания, пользуясь тем, что режим соблюдался не слишком строго. Свиданиями это назвать трудно, ибо мать его не видела, а он видел ее сквозь щель в оконном наморднике, и они могли перекликаться. Но однажды, когда мать вот так стояла на тюремном дворе и ждала, он резко крикнул ей:
— Возвращайся в Москву — меня завтра увозят!..
И мать вернулась в Москву к родителям на Маросейку. Из Красноярска она выехала через 10 дней после ареста Сергея. Никто не пришел проводить ее на вокзал. Это видно из протокола допроса. Может быть, это Сергей велел маме оформить развод, если его арестуют. Это было трудно, загс требовал справку о том, что муж арестован.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/2deb265-55.jpg
Наталья Седова была гражданской женой Троцкого — он так и не развелся с Александрой Соколовской

Когда мама пришла в НКВД просить такую справку, ей предложили стать осведомителем. Мать ответила: «Да как я могу это делать? Ведь от меня все шарахаются, как от прокаженной. Помогите мне хотя бы развестись». Они помогли. Как успешно шла карьера моей матери в качестве осведомительницы — не знаю. Думаю, что никак. Она и на следствии ничего не подписала — ни на себя, ни на Сергея, ни на других...
Она была арестована в 1937 году, когда мне было чуть больше года».

— Как познакомились ваши родители?
— Об этом мама подробно рассказала на допросе. Прочтите, там все написано.

Из книги «Милая моя Ресничка» (составитель — Юлия Аксельрод).
«Протокол допроса Г. М. Рубинштейн.
Вопрос: Расскажите о вашем знакомстве и совместной жизни с Седовым С. Л.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/3e972ae-44.jpg
Юля с мамой Генриеттой Рубинштейн.

Ответ: С Седовым Сергеем Львовичем я познакомилась на курорте летом 1934 года. Тогда, при знакомстве, и долгое время после этого не знала, что он является сыном Троцкого. Наши отношения с ним стали близкими, и после возвращения с курорта в Москву мы с ним решили вступить в брак. Должна сказать, что и я, и он до этого состояли в браке... Я с мужем развелась, а Седов со своей женой (первой) не был зарегистрирован, но жил с ней в одной комнате. Получилось так, что мы с ним зарегистрировались, но фактически жили в разных квартирах, каждый в своей...
Перед регистрацией Седов мне сказал, что он является сыном Троцкого. На мой вопрос, был ли он связан с политической деятельностью Троцкого, Седов ответил, что он с политической деятельностью Троцкого связан не был и когда Троцкого с семьей (жена и старший сын уехали с ним) выслали из СССР, то Седов Сергей не захотел с ними выехать, остался в Советском Союзе, окончил институт и к моменту моего с ним знакомства работал доцентом Московского авиационного института...

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/8c35a3f-41.jpg
Лев Давидович с сыном Львом Седовым.

Как я уже сказала, в марте 1935 года мы с Седовым расписались в загсе, а примерно через месяц он был арестован и сослан в Красноярск. 10 мая 1935 года я окончила Московский текстильный институт, поступила на работу в «Хлопкопроект», а в октябре 1935 года с работы рассчиталась и уехала в Красноярск к Седову».

— Каждое письмо к вашей маме Сергей Седов начинал с нежных слов: «Милая моя Ресничка». Откуда это смешное прозвище?
— У нее одна ресница была седая.
— Сергей Седов успел узнать о том, что у него родилась дочь?
— Зная приблизительно срок моего появления на свет, он прислал телеграмму, в которой поздравил маму с рождением ребенка. В анкете арестованного от 22 апреля 1937 года в графе «Семья» Сергей писал: «Жена — Г. М. Рубинштейн и с нею дочь, 1 год». Имени моего он, по-видимому, не знал.
— Ваши бабушка и дедушка по материнской линии заменили вам родителей, всегда были рядом с вами. Они рассказывали вам правду о Сергее Седове, о Троцком?

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/9a40e7a-40.jpg
С Натальей Седовой в Мексике. Вторая супруга Льва Давидовича скончалась в 1962 году в Париже

— Я не спрашивала их ни о чем, я чувствовала, что это будут неудобные вопросы.
— А как они относились к Троцкому?
— Мы об этом никогда не говорили. Но я знаю, что бабушка с дедушкой были против маминого брака с моим отцом.
— А Троцкий и Наталья Седова одобряли этот брак?
— С моей мамой они знакомы не были — их тогда уже выслали из СССР. Из писем дед и бабушка узнали о том, что с Лелей (первая жена Сергея Седова. - Авт.) Сергей расстался и собирается жениться на другой женщине. Знали они и о бытовых трудностях влюбленных, которым негде было жить.
— Как сложилась мамина судьба?

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/1c3f8eb-47.jpg
Лев Троцкий, Владимир Ленин и Лев Каменев во время II съезда III Интернационала, 1920 год

— Она отбыла срок, но еще оставалась на Колыме. Там работала бухгалтером, вышла замуж за Алана Мерка, выходца из дальневосточных эстонских переселенцев, арестованного еще студентом. После возвращения с Колымы они жили в Таллинне. Кстати, правду о том, кем был мой дед (Лев Троцкий. - Авт.), я узнала именно от отчима, когда он вез меня к маме в поселок Ягодное в 540 километрах от Магадана.
— Это было ваше решение — поехать к маме на Колыму? Или другого выбора не было?
— Какой у меня был выбор? В 1951-м мои бабушка и дедушка как «социально опасные элементы» были высланы из Москвы и отправлены на поселение в Омскую область, в райцентр Усть-Тарка. На пять лет. Меня отправили с ними под конвоем. Дедушке было 72 года, бабушке — 67, а мне — 14. Паспорта в сельской местности не выдавали, и через год мой отчим, впервые ехавший в отпуск с Колымы, заехал за мной и увез к маме.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/750090b-39.jpg
«Так пусть же Красная сжимает властно свой штык мозолистой рукой. С отрядом флотских товарищ Троцкий нас поведет в последний бой»

Из книги Юлии Аксельрод «Лев Троцкий и его семья».
«Это было 10 мая 1951 года. Бабушка с дедушкой в этот вечер вернулись из театра (не столь уж частое событие по тем временам). Помню, пока обыскивали квартиру, бабушка все допытывалась у дедушки: «Миша, что ты сделал? Скажи мне, что ты сделал, Миша?». — «Я ничего не сделал», — снова и снова повторял дедушка.
Жизнь в Усть-Тарке была крайне убогая. Очередь за хлебом приходилось занимать с ночи. У хозяйки избы, которая сдала нам место на полу, имелся всего лишь один чугунок. В нем она готовила еду и для себя, и для скотины. По улицам поселка жадно рыскали оголодавшие колхозные свиньи».

— Что еще запомнилось вам из ссыльного детства?
— Помню, что в избе, где мы жили, — не изба даже, а саманный домик, маленький такой, квадратов 20, не больше — то и дело распахивалась дверь: одна баба заглянет, потом другая, третья... Бабушка спрашивает: «Что тебе нужно?». — «Ничего, — отвечает, — просто поглядеть».

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/6834f70-48.jpg
Похороны Феликса Дзержинского, 1926 год. Во втором ряду в центре — Лев Троцкий, справа — Иосиф Сталин

— Усть-Тарка, Омская область...По дороге в Красноярск в августе 1935-го Сергей Седов тоже проезжал через эти края. Между его и вашей ссылкой — 16 лет. Это же как долго люди жили в страхе, не зная, на кого укажет стрелка адской рулетки. После смерти Сталина бабушка с дедушкой вернулись в Москву?
— Их амнистировали в 1953-м, но в Москве им жить запрещалось. Поселились в дальнем Подмосковье, в городке Александрове. В ссылке они задержались почти на год, потому что ехать было опасно — в это время на свободу вышли сотни тысяч заключенных, в том числе и уголовники. Бандиты бесчинствовали на железных дорогах из Сибири в центр. Через год после возвращения из ссылки дедушка Миша умер. Со временем мы с бабушкой перебрались в Москву, где я училась и работала.
— Знали ли о вашем существовании ваши другие дед и бабушка — Лев Троцкий и Наталья Седова, находившиеся в изгнании?

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/c88d909-52.jpg
«Меркадер был очень близок и предан своей матери Карин, которая имела тесную связь с одним из агентов НКВД»

— О моем существовании в декабре 1950-го Наталье Ивановне написал историк Борис Николаевский — он в то время занимался перемещенными лицами. В письме он рассказал о бывшей заключенной-колымчанке (имени своего она раскрывать не хотела), знавшей, видимо, мою мать. Эта женщина очень точно описала Николаевскому все, что произошло с нашей семьей с 1934-го по 1946-й.
— А об аресте Сергея знали?
— Да — из газеты. Из той же газеты «Правда», которую я прочла 50 лет спустя.

Из дневников Льва Троцкого.
«Наташу томит мысль о том, как тяжело чувствует себя Сережа в тюрьме (если он в тюрьме), — не кажется ли ему, что мы как бы забыли его, предоставили собственной участи. Если он в концентрационном лагере, на что надеяться ему? Он не может вести себя лучше, чем вел себя в качестве молодого профессора в своем институте...
«Может быть, они просто забыли о нем за последние годы, а теперь вдруг вспомнили, что у них есть такой клад, и решили соорудить на этом новое большое дело...». Это опять мысли Наташи. Она спросила меня, думаю ли я, что Сталин в курсе дела. Я ответил, что такие «дела» никогда не проходят мимо него, — в такого рода делах ведь, собственно, и состоит его специальность».

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/44bfcaf-54.jpg
Отсидев 20 лет за убийство Троцкого, Меркадер вышел на свободу и получил в 1960 году звезду Героя Советского Союза и орден Ленина

— Судя по тому, что в 1956-м Наталья Седова письменно обратилась к Ворошилову с просьбой пролить свет на судьбу Сергея, точной информации о его расстреле у них с Троцким не было?
— Они могли только догадываться о судьбе сына, надеялись на то, что он сослан без права переписки, но все-таки жив.

Из письма Натальи Седовой Клименту Ворошилову.
«Прошло 20 лет с тех пор, как мы узнали, что Сергей был арестован. В течение всего этого времени прямого сообщения ни о его пребывании, ни о его судьбе я не имела... Обращаясь к Вам с этим запросом в слабой надежде, что мой сын остался в живых и, быть может, находится среди освобожденных после пересмотра его дела...».

— Что вы знаете о вашей бабушке Наталье Ивановне?
— Очень немногое. Отец ее как будто был из казаков, а мать — из польских дворян. Дмитрий Волкогонов, писавший биографию Троцкого, утверждает, что они были обеспеченными людьми, поэтому Наталья училась в Харьковском институте благородных девиц. А ее оттуда исключили — за участие в революционном движении. Продолжала обучение Наталья уже в Женеве, потом в Париже. Там они с Троцким и познакомились в 1903 году на выставке в Париже.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/7029b1e-53.jpg
Рамон Меркадер на допросе в мексиканской полиции

— Наталья Ивановна пережила Троцкого на 22 года. Вам довелось познакомиться с бабушкой хотя бы в письмах?
— Нет, мы не переписывались никогда. О том, что в 1962-м она умерла в Париже, куда уехала от одиночества и где у нее оставались какие-то подруги, я узнала гораздо позже от моего двоюродного брата Эстебана Волкова, который живет в Мехико.
— Того самого, что едва не погиб во время покушения на Троцкого?
— Того самого. Это сын Зинаиды, дочери Троцкого от первого брака. Он жил в доме деда. Когда в мае 1940 года банда Сикейроса выпустила в окно спальни Троцкого около 200 пуль, запросто могли погибнуть и Всеволод, и Наталья Седова.

Из интервью Эстебана Волкова «Российской газете», включенного в книгу Юлии Аксельрод «Троцкий и его семья».
«Это было в четыре часа утра. Я спал в соседней комнате, слышал и видел, как они стреляли. У меня с тех пор на пальце ноги осталась небольшая царапина. Одна пуля прошла, задев край моей ступни. В то утро я проснулся, услышав шум. Быстро выскочил из своей комнаты, выбежал из дома и вбежал в помещение, где была охрана. Спустя небольшое время я услышал в доме голос моего дедушки. В тот момент он мне показался нисколько не испуганным, а даже радостным, будто ничего не случилось. Он был рад, что остался жив. После этого было небольшое собрание, на котором присутствовали все члены семьи, охранники и секретарь. Мы долго обсуждали то, что произошло, и то, как это могло случиться при наличии охраны.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/9fc7f9e-38.jpg
Как многие радикальные революционеры, склонные к массовому террору, Лев Давидович был нежен в обращении с животными

Всем было очень грустно оттого, что нападавшие похитили одного человека из охраны. Это был Шел Нохард.
Теперь, после того как открыли все архивы, доказано, что он был шпионом и работал на врагов Троцкого.
В то время все присутствующие были уверены, что в охране только преданные люди. Никто не мог допустить мысли, что Сталин на таком большом расстоянии может угрожать жизни Троцкого. Также невероятно и то, что Рамон Меркадер проник в наш круг.
«РГ»: — Что вы знаете о том втором покушении, которое было уже 20 августа 1940 года? Что за человек был Рамон Меркадер? Как он появился в доме Троцкого?
Волков: — Рамон Меркадер был очень близок и предан своей матери. Фактически она им управляла. Его мать Карин Меркадер имела тесную связь с одним из агентов НКВД полковником Этингоном. Они сумели внушить ему ненависть к троцкизму. Рамон Меркадер завел флирт с молодой девушкой, секретарем Троцкого. Он постепенно завоевал доверие всего дома. И стал человеком нашего круга. Он никогда не проявлял интереса к тому, чтобы иметь прямые отношения с Троцким. Однажды он попросил, чтобы Троцкий посмотрел политическую статью, которую он написал. И конечно, Троцкий, ничего не подозревая, согласился и попал в засаду. Ну а остальное вы знаете.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/eadf547-50.jpg
В больнице после смертельного ранения ледорубом. Рана была очень глубокой (семь сантиметров), но Троцкий жил еще почти сутки

«РГ»: — Как вы пережили смерть дедушки?
Волков: — Прошло много лет. Я сам уже прожил жизнь. Дедушка был мне и дедом, и отцом. Я очень переживал тогда... Сейчас, спустя много времени, я смотрю на ту борьбу, которую вел Леон Троцкий с бюрократией сталинизма, и понимаю, что ему было не суждено умереть от старости у себя в постели. И так получилось, что он умер фактически в окопах, борясь за свои идеи...
«РГ»: — Как перенесла смерть Троцкого его супруга Наталия Седова?
Волков: — Для нее все это было очень тяжело. Прошло много-много лет, прежде чем мы смогли увидеть улыбку на ее лице. Я помню, как она ходила по дому, совершенно отрешенная, покачиваясь из стороны в сторону. Ее взгляд говорил о том, что она находится не в этом мире. То, что моя семья жила в этом доме, немного скрашивало ее горе.
«РГ»: — Сколько лет семья жила после убийства Троцкого в этом доме?
Волков: — 30 лет. Здесь я женился, у меня родились дети и выросли».

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/2a181b5-51.jpg

— Юлия, а как сложилась судьба дочерей Троцкого?
— Трагически. Нина в Москве умерла от туберкулеза в возрасте 26 лет. Перед этим ее исключили из партии и выгнали с работы. «Ее муж, Ман Невельсон, — писала в воспоминаниях Наталья Седова, — был в ссылке или в тюрьме, где показал необычайную смелость: его бесстрашное открытое письмо Сталину передавалось из рук в руки... Никто ничего не слышал о нем». У Нины осталось двое детей, которых взяла к себе их бабушка Александра Соколовская. В 1938-м она бесследно исчезла в лагерях (была расстреляна. - Прим. ред.), и ее внуки тоже.
Старшая дочь Троцкого Зинаида, мать Эстебана Волкова, поначалу жила с Троцким и Седовой в Турции, но ничего хорошего из этого не вышло — они все время ссорились. Зинаида явно была не в себе. Наталья Ивановна спрашивала в письмах к Сергею, можно ли отправить ее в Москву обратно? Сергей отвечал, что жить ей негде, что квартира ее пропала и что по здоровью работать она все равно не сможет. А потом Зинаида была лишена советского гражданства и в конце концов покончила с собой в Берлине, где ей отказали в продлении визы. Пока Эстебан находился в школе, Зина заперлась в комнате, которую снимала у хозяйки, и открыла газ...
После этого Эстебан стал жить в доме деда. Муж Зинаиды Платон Волков в это время отбывал наказание в очередной ссылке. Сестра Эстебана по матери, Александра Моглина (дочь Зинаиды от первого брака), оставалась в России. Спустя 10 лет после убийства Троцкого о его внучке вдруг вспомнили и выслали в Казахстан.

Из книги Юлии Аксельрод «Лев Троцкий и его семья».
Воспоминания Натальи Верхолаз.
«Я увидела ее впервые в 1950 году. В передней молодежного общежития неподвижно сидела прелестная девушка. По ее бледному лицу медленно катились слезы. Они их не вытирала. Я невольно попыталась ее успокоить, увести в свою комнату, но она сказала, что должна ждать здесь, за ней придут, что она сюда, в Балхаш, сослана и что ее зовут Саша Моглина...
Очень я обрадовалась, когда Саша пришла к нам работать в конструкторское бюро главного механика завода проката цветных металлов. Где и что она окончила, я не знаю, кажется, в Москве, но она была инженером-механиком. И более добросовестного работника я не встречала. Ни в работе, ни в быту, когда каждый склонен немного пожалеть себя — кто по лени, кто по болезни, — она не давала себе спуску даже в мелочах. Теперь я думаю, что это было из протеста против безудержной, грязной клеветы на людей, которых она знала как людей чести и верности высоким идеалам.
Хотя нет, не только из протеста. Чувствовалось, что она просто любит свою работу. Я почувствовала родственную душу, и мы довольно скоро сблизились.
Однажды, когда мы возвращались из кино (фильм был о войне, совершенно потрясающий), она задумчиво сказала, что лично ни в чем не виновата, а в тюрьме была и теперь сослана из-за бабушки — крупной участницы революции 17-го года. Но если так нужно было для народа и для победы, то она, Саша, со своей судьбой согласна.
О тюрьме Саша сказала, что самое страшное там — это безграничная власть и торжество безнаказанности подонков и своя совершенная беспомощность».
— Правда ли, что Льва Львовича Седова, старшего сына, любимца Троцкого, из Москвы не высылали — в Казахстан, а затем и за границу с отцом и матерью он поехал добровольно, оставив по этой причине свою семью?
— Троцкий писал об этом: «Зимою 1927 года, когда начался полицейский разгром оппозиции, Льву истекал 22-й год. У него был уже ребенок, и он с гордостью приносил нам его показывать в Кремль. Ни минуты не колеблясь, однако, Лев решил оторваться от своей молодой семьи и школы, чтобы разделить нашу участь в Центральной Азии. Он действовал не только как сын, но прежде всего как единомышленник: надо было во что бы то ни стало обеспечить нашу связь с Москвой».
Его жена Аня не захотела уезжать из Москвы. Сергей Седов поддерживал их, и, судя по письмам, они с Сергеем одно время даже съехались — просто как родственники. Потом Аню расстреляли, и сын ее Люлик, Льва Седова сын, наверное, тоже погиб. Лев был правой рукой Троцкого, фанатичным поклонником его идей, выполняя его поручения, ездил по европейским столицам, издавал «Бюллетень оппозиции» — в Париже, затем в Берлине. И не раз замечал за собой слежку...
Лев умер 16 февраля 1938 года при загадочных обстоятельствах, оставляющих, однако, мало сомнений в том, что это дело рук агентуры Ежова.
...8 февраля 1938 года у Седова начался сильный приступ аппендицита. Пока Этьен (настоящее имя — Марк Зборовский, агент органов внешней разведки СССР, внедрившийся в окружение Льва Седова и ставший его ближайшим помощником. — Авт.) звонил по частным клиникам, Лев написал последнее письмо, которое просил вскрыть лишь «в крайнем случае». Уже после обеда больному сделали операцию в клинике русских эмигрантов. Все прошло благополучно, дело быстро шло на поправку. Седов уже ходил и готовился выписаться из клиники. Однако через четыре дня у него вдруг наступило резкое ухудшение. Появились признаки отравления. После страшной агонии, когда врачи были уже бессильны, старший сын Троцкого — последний из четырех его детей — скончался. Ему было только 32 года...

— Троцкий был уверен в том, что Льва уничтожили?
— Об этом можно судить со слов самого Троцкого. В его статье «Лев Седов: сын, друг, борец» есть такие строки: «Первое и естественное предположение: его отравили. Найти доступ ко Льву, к его одежде, его пище для агентов Сталина не представляло большого труда».
— Юлия, 30 с лишним лет назад вы эмигрировали из СССР в США. У вас для этого были особенные причины?
— В 16 лет наш сын Вадим (в детстве он, кстати, долго не хотел говорить, и первые слова, которые произнес, были: «Дедушка Ленин») получил паспорт. В пятой графе большими буквами было записано: «Еврей». Его отец, тоже еврей, сказал: «Мы должны уехать». И мы уехали.

Из книги Юлии Аксельрод «Троцкий и его семья».
«Я родилась в 1936 году, и у меня во всех документах было написано: «Еврейка». Я никогда не могла понять, почему. По «содержанию своего характера» я не была еврейкой и таковой себя никогда не чувствовала.
Я уехала из СССР потому, что во всех документах должна была писать: «еврейка», уехала потому, что никогда ни на что, даже на самое необходимое, не хватало денег, уехала потому, что очень хотела высунуть голову за железный занавес и посмотреть, что за ним делается».

— Вскоре после эмиграции в США вы случайно попали на митинг, приуроченный к 100-летию Троцкого. Ваше появление там стало сенсацией?
— Это был университетский митинг, о проведении которого я узнала из плаката — на нем была изображена красная звезда, портрет Ленина и человека, которого я приняла за Калинина. Но этим человеком оказался мой дед. На митинге поначалу я чувствовала себя внучкой не Троцкого, а «лейтенанта Шмидта». Мою причастность к Троцкому могли доказать только письма отца к маме, но их тогда у меня еще не было — позже друзья присылали мне эти письма по одному с большими интервалами и с разных почтовых отделений. Я все-таки решилась подойти к организаторам митинга. Мне, на удивление, поверили сразу и познакомили с Гарольдом Робинсом, бывшим телохранителем Троцкого, с которым мы сразу подружились, а потом еще стали соседями по Бруклину.

Из книги Юлии Аксельрод «Троцкий и его семья»:
«Из частого общения с Гарольдом я уяснила, что он остался убежденным приверженцем идей Троцкого и все еще верил в скорое наступление мировой революции. И хотя он был моим лучшим другом, за революционные призывы я готова была его убить. Он вполне серьезно советовал мне штудировать Маркса и Энгельса, а я кричала ему, что это чтение еще в институте мне обрыдло и что хватит с меня такой свободы, которая вся состоит из осознанной необходимости, и пусть он лучше скажет, куда нам всем драпать, если мировая революция действительно наступит.
Гарольд как-то привез ко мне в бруклинскую квартиру моего кузена Всеволода (он же Эстебан) Волкова. По приглашению Севы я побывала в Мексике и увидела старый дом в Койоакане.
Я ходила по этому дому, рассматривала висевшие в кабинете фотографии хозяина дома и пыталась представить себе Льва Давидовича просто человеком и собственным дедом. Но — тщетно. Проклятие его имени давило на мою психику в течение всех лет моей сознательной жизни в Советском Союзе, и даже в Койоакане я еще не могла стряхнуть с себя мистику предрассудков».

— С двоюродным братом — Эстебаном Волковым — вы сегодня общаетесь?
— Нет, не общаемся. У них своя жизнь. На письма Сева никому не отвечает.
— Об Америке в своей книге вы пишете с большой теплотой...
— Первое время мне было очень трудно. Я испытывала чувство одиночества, к которому оказалась абсолютно не готова. Пришлось обратиться за помощью к невропатологу, но услышала в ответ, что со своими проблемами должна справляться сама. Мне не выписали никаких лекарств — во избежание зависимости. А из Москвы кое-кто мне писал: «Твои письма нужно публиковать в «Правде». Всем в Америке хорошо, а тебе — нет». Я искала общения и находила его, но вскоре понимала, что люди эти мне чужие. Постепенно я не только привыкла к одиночеству, но и полюбила его.
— А к России теплые чувства у вас остались?
— Я расскажу вам одну историю. Это и будет ответом на ваш вопрос о моем отношении к России. Однажды мы гуляли русскоязычной компанией в нашем парке в Нью-Джерси, вокруг озера, и одна из моих знакомых, по имени Валентина, рассказывала о своей эвакуации во время войны. Ее отец воевал, а мама с тремя детьми — четырехлетней Валей и двумя мальчиками, пяти лет и восьми месяцев, — ехали в эвакуацию, в Сибирь. Малыша в дороге кормить было нечем, он умер без молока, и когда поезд остановился, мать вышла, чтобы оставить сверток с маленьким тельцем на станции. Вдруг поезд тронулся, и Валентина со старшим братом увидели в окно, как мама их, уже без свертка, со всех ног бежит за поездом.
Дослушав историю до этого момента, я закричала: «Прекрати, прекрати, я не могу больше слушать!». Не знаю, что со мной случилось, — ведь я знала, что старший брат Валентины жив, что он эмигрировал в Германию, я видела фото ее матери, и значит, они не расстались тогда, на станции. Но я не могла это слушать... А потом пришла домой, позвонила Валентине и попросила ее рассказать историю до конца. Оказалось, поезд переехал на другой путь, и мама их знала об этом. Они остались вместе. Но многие терялись навсегда. Я помню это щемящее чувство: Россия, моя страна, большая, трагичная, богатая и бедная, через нее проходят 11 часовых поясов. Моя страна, понимаете?
— Уже восемь лет, как вы живете в Израиле. Судя по вашим впечатлениям об этой стране, описанным в книге, и тому, что предшествовало вашему переезду из США в Израиль, отношения с исторической родиной у вас непростые...
— Во-первых, по моему, хоть и не просвещенному, мнению, никто ни на что не имеет права после двух тысяч лет отсутствия на этой земле. Во-вторых, я так нигде и не нашла разумного объяснения, что такое национальность. С моим сыном я еще одной национальности, но с внуками и правнуками — разной.
Одно время в израильских газетах обсуждались научные работы, доказывающие, что все евреи имеют общий генетический маркер. Может, это и есть определение национальности? Нашу семью представители «Сохнута» (Всемирная еврейская организация. - Прим. ред.) стали вербовать уже в Вене, где была первая остановка по дороге в США. Лично мне обещали работу по специальности, при этом пугали, что в США меня ждет лишь участь упаковщицы продуктов в супермаркете. Хотя уже через три месяца после приезда в США я, инженер-химик, работала по специальности на лакокрасочном заводе в Бруклине. В общем, я сказала, что еду только в Америку. После этого мы оказались в Италии, где четыре месяца ждали оформления документов.
Из Рима мой сын попал на экскурсию в Израиль, где ему очень понравилось, и он решил там остаться. Вернулся к нам он только потому, что тогда ему еще не было 18 лет. Но вернулся ненадолго. Хасиды из любавичской синагоги Crown Hights (это такой район в Бруклине) обработали его так, что он пошел учиться в иешиву, а уже через год уехал в Израиль. Я прожила в США 25 лет, а в 2004-м уехала к сыну. Заметьте, к сыну, а не в Израиль. Я остаюсь американской гражданкой с постоянным видом на жительство в Израиле. И считаю, что весь этот пафос о возвращении, репатриации просто демагогия.
— Тем не менее теперь вы вместе, у вас большая семья, много внуков и правнуков. Все они родились в Израиле. Но хоть кто-то из них знает русский?
— Внуки не знают русского, и на английском, кстати, тоже не говорят. Религиозные школы дают очень мало знаний по физике, математике, иностранному языку. Телевидение можно смотреть только местное. Но у многих вообще телевизора нет. Телевизор может дать детям понимание того, что на земле есть нечто более интересное, чем то, чему их учат, а этого допустить никак нельзя. А вообще, мы редко собираемся семьей, за одним столом. Надо знать жизнь Израиля, чтобы понять: это практически невозможно.
Не так давно семья сына переехала значительно дальше от Иерусалима. Теперь я могу приезжать к нему только два-три раза в год, так как в пятницу автобусное движение прекращается рано и я не успеваю обернуться туда и назад. Когда сын жил в религиозном районе, я ездила к нему только на заднем сиденье, потому что передние — для мужчин. Теперь я езжу в бронированном автобусе, поскольку сын живет на «спорных» территориях.
— Чего еще вы не приемлете в Израиле?
— Меня всегда поражает такая картина: идет по улице молодая женщина, впереди себя толкает детскую коляску, в которой сидят двое — побольше и поменьше, а с двух сторон за эту коляску держатся еще двое, а сама она на девятом месяце. В Израиле рожать детей — это профессия. Хорошо это или плохо, я не знаю. Но они не воспитывают детей. Если я пытаюсь делать какие-то замечания по части воспитания внуков и правнуков, моя невестка отвечает: «Ничего, пусть младшие учатся у старших». Но ни один из внуков не получил сертификат об окончании школы. Двое мальчишек окончили школу, но аттестата не имеют. Одному из них 24 года, у него уже трое детей. В религиозных семьях рано вступают в браки, и это поддерживается руководством общины. Молодые люди не успевают получить профессию, они будут жить на грани нищеты, им будет трудно обеспечить семью. Но это на руку религиозному руководству — ведь зависимые люди более покладисты.
— А ваш сын — он только служит Богу или у него есть специальность?
— Он простой работяга — сварщик. Недавно, в свои 50, поступил в университет — учится на инженера. Почему он не сделал этого раньше, не понимаю. Не думаю, что кто-то возьмет его на работу с инженерным дипломом в таком возрасте.
— Вадиму интересна история Троцкого?
— Абсолютно не интересна. А внукам тем более. Они даже не найдут Россию на карте.
— Вы делитесь с сыном своими впечатлениями об Израиле?
— Стараюсь удержаться от этого, чтобы не осложнять отношений. Мы вообще с ним на полюсах. Сегодня вот прислал мне видеоролик, восхваляющий Израиль.
— Еще надеется влюбить вас в эту страну...
— Нет, он понимает, что в Израиле мне плохо и физически, и морально. Как это у Губермана? «От шабата до шабата брат обманывает брата»... Могу дать совет от себя: нужно всегда внимательно пересчитывать сдачу. Обман здесь очень широко распространен, и бороться с этим практически невозможно.

Из книги Юлии Аксельрод «Троцкий и его семья»:
«Я считаю сына последним представителем нашей, когда-то большой, семьи. Он последний, кто знает и помнит, кто такие Толстой и Чехов, из-за которых его прабабки не хотели покидать Россию. (Кстати, собрания сочинений и того и другого я не раз видела около помоек, где в Израиле принято складывать вещи, ставшие ненужными. Старики вымирают, и читать некому). Все шестеро детей моего сына и внуки, нынешние и будущие, уже никакого отношения к моей семье не имеют. Это представители йеменско-израильской цивилизации, это другой мир, входить в который я не могу и не хочу.
...Израиль очень напоминает мне СССР моего времени: здесь, как и там, мне пытаются вдолбить что-то, с чем я никак не могла и не могу согласиться.
...Недавно на рынке в Иерусалиме, в ходе дискуссии по поводу небольшой торговой операции, хозяин кондитерской лавочки толкнул меня в спину и крикнул: «Убирайся в свою Россию!». ...Более 30 лет назад в сходных обстоятельствах мне советовали убираться в свой Израиль».
У меня есть еще немало замечаний к «исторической родине». Но лучше поставить здесь точку. Мне предстоит жить и умирать в этой стране. Да и рассориться с сыном вовсе в мои планы не входит. «Дедушка Ленин» и дедушка Троцкий сделали революцию, и нас понесло по свету в поисках лучшей доли...

P. S. Юлия Аксельрод ищет возможность издать книгу «Лев Троцкий и его семья». Заинтересованные могут обращаться на сайт (http://http://proza.ru/avtor/akselrod)

Kuki Anna
06.02.2013, 16:52
http://www2.bulvar.com.ua/images/doc/d62f3b7-9.jpg

15 января исполнилось 100 лет со дня рождения командира подводной лодки С-13, Героя Советского Союза, с чьим именем связана «атака века»


В портрете прославленного одессита и подводника Александра Маринеско нет полутонов: только белые краски и черные, только восторженные отзывы и уничижительные. С одной стороны, легендарной под­водной лодке С-13 под его командованием за пять боевых походов удалось потопить немецкие транспорты и корабли водоизмещением почти в 43 тысячи тонн, что было абсолютным рекордом всех флотов времен Второй мировой войны. С другой — командование Балтийским флотом считало этого капитана ранга злостным нарушителем дисциплины, о котором в служебных характеристиках писали: «малоинициативный и грубый», «склонен на берегу к частым выпивкам». За организацию азартных игр в дивизионе его исключали из партии, за самовольную отлучку с корабля в боевой обстановке отправляли под трибунал, а за боевые подвиги вручили ордена Ленина и Красного Знамени и в конце концов представили к званию Героя Советского Союза, которое, впрочем, было присуждено только в 1990 году — посмертно.

«Золотой Звездой», которая задержалась ровно на 45 лет, Александр Маринеско был награжден за уничтожение крупнейшего немецкого лайнера «Вильгельм Густлофф». 30 января подводная лодка С-13 выпустила по этому судну с более чем 10 тысячами человек на борту три торпеды: «За Родину!», «За советский народ!», «За Ленинград!», — после чего «Густлофф» пошел ко дну.

Людмила Грабенко

Вопреки легенде, в Германии не состоялся трехдневный траур по этому роскошному судну — символу величия рейха, и Гитлер не объявлял Маринеско своим личным «врагом № 1». И то, что британские историки назвали «атакой века», немецкие до сих пор считают преступлением, поскольку большинство пассажиров на «Густлоффе» в том роковом рейсе составляли старики, женщины и дети.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/40eb900-10.jpg

Представьте, 18 градусов мороза при ледяном ветре. Шлюпок и спасательных плотов оказалось слишком мало. На широких лестницах и узких трапах самых слабых затаптывали насмерть. Беженцы, сгрудившиеся на верхней палубе на высоте 10-этажного дома, замерзали и продолжали стоять, как ледяные столбы. Когда палуба накренилась, люди посыпались в морскую воронку. «Коллективный вопль» с тонущего судна и с моря — со шлюпок и плотов накрыла сирена гибнущего «Густлоффа» жуткое двуголосие. По свидетельствам не­многих выживших, ужаснее всего был вид мертвых детей: «Все они падали с корабля головками вниз. Так и плавали в ледяной воде в своих громоздких жилетах ножками вверх»... По официальным данным, в этой катастрофе погибло пять тысяч 348 человек, по оценкам ряда историков, реальные потери могут составлять до девяти тысяч. Мне почему-то кажется, что эта апокалиптическая картина преследовала Александра Маринеско потом до последних дней.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/9775606-11.jpg

Александр Маринеско на Краснознаменной подводной лодке С-13, которая в конце в войны провела «атаку века», уничтожив лайнер «Вильгельм Густлофф». 1941 год

В мирной жизни от Маринеско отвернулась удача, сопровождавшая его в военные годы. Чтобы как-то выжить, Александр Иванович вынужден был работать грузчиком и столяром, а когда он тяжело заболел, его не приняли на лечение в военный госпиталь — формально ему не хватило для этого выслуги лет. Последние годы легендарный подводник жил, забытый всеми, в нищете. Когда писатель Сергей Смирнов рассказал о его бедст­венном положении в телевизионной передаче, со всей страны начали при­ходить денежные переводы их при­сылали даже пенсионеры и студенты. Александр Маринеско оценить народный порыв уже не смог 25 ноября 1963 года он умер. Ему было всего 50 лет.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/24233f6-12.jpg

Татьяна Александ­ровна младшая дочь подводника от второго брака с Ва­лентиной Громовой живет в Петербурге. Стар­шая Лео­но­ра (от первой суп­­руги Нины Ка­рю­ки­ной) в Одессе, где не­­дав­но сестры пре­­зен­то­вали книгу «Ты на­ша гор­дость, отец!».
Татьяна Алек­сандровна, вы хорошо помните отца?
К сожалению, куда меньше, чем хотела бы, когда он умер, мне было всего 10 лет. В моих воспоминаниях он очень добрый и веселый. Папа любил мне рассказывать смешные истории из своего детства. В детст­ве он часто убегал из дома. Однажды они с другом пешком отправились «смотреть мир» — шли вдоль берега моря, общались с рыбаками и местными жителями, но далеко забрести не успели. Мальчишек подвела «легенда»: и тот, и другой сказали дома, что пойдут к другу. Их родители случайно встретились на рынке и выяснили, что ни у тех, ни у других детей дома нет. Беглецов начали искать, отловили через три дня и посадили под домашний арест.
Это излечило его от авантюр?
Конечно, нет, папу всегда манило все загадочное, недоступное и опасное. Он, например, часто спускался в одесские катакомбы. А так как родители поручали его заботам младшую сестренку Валю (у них было два года разницы), брал ее с собой. Чтобы не потеряться, привязывал у входа в катакомбы веревку и по ней шел, пока клубок позволял. Одесские мальчишки нередко находили в катакомбах оставшиеся еще со времен гражданской войны старые боеприпасы, фрагменты обмундирования. Думаю, именно за этим они туда и лазили.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/d1b1ef0-13.jpg
С дочерью Леонорой

Барышни на него внимание обращали?
Конечно. Правда, ухаживал за ними папа в юности весьма оригинальным спо­со­бом — одну из них, Лену, все время... пугал. Девочка очень любила семечки, поэтому он насыпал их в карман поверх маленьких ужат, садился на скамеечку около дома и грыз. Лена подходила и просила: «Саш, дай и мне». — «Бери сама», — как можно равнодушнее отвечал ухажер, подставляя свой карман. Девочка засовывала туда руку и с визгом убегала, нащупав что-то скользкое и холодное. Папа, как и все одесситы, обладал уникальным чувством юмора. Обожал петь, особенно в компании, — его любимыми песнями были «Вечер на рейде» («Прощай, любимый город, уходим завтра в море») и «Ти ж мене підманула». Еще он замечательно готовил. Его коронным блюдом была рыба под маринадом, ее приготовление отец никому не доверял. Если маме было некогда, мог семью обедом накормить — борщ сварить, картошку пожарить. Вообще, был, как говорят в народе, рукастым мужчиной: если что-то в доме ломалось, сам все чинил, даже новые ключи выпиливал.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/523b4db-14.jpg

С первой женой Ниной Карюкиной, конец 30-х

Александр Иванович был строгим отцом?
Больше всего его бесило, когда я ленилась. Бывало, задумаюсь о чем-то своем и напишу небрежно домашнее задание или вообще не решу задачу. Он очень сердился, мог порвать мне тетрадку и заставить все переписывать заново — иногда просто замучивал меня своей любовью к опрятности и аккуратности. Такие качества, видимо, были у него в крови — он же учился в Одесской мореходке на штурмана, а в этой профессии без аккуратности никак. В остальном же папа всегда и везде меня защищал и оберегал. Когда на даче я, гуляя босиком, наступила на осколок стекла и поранила ногу, он четыре километра тащил меня на себе домой, а кровища так и хлестала. Мы заходили в близлежащие дома, перевязывали мою ногу, но через не­сколько минут повязка промокала насквозь, мы снова заходили к кому-то домой и снова перевязывали. А потом еще дома долго ждали врача.
Ваши родители рассказывали вам, как познакомились?
Они служили на одном корабле, вместе ходили в море. Папа был помощником капитана, а мама — старшим радистом. В первые месяцы плавания все время ссорились и дерзили друг другу — видимо, присматривались. А потом подружились и много времени проводили вместе, поэтому вся команда знала, где их искать. «Где старпом?». — «В рубке у радистки сидит». — «Где радистка?». — «Да, наверное, у старпома».[/FONT]
— Как герой войны, советский подводник № 1 оказался в заключении?
— По оговору. Отец в то время уже ушел с флота и работал заместителем директора в Институте переливания крови. За то, что он раздал сотрудникам списанные торфяные брикеты, его обвинили в разбазаривании социалистической собственности. Во время первого суда прокурор-фронтовик отказался от обвинения, поэтому был второй суд, в результате которого отец получил три года тюрьмы. Отбывал он их у черта на куличках — в порту Ванино, на Дальнем Востоке, хотя на такие маленькие сроки туда никого не посылали.
Я считаю, что от папы на флоте очень хотели избавиться, потому что он был талантливым командиром и мог многим составить конкуренцию. Тем более что у него были большие военные заслуги, орден Ленина и два ордена Красного Знамени. Вот обладатели тепленьких мест и сделали все для того, чтобы Маринеско с флота ушел и никогда больше на него не возвращался. Главнокомандующий военно-морским фло­том Горшков вообще заявил: «Пока я жив, Маринеско Героем не будет!». Так и вышло — звание Героя Советского Союза отцу присвоили посмертно, уже при Горбачеве, в 1990 году.
Отца очень любил его экипаж — моряки стояли за него горой. 1 января 1945 года он с другом, тоже командиром, встречался в Турку на берегу. Внезапно на лодку нагрянуло начальство, а командира нет — назревал грандиозный скандал. Папа тогда закрутил любовь с хозяйкой гостиницы и остался у нее ночевать. Один из матросов прибежал за ним: «Александр Иванович, вас ищут!». Но хозяйка гостиницы возмутилась: «Я из-за тебя жениха выгнала, а ты уходишь?». И он сказал своему матросу: «Скажи, что ты меня не нашел».
Когда отец утром пришел на лодку, проверяющие налетели на него, как коршуны: «Где вы были — почему оставили корабль и экипаж в боевой обстановке?!». Хотя в море идти в праздничные дни было не нужно, лодки стояли в порту без дела. Влетело отцу тогда здорово, но экипаж единодушно сказал: «Мы без командира в море не выйдем». — «Все под трибунал пойдете!» — кричало начальство. Но ребята ответили: «А нам что на дно, что под трибунал, все равно. Но другого капитана нам не надо». Отца оставили, но обязали «смыть позор кровью». В этом походе он потопил два немецких транспорта — «Вильгельм Густлофф» и «Генерал фон Штойбен».

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/035186e-15.jpg
Александр Иванович на встрече с ветеранами-подводниками в Кронштадте, 1963 год
Фото «ИТАР-ТАСС»

— О чем вы не успели поговорить с отцом?
— Он никогда не говорил со мной о войне — видимо, считал, что я мала для этого. Ничего не рассказывал мне и о своих родителях, моих бабушке и дедушке. Дедушка Иона Маринеско погиб во время войны. Бабушку, Татьяну Михайловну, я почти не помню — когда мы жили в Одессе, я еще была совсем маленькой. А в Ленинград она к нам приезжала только один раз — на похороны папы...
— Вы, наверное, хотели в мужья такого же мужчину, как отец. Наш­ли?
— Второго такого на свете нет. Кстати, папа не выглядел атлетом — невысокого роста, зеленоглазый, но был в нем какой-то шарм, поэтому женщины его любили.
— Почему, выйдя замуж, вы оставили себе девичью фамилию?
— Хотела, чтобы память об отце жила и в моих детях. Не только я, но и три мои дочери и двое моих внуков, Анжелика и Тимофей, носят фамилию Маринеско. Их мужья все поняли и не возражали. У средней дочери муж тоже подводник, капитан II ранга, сейчас он в отставке, так что у него тоже морская династия. Более того, зять служил в Кронштадте в той же бригаде, что и мой отец, — там, на праздновании Дня подводника, они с дочерью и познакомились.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/a4494bd-16.jpg
Лайнер «Вильгельм Густлофф» был спущен на воду в 1937 году. Во время Второй мировой войны использовался в качестве лазарета, был торпедирован 30 января 1945 года советской подлодкой С-13 под командованием Маринеско. Гибель «Вильгельма Густлоффа» считается одной из крупнейших катастроф в морской истории – по оценкам ряда экспертов, тогда погибло около девяти тысяч человек

Если кто-то не знал, что Борис — пасынок Александра Маринеско, никогда бы об этом не догадался. Александр Иванович принял и воспитал сына своей второй жены, Валентины Громовой, как родного.
— Борис Викторович, почему Александр Маринеско вас не усыновил?
— Он хотел, но мама его отговорила, сказав: «Я еще рожу тебе сына, а Борю не трогай — у него есть свой отец, тоже моряк». Когда в 1945 году Маринеско пришел в нашу семью, мне было семь лет. Довольно быстро у нас с ним сложились родственные отношения: он в шутку звал меня бродягой, а я его — папоном. Когда я стал старше, мне часто говорили: «Ну ты вылитый Маринеско!». — «Как это, — возмущался я, — у меня фамилия Медведев». Но с возрастом понял, что влияние его личности на меня трудно переоценить.
— Вы позволяли ему себя воспитывать?
— А куда было деваться, если мама привела и сказала: «Это твой новый папа!». Увидев его, я даже рот раскрыл, настолько сильное впечатление он на меня произвел. Александру Ивановичу очень шла форма, да и вообще он был щеголеватый и ухоженный. Даже сейчас таких мужчин мало, а в то время они и вовсе были редкостью. В этом смысле я всегда старался и стараюсь быть похожим на него — не позволяю себе расхлябанности и неаккуратности в одежде.
Но бывало, что я ему и сопротивлялся, особенно когда стал постарше. Если они с мамой ссорились (в нашей семье, как и в любой другой, сегодня мирились, завтра ссорились, а послезавтра снова мирились), пытался заступаться за нее. Когда я приносил из школы тройки, а учился я, прямо скажем, не очень хорошо, Александр Иванович не ругался, но делал мне замечания: «Если ты будешь так относиться к учебе, моряком тебе не стать». Позже я узнал, что он всегда мной гордился. Когда его посадили, мне было 11 лет, и он в каждом письме спрашивал у мамы, как у меня дела. Мама послала Александру Ивановичу мою фотографию, он всем ее показывал и говорил: «Смотрите, какой у меня сын!».
— Александр Маринеско всегда мечтал стать подводником?
— Нет, он мечтал о море, а в подводники попал по воле начальства. Именно поэтому, когда пришло время выбирать профессию, я понял, что не хочу быть военным моряком, — уже знал, каково это — подчиняться приказам.
Героем же Маринеско стал исключительно благодаря своим личным качествам. Ему, кстати, во многом помогло то, что он был не военным, а торговым моряком и знал море и морские пути лучше, чем его противники. И потом кадровые военные, как правило, слепо повинуются приказам начальства: ему сказали находиться в этом квадрате — и он оттуда ни ногой. А Александр Иванович вносил в свои действия элемент творчества: никому не докладывая, уходил туда, куда считал нужным. В глазах начальства у Маринеско был один недостаток — он не умел стоять по стойке смирно. Но, думаю, именно благодаря этим своим качествам Александр Иванович стал легендой. История знает много героев-подводников, которые во время войны совершали подвиги, но вспоминают именно Маринеско.
— Почему ваш отчим так рано был списан на берег?
— Маринеско всю жизнь воевал с ГлавПУРом — Главным политическим управлением Военно-морского флота, чего ему простить не могли. Они ждали только повода, который у них появился после истории с хозяйкой гостиницы в Финляндии. Хотя можно ли капитана-подводника за нее осуждать? Александр Иванович был в то время еще очень молодым человеком (он с флота уволился в 32 года!), который к тому же понимал, что каждый поход может стать для него последним. Ну не устоял мужик перед женскими чарами, а кто бы на его месте поступил иначе?
Но тогда был такой закон: если во время стоянки в заграничном порту засекли, что ты не ночевал на своем судне, тебя по воз­вращении домой уже встречала машина НКВД. Не скажу, что за такие провинности сразу же сажали в тюрьму, но неприятного разговора было не избежать. Более того, моряк сразу оказывался под колпаком, к нему могли и топтунов приставить. Вот такая жизнь была и у героя войны Маринеско, хотя он всегда держался молодцом — не опускал рук, не унывал, не ходил с поникшей головой, а боролся.
Матросы, которые спасали и оберегали его, звали его к себе на Волгу: «Батя (так они его всегда называли), поедем к нам. Будешь капитаном, там же свежий воздух, простор — красота!». Но он остался в Петербурге. Без работы Александр Иванович сидеть не мог, поэтому они с матерью ездили в топографические экспедиции — зарабатывали на жизнь.
— Как Маринеско узнал, что серьезно болен?
— До какого-то времени все было нормально: он много занимался спортом, особенно любил бокс. Я перенял это увлечение у него, и «папон» часто приходил ко мне на соревнования, болел, размахивая руками и крича: «Давай-давай!». Пока он хорошо себя чувствовал, у нас дома всегда было много гостей, на праздники собирался весь его экипаж — сидели за столом, пели, шутили. Правда, были у Александра Ивановича и вредные привычки: пил он не больше других, а вот курил очень много и выбирал самые паршивые сигареты. Табак его и сгубил — у отчима обнаружили рак горла и пищевода. Ему становилось все хуже и хуже, он часто лежал в больницах и госпиталях.
Вот тут-то флотское начальство на нем и отыгралось — легендарному Маринеско даже пенсии не назначили. Правда, те, кто его гнобил, и сами долго не прожили, но и ему крови много попортили. Мстили даже после смерти — запрещали печатать о нем книги, упоминать его имя в газетных и журнальных статьях.
— Была у него обида на свою страну, которая так с ним поступила?
— На страну — никогда, в своих бедах он винил только начальство, да и то никогда не жаловался, переживал все в душе. Конечно, как и все мы, мог что-то резкое сказать в сердцах, но быстро отходил и забывал причиненное ему зло.
Умирал Маринеско тяжело. А перед самой смертью попросил коньячку, ему принесли граммов 50, но у него в горле уже трубка стояла, так что и не выпил толком.
Часто бываю на могиле Александра Ива­новича на Богословском кладбище, там всегда много народу. Особенно в хорошую солнечную погоду — просто настоящая демонстрация. Придут, посидят, нальют по рюмочке себе и ему, потом поклонятся и уходят. Поначалу меня это раздражало, а потом привык. Он же настоящий народный герой, а значит, принадлежит не только своей семье.

Kuki Anna
06.02.2013, 17:36
65 лет назад, в начале 1948 года, Сталин сослал до этого снятого с поста министра обороны и исключенного из состава Президиума ЦК КПСС Маршала Победы сначала в Одесский, а затем в Уральский военный округ

http://www2.bulvar.com.ua/images/doc/2744877-zh2.jpg

В советские времена интерес к Маршалу Советского Союза Георгию Константиновичу Жукову ограничивался исключительно его профессиональной деятельностью: все посвященные полководцу материалы, включая художественные произведения, рассказывали исключительно «о доблести, о подвигах, о славе». Личная жизнь знаменитого военачальника всегда была табу, хотя она не­обы­чайно важна для характеристики его далеко не однозначной фигуры.

Сегодня о Жукове пишут книги и статьи, снимают фильмы, в которых о его боевых заслугах не упоминается вообще, зато его женам, любовницам и детям уделяется первостепенное внимание. Очень часто самозваные биографы, руководствуясь какими-то своими, только им известными соображениями, фантазируют, а то и беззастенчиво перевирают факты. С этим не могут и не хотят смириться родные и близкие маршала — например, его старшая дочь Эра.

Людмила ГРАБЕНКО

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/a0043f4-zh3.jpg
Фото «РИА Новости»

— Отца я помню с раннего возраста, — вспоминает Эра Георгиевна, — но это не воспоминания-картинки, а, скорее, ощущения: рядом с ним всегда было тепло, спокойно, надежно и безопасно. Папа очень бережно к нам относился, заботился, беспокоился. Если мы заболевали, ужасно переживал — буквально не находил себе места и поднимал на ноги всех врачей, каких только мог найти.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/d62d74d-zh4.jpg
Эра Георгиевна

— Георгий Константинович был строгим?
— В семье — нет. В дом Жуков приходил не как боевой командир, а как муж и отец. Когда он входил, печать строгости и суровости на его лице таяла — черты разглаживались, становились добрыми и ласковыми. Закрыв дверь, папа отрешался от службы и жил уже только нашими заботами и делами. Человеком он был очень отзывчивым, с блестящим чувством юмора, очень многому нас научил — и не нотациями, а собственным примером. Отец давал нам с сестрой советы, но никогда ни к чему не принуждал. Говорил: «Я думаю так, а как поступить — решай сама, это твое личное дело».

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/01c065d-zh5.jpg

— Вы радовали его своими успехами в учебе?
— Мы с сестрой учились очень хорошо, прежде всего для того, чтобы доставить удовольствие отцу. Он ни разу никого из нас не наказал ни шлепком, ни уж тем более — не дай Бог! — ремнем. Если чем-то был недоволен, ему достаточно было пристально посмотреть в сторону провинившегося, и мы уже понимали: что-то не так!
Он воспитывал нас самостоятельными и ответственными, говорил: «Не уверены в своих силах — не беритесь за дело, но если уж взялись, отвечайте и за него, и за его последствия». Отец очень рано начал работать, чтобы заботиться о своей семье и себе, и это воспитало в нем твердость, целеустремленность и умение отвечать за свои поступки — он никогда ни на кого не перекладывал своих дел.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/515956b-zh6.jpg

— Почему Жукова опасались даже лидеры Советского Союза — и Сталин, и Хрущев?
— Думаю, причина гонений на него в банальной человеческой зависти. Сталин считал себя самым главным, а оказалось, что есть человек, гораздо более популярный в народе. Окружавшие вождя прихлебатели постоянно нашептывали, что Жуков этим непременно воспользуется и займет его место. В 1946 году отца вообще обвинили в том, что он готовит военный пе­реворот. Это был первый звоночек, впоследст­вии такие неприятные моменты случались часто — нашей семье пришлось многое пережить. Возможно, поэтому я так остро и реагирую на попытки извратить биографию Георгия Константиновича. Если бы не вранье и интриги, которые сопровождали его всю жизнь, он прожил бы гораздо дольше. Отец ведь только с виду был крепким и суровым, в душе он все очень остро переживал, поэтому и заболел.
И все-таки Сталин маршала Жукова берег — мог арестовать, но не сделал этого (а ведь многие соратники и друзья отца пострадали от репрессий).
Иосиф Виссарионович понимал: перед ним человек, на которого можно положиться. Не зря же на самые опасные участки фронта, где были возможны любые не­ожиданности, Верховный Главнокомандующий посылал именно Жукова — верил, что тот не подведет.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/8a0134f-zh7.jpg
С дочерью Эрой

— Думаю, если бы Сталин знал, что со временем Георгия Жукова назовут Маршалом Победы, он вряд ли бы так к нему благоволил...
— Это звание присвоено ему народом. Наверное, мне как дочери Жукова не­скромно так говорить, но я считаю, что отец ему соответствовал. Он ведь был прирожденным военачальником. Еще в молодости, в годы его службы в Белоруссии, командование знало: Жукова можно посылать в самую отсталую часть, он быстро выведет ее в передовые. Сначала его по достоинству оценили Буденный и Ворошилов, а потом и Сталин, который назначил Жукова начальником Генерального штаба. Между прочим, отец возражал против перевода на эту должность, но воинская дисциплина не позволила ему ослушаться.
Говорят, уже будучи при смерти, Сталин хотел вернуть отца из Свердловска, куда сам же его и сослал. Якобы он собирался приблизить опального маршала к себе, но не успел. Правда, это всего лишь слухи и предположения...

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/da46b3a-zh8.jpg

— Не сложились у Георгия Константиновича и отношения с Хрущевым. Это правда, что именно вы предупредили вернувшегося из Югославии отца о том, что он в очередной раз впал в не­ми­лость?
— Находясь в Москве, мы были более осведомлены об обстановке в стране. Никита Сергеевич опасался, что отец, пользуясь своим растущим влиянием в армии, сместит его с поста первого секретаря ЦК КПСС. Слухи о напряженности, которая нагнеталась вокруг фигуры Жукова, до нас доходили, отец же, будучи за границей с официальным визитом, вообще ничего не знал. Вот мы и решили его предупредить, написав на клочке бумаги о том, что обстановка изменилась. А писали потому, что в машине могла быть организована прослушка и нельзя было говорить вслух.
Это еще один трагический момент в жизни нашей семьи — Жукова обвинили чуть ли не в государственном заговоре, отправили в отставку, не посчитавшись с его статусом Маршала Советского Союза. Несколько лет он находился в изоляции — его никуда не вызывали, с ним почти никто не общался. Кончился этот кош­мар только с приходом к власти Брежнева.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/fb25282-zh9.jpg
Маршал Жуков — четырежды Герой Советского Союза, кавалер двухорденов «Победа», множества других советских и иностранных орденов и медалей

— Чего маршал Жуков не любил в лю­дях?
— Прежде всего он не выносил предательства. На протяжении жизни так от него натерпелся, что стал оберегать себя от боли и сознательно не подпускал к себе людей, в которых не был уверен на все сто процентов. Поэтому близких друзей у него было очень мало.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/cd4fefa-zh10.jpg

Отец не терпел и тех, кого в народе называют пустобрехами, — людей, которые много говорят и обещают, но ничего не делают. Его это выводило из себя: «Как так можно — наорет, наговорит и тут же обо всем этом забывает?!». Папа считал, что человек — особенно мужчина — должен говорить мало, но уж сказал, то расшибись, но сделай.
— Правда, что Георгий Константинович не умел водить автомобиль?
— В его молодости машин не было, поэтому он это дело и не освоил. А потом отец всегда был занят более важными делами и тратить время на учебу уже не мог. Да и необходимости в том не видел — к нему всегда была прикреплена машина с водителем. Но нам с сестрой он всегда советовал учиться всему, чему только можно, в том числе и автомобилем управлять. Помню, мне как-то сказал: «Вот буду я старый и больной, отвезешь меня в больницу».

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/4ea2fe8-zh19.jpg
Первая дочь Жукова Маргарита, родившаяся в 1929 году от романа с Марией Волоховой, с которой Георгий Константинович в браке не состоял, была признана дочерью официально уже после смерти маршала

— Чем маршал занимался в свободное время?
— Отец очень любил читать. К этому занятию он приобщился еще в церковно-приходской школе, которую окончил с отличием. Природой ему была дана потрясающая память: прочитанное он запоминал сразу и навсегда — как будто впечатывал. Отец передал нам с сестрой по наследству свою любовь к книге, у нас дома был настоящий культ чтения. Когда мы с Эллой учились в школе, а потом в институтах, он покупал нам много книг — в нашем доме они всегда считались лучшим подарком.
Папа любил ходить в театры, но особенно ему нравились выступления военных ансамблей песни и пляски, которые раньше существовали в каждом округе. Сколько себя помню, по праздникам — особенно мы любили День Советской (тогда еще — Красной) Армии — всей семьей отправлялись на такие концерты. Во время одного из них, в Свердловске, отец увидел курсанта Бориса Штоколова, в будущем знаменитого оперного певца. Его голос настолько поразил Жукова, что он настоял, чтобы Штоколов поступил на вокальное отделение Уральской консерватории.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/3077eed-zh11.jpg
Георгий Жуков (второй слева), справа от него британский фельдмаршал Бернард Монтгомери и маршал Константин Рокоссовский у Бранденбургских ворот в Берлине. 12 июля 1945 года Монтгомери возложил на Жукова большой Крест Почтеннейшего ордена Бани 1-го рыцарского класса

— Нынешние военачальники не всегда знают, с какой стороны к лошади подойти, а маршал Жуков прекрасно держался в седле. Где он этому научился?
— Тут большую роль сыграло то, что его 19-летним призвали на службу в кавалерию, где он буквально жил в седле. Отец любил лошадей, жалел их. Правда, после знаменитого Парада Победы, который он принимал на Красной площади на белом коне, больше по службе верхом не ездил. Зато для себя — так сказать, для души — использовал любой повод для того, чтобы заняться верховой ездой. И нас обучал, часто возил в манеж.
С уходом его из семьи наша жизнь сильно переменилась, у нас уже не было былых возможностей. Но с 45-го по 47-й год мы с сестрой активно занимались конным спортом, отец этого очень хотел.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/5acdb69-zh12.jpg
Георгий Жуков принимает Парад Победы на Красной площади в Москве, 24 июня 1945 года

— Георгий Константинович любил выпить рюмочку?
— Ну разве что рюмочку, и то по большим праздникам, в хорошей компании (у нас был очень гостеприимный дом), под душевный разговор, но случалось это крайне редко. В 12-серийном телесериале «Жуков», который сняли в прошлом году, он глушит водку стаканами, а то и из бутылки, пьяным садится за руль. Даже если бы на самом деле в его жизни случались выпивки, загулы, показывать это я считаю неприличным, но ведь ничего подобного не было. Отец вообще вел здоровый образ жизни: много занимался спортом, по утрам обливался холодной водой, прекрасно катался на лыжах и коньках.
То, что в фильме показали, не имеет ничего общего с действительностью. И это касается не только отца. Я хорошо знала певицу Лидию Русланову. Ей совершенно не свойственны поступки, мотивация, приписанные ей создателями картины.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/a3af541-zh14.jpg
Георгий Жуков, Алексей Косыгин, Никита Хрущев, Вячеслав Молотов, Николай Булганин и другие, середина 50-х

— Ваша семья была, помнится, очень дружна с Лидией Андреевной.
— А как могло быть иначе, если она вышла замуж за его близкого соратника генерал-майора Владимира Крюкова, которого отец знал еще по Белоруссии? Они встретились на фронте, Крюков на тот момент был вдовцом, а Русланова — замужем за конферансье Михаилом Гаркави, но вскоре развелась с ним. Дочь Владимира Викторовича Маргариту Лидия Андреевна воспитывала, как родную.
Вся наша семья ее обожала. Не могу сказать, что Русланова так уж часто к нам приходила, но каждое ее появление становилось праздником: Лидия Анд­реевна пела свои зна­менитые песни, особенно обожаемые отцом «Валенки», сам же он по­ды­гры­вал ей на баяне.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/c2a9a1f-zh18.jpg
С дочерью Машей от второго брака. В 2006 году в свет вышла книга Марии Георгиевны «Маршал Жуков — мой отец»

За близость к нашей семье знаменитая певица и пострадала: когда в 1948 году было арестовано почти все окружение Жукова, взяли и Крюкова, а вслед за ним и Русланову — чтобы она, пользуясь своей популярностью, не подняла шум на весь мир. Но дружила Лидия Андреевна не столько с отцом, сколько с мамой. А то, что она якобы была подругой и других женщин отца, как это показано все в том же сериале, неправда.
— Вы утверждаете, что в сериале «Жуков» обидели и вашу маму — первую жену маршала Жукова Александру Диевну. Каким образом?

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/d225286-zh13.jpg
На полевых учениях, 1940 год, Фото «РИА Новости»

— То, что изобразили в фильме, — выдумка, которая совершенно не соответствует действительности. Создатели картины почему-то не по­считали нужным ни посоветоваться с нами, ни показать готовый сце­нарий. Неудивительно, что наша семья сериал «Жуков» не приняла. Да и все, кто знал Жукова лично (к сожалению, с каждым годом таких людей становится все меньше), восприняли картину в штыки. Больше всего оскорбила даже не однобокость, с которой выведена на экране фигура маршала, а то, что новое поколение будет судить о его личности именно по этой картине.
Мама в отличие от своего экранного образа была очень скромным, спокойным и сдержанным человеком. Не могла она бить посуду, орать на прислугу и раздавать оплеухи дочерям, то есть нам с сестрой. Ей и в голову не пришло бы выяснять отношения с какой-то из папиных женщин или подсматривать за ним, как это показано в фильме «Жуков». Отца мама любила до бес­памятства, потому что это была ее первая и последняя любовь. Они ведь познакомились еще совсем молодыми во время Гражданской войны, когда отец воевал против банд на Тамбовщине, — ему тогда было 24 года, ей — 20. Мама очень переживала, когда у папы появилась вторая семья, но закатывать по этому поводу истерики не позволяла себе никогда.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/0db083f-zh15.jpg
С Александрой Зуйковой Жуков зарегистрировал брак в 1953-м, хотя состоял в отношениях с 1920 года, параллельно находясь в связи с Марией Волоховой

— Для военного человека самое главное — тыл...
— ...который мама ему обеспечивала. Куда бы отца ни посылали, она всегда была с ним. Он ехал к месту назначения и сразу вызывал ее к себе. Даже во время войны, когда немцев отогнали от Москвы, тут же все организовал, чтобы мы с мамой на три дня приехали к нему из Куйбышева, где были в эвакуации, — без нас папа очень скучал. А как он любил котлеты, которые у мамы получались особенно вкусно!
Никаких изысков у нас на столе никогда не было: гречка, макароны, борщ — все, как у всех. Конечно, когда отец стал сначала заместителем министра, а потом и минист­ром обороны, у нас появился повар и мама уже не готовила, но все равно блюда были самые простые. Папа с детства привык к скромности, так почему же, получив высокие должности и звания, он должен был перемениться?

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/42f3620-zh16.jpg
С первой женой Александрой Диевной, дочерьми Эрой и Эллой, 40-е

— Георгий Константинович был щедрым человеком?
— Очень любил делать подарки. Сначала, когда еще не был знаменитым на всю страну маршалом и, соответственно, не имел большого достатка, это были какие-то мелочи. Позже, когда у него появились другие возможности, дарил нам и маме то сережки, то брошку. Очень любил цветы, на даче всегда следил за тем, чтобы их сажали в большом количестве. Но, даже если по какой-то причине он ничего не мог подарить (например, был в командировке), ко всем праздникам обязательно присылал всем нам открытки с поздравлениями.
— Уход отца из семьи, наверное, стал ужасным потрясением для всех вас?

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/66be064-zh17.jpg
Со второй супругой Галиной, 1971 год

— Он тоже очень переживал — это все происходило на моих глазах. Отец настолько сильно любил и маму, и нас с сестрой, что не мог просто закрыть за собой дверь и позабыть обо всем. И эмоциональную связь, которая была у него с мамой, не так просто было разрушить. Я время от времени перечитываю письма, которые он ей писал еще в Гражданскую войну, — если бы вы знали, какая там в каждой строчке любовь и нежность!

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/8d84bc2-zh20.jpg
Георгий Константинович со второй тещей Клавдией Евгеньевной и женой Галиной Александровной, 1969 год

Когда отец от нас с Эллой узнал, что мамы не стало (она умерла рано, в 67 лет), за­крылся в комнате и целые сутки из нее не выходил. Об этом мне рассказывала его вторая жена Галина Александровна. Он поднял на ноги всех, чтобы достойно похоронить ее, — мама лежит на Новодевичьем кладбище, за ее могилой мы заботливо ухаживаем.

Alexander Arussven
06.02.2013, 22:20
В Питере создан музей истории подводных сил России имени Александра Маринеско.

15833

15832

15836

15835

15834

Вот так выглядит пространство недалеко от входа.

Alexander Arussven
06.02.2013, 22:24
А вот так выглядит сам вход с двух сторон в этот музей по адресу: Кондратьевский пр., 83, корпус. 1

15840

15839

15838

15837

15841

Kuki Anna
10.05.2013, 20:26
http://www2.bulvar.com.ua/images/doc/539729b-16.jpg

120 лет назад близ Юзовки (ныне Донецк) родился начальник контрразведки Революционной повстанческой армии Нестора Махно, позднее советский чекист Лев Зиньковский, он же Левка Задов

«Я — Лева Задов, со мной брехать не надо, я тебя буду пытать, ты будешь отвечать», — так пред­ставлялся в романе «Хождение по мукам» одес­ский поэт-куплетист, а по совместительс­т­ву правая рука Нестора Махно и начальник махновской контрразведки. Красный граф Алексей Толстой, не пожалевший для этого персонажа черных красок, казалось, навсегда припечатал анархизм к позорному столбу истории.

Потом стало известно, что афишами Левы Задова никогда не были оклеены театральные тумбы Одессы, потому что он никогда не был куплетис­том. И родился не в Одессе, а в Юзовке (ны­не Донецк).

Не исключено, что сменить фамилию и стать Зиньковским Леве Задову пришлось именно из-за своей скверной славы. В уголовном деле, хранящемся в архиве СБУ, обвиняемый проходит как Лев Задов-Зиньковский. Накануне 120-ле­тия со дня его рождения мы перелистали стра­­ницы этого дела и некоторых забытых мему­арных источников, которые перевернули наше представление о Льве Николаевиче Зиньковс­ком.
Любовь ХАЗАН

С румынского берега Днестра до слуха чекистов, засевших в плавнях на советском берегу, едва доносился плеск весел и скрип уключин. Лодка бесшумно уткнулась в отмель. Разминая застывшие тела, на берег вышли пятеро во главе с Левой Задовым. Огромного роста широкоплечего детину, его невозможно было не узнать.

Среди чекистов, поджидавших лодку, притаился и Дмитрий Медведев, который спустя два десятилетия станет командиром партизанского отряда специального назначения «Победители», героем Великой Отечественной войны. Он познакомился с Левой Задовым несколькими годами ранее, когда выполнял разведзадание в Гуляйполе, в самом сердце махновского движения. Теперь, по легенде, Медведев должен был сопроводить диверсионную группу Задова в заранее подготовленный сарайчик.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/cad535c-17.jpg
Нестор Махно со своим штабом, 1919 год Фото «РИА Новости»

Из протокола допроса Льва Задова-Зиньковского 3 сентября 1937 года:
«Вопрос: — В каком году вы эмигрировали за границу в Румынию?
Ответ: — ...В 1921 году, когда банда Махно была окончательно разгромлена красными частями... Со слов жены Махно — Галины мне стало тогда известно, что Махно рассчитывает с остатками банды уйти в Польшу. Вследствие того, что мы были притеснены красными частями к Румынии, было решено уйти туда.
В районе границы в одном из сел был взят проводник, который довел остатки банды до Днестра, где была обезоружена советская застава, и благополучно мы перебрались на румынский берег».

Батька Нестор переплыл Днестр вплавь в сопровождении гражданской супруги — Галины Кузьменко и 77 «штыков» на лошадях. Можно только представить, какого страху натерпелся не умевший плавать Левка Задов. А ведь он еще и поддерживал ба­тьку, раненного в ногу и имевшего кон­ту­­зию.

Тот был многим обязан одному из руководителей своей контрразведки и адъютанту Задову. На допросе в НКВД Лева не без гордости признался: «С марта или с апреля 1921 года я был приближен к Махно и находился все время возле него. Махно в этот период был несколько раз ранен, и мне приходилось почти на руках выносить его из боя».

Румыны поместили махновцев в лагере для интернированных. Чтобы прокормиться, бойцы нанимались на самые тяжелые и грязные работы. Только верхушке — Нестору, Галине, Леве Задову и его брату Даниилу, еще нескольким приближенным — разрешили вольно проживать в Бухаресте. За несколько дней они просадили почти все драгоценности, которые прихватили в дорогу. Деньги нужны были до зарезу.

...Магию и коварство денег Нестор Махно и Лев Задов узнали с младых ногтей. Оба рано поняли, что честным трудом — Нестор в Гуляйполе на пашне, Лев у доменной печи в Юзовке — из нищеты не выбраться.
Разбойное нападение, отягощенное убийствами, потянуло в приговоре Махно на смертную казнь через повешение. Благодаря хлопотам матери петлю милостиво заменили пожизненной каторгой. Задов за менее тяжкое, но похожее преступление получил восемь лет каторги. Обоих вызволила Февральская революция 1917 года, а Октябрьская революция и последовавшая за ней Гражданская война развязали им руки.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/0c48502-18.jpg
Командующий 1-й Заднепровской дивизией Павел Дыбенко и Нестор Махно, Бердянск, 1919 год

Подняв крестьянское восстание против кайзеровских войск и Центральной рады, Нестор, а заодно и Лева обнаружили, что деньги потекли к ним рекой. Немалые суммы требовались для ведения военных действий, в свою очередь военные действия приносили деньги. Прямо по Марксу: оружие — деньги — оружие. О том, как это выглядело в жизни, рассказал Лев Задов на допросе 17 ноября 1937 года:

«Приблизительно в марте или апреле 1919 года при штабе Махно была создана так называемая «Инициативная группа», руководимая анархистом Черняком (в 1918 году Черняк и Задов в составе Красной гвардии воевали в Донбассе с немцами. Задов покинул красных, как можно понять из его автобиографии, возмущенный несправедливостью: дескать, «мне как начальнику штаба боевого участка полагалось 750 рублей, а красноармейцу рядовому — 50 рублей. Я как анархист с этим положением не согласился». - Л. Х.). Я был переведен из полка для работы в эту группу. В ее функции входило: обложение контрибуцией буржуазии в занимаемых махновскими бандами городах и реквизиция одежды для нужд махновцев».

Это были не главные способы пополнения казны. Большой популярностью пользовались у махновцев налеты на банки (мариупольский обчистили дважды), ломбарды и вообще на любую кассу, где деньги лежат. Рассказывали, будто в Екатеринославе махновцы затмевали солнце блеском золотых цепочек и браслетов из ломбардов. Крупно грабанул Махно и Деникина, одного из руководителей Белого движения на юге России, существенно подорвав его боеспособность.

Самый жирный куш батька сорвал с операции по мнимому объединению с атаманом Григорьевым, ограбившим до этого Одесский государственный банк. Махно заманил Григорьева в гости, но вдруг предъявил будто бы именно в это время случайно обнаруженный документ о предательстве атамана и застрелил его. К батьке перешло все григорьевское золото — 124 килограмма в слитках, 238 пудов серебра, полтора миллиона золотых рублей царской чеканки.

Судя по нищете, в которой Махно прозябал в эмиграции: сначала в Румынии, а позже в Польше и во Франции, — он не сумел вывезти награбленное. Естественно предположить, что оно осталось припрятанным где-нибудь в Гуляйполе.
Так считали и в Главном политуправлении при НКВД РСФСР. Всех бывших махновцев, кого удалось арестовать, допрашивали: что им известно о кладе Махно? Большинство ничего не знали. И это естес­т­вен­но: вряд ли те, кто копал землю, таскал драгоценности и маскировал схрон, остались в живых. Знать о том, где спрятаны сокровища, могли один-два человека.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/599b7f3-19.jpg
Нестор Иванович в Париже, конец 20-х.

Когда в Бухаресте братья Задовы обнаружили в своих карманах сквозняк, они отправились к товарищам в лагерный барак. Благо Лева отличался богатырским здоровьем и с голодного детства в бедной многодетной семье не гнушался никакой работы. В Румынии ему стукнуло 30 лет. Время задуматься о будущем.

Из протокола допроса Льва Задова-Зиньковского 3 сентября 1937 года:
«Переехав в г. Плоешты, работал там на постройках. Здесь находился до возвращения в Советский Союз, то есть до июня 1924 года».

Почему человек, которого советская власть считала одним из самых кровавых палачей, решил вернуться в ее объятия? На допросе он объяснил:
«У меня и у Зотова (Даниила, брата Левы, тоже сменившего фамилию. - Л. Х.) всегда были мысли о возвращении в Советский Союз, однако осуществить это не представлялось возможным ввиду отсутствия у нас каких-либо документов, дающих право продвигаться по Бессарабии, — это с одной стороны, с другой — неумение плавать».

По версии Льва Николаевича, он познакомился в лагере с бывшими петлюровскими офицерами Запорощенко и Гулием, которые пошли на службу в румынскую тайную полицию сигуранцу. Те предложили ему сколотить группу диверсантов для заброски в советский тыл.

Но Лева скрыл, что вместе с Запорощенко и Гулием участвовал в бухарестской конференции, посвященной объединению всех эмигрантских сил для борьбы с советской властью. Так что знакомство было не столь поверхностным, и в НКВД об этом знали. В деле хранится снимок, где участники конференции запечатлели себя, как им казалось, для истории, а вышло — для уголовного дела.

Задов и Запорощенко собрали не­ско­ль­ко человек, готовых переправиться на лодке через Днестр и, как показал Лева на допросе, «совершать налеты на советской стороне с целью грабежа и тем самым улучшить материальное положение. Я эту мысль подхватил, поделился с Зотовым, и мы решили это дело использовать для того, чтобы остаться в Советском Союзе и явиться с покаянием к советской власти...
Перед решением вопроса о переходе границы я письменно сообщил жене Махно — Махно Галине, которая в ответном письме мне сообщила, что она лично мой переход одобряет, а сам Махно был иного мнения, потому что он стремился сдерживать кадры махновцев».
К этому Лева Задов добавил:
«Отойдя от границы (на советской стороне. - Л. Х.) километров 25-30, я объявил всей группе о необходимости явки к соввластям и сдачи оружия. Запорощенко стал уговаривать меня возвратиться обратно в Румынию, обещая улучшение моего положения там. Уговоры его не подействовали, и я вместе с группой в с. Баштанке Песчанского района явились к председателю сельского совета, где ему было объявлено о приходе нашем из Румынии. Ему мы сдали оружие. В этот же день председатель сельсовета отправил всю нашу группу в Песчанку, а оттуда мы были отправлены в город Тульчин в распоряжение окружного отдела ГПУ».

Хоть и смахивает на правду, но Станиславский сказал бы: «Не верю!». Не поверили и в НКВД. Послали запрос в Тульчин: просим сообщить данные о деле группы диверсантов, задержанных после нелегального перехода границы. Оттуда ответили: нет такого дела.

Можно предположить, что все, начиная с Бухареста и заканчивая приднестровским сараем, происходило иначе. Оставшись без средств к существованию, Махно, Галина и Задов задумались: а нельзя ли откопать клад и взять из него хоть какие-то драгоценности?

Но как это сделать? И тут им подвернулись бывшие петлюровцы, связанные с сигуранцей. Предложение сколотить диверсионный отряд оказалось как нельзя более кстати. Под этим прикрытием можно было попасть в Гуляйполе и вернуться обратно. Галина план одобрила, она была на сносях и думала о будущем своем и ребенка. Нестору Махно, обладавшему звериной интуицией, затея не понравилась.

Рассказывали, что на прощание Лева снял с пальца последнюю драгоценность — кольцо и отдал его Галине.
Продолжение находим в книге Альберта Цессарского «Чекист», посвященной Дмитрию Медведеву. Ее автор — врач, во время войны руководил медчастью партизанского отряда специального назначения «Победители» под командованием Медведева (кстати, именно оттуда уходил на свои задания легендарный разведчик Николай Кузнецов). После войны Цессарский общался с Медведевым, знакомился с его архивами и стал его биографом.

Он пишет, что, встретив на Днестре диверсантов под началом Льва Задова, Медведев отвел всех в приготовленный сарай и вдруг напомнил Леве о знакомстве в Гуляйполе:
«Тогда, два года назад, я нарочно тебя искал, Лева. Я поверил в тебя. Ты сам видишь. — Медведев говорил тихо, с силой. — ...Лева, для того, чтобы все было в порядке, нужно сдать оружие».

В тот момент Лева Задов с ужасом понял, что его миссия провалена. Тертый калач, он наверняка предвидел и такое развитие событий, поэтому без колебаний согласился сотрудничать с чекистами. А история о его хрустальной мечте вернуться на родину, покаяться и выпросить у советской власти прощение была сочинена руководством ГПУ (спецслужбы, которая специализировалась на борьбе с контрреволюцией, шпионажем, обеспечении государственной безопасности и борьбе с чуждыми советской власти элементами) при перевербовке Левы.

Став сотрудником ОГПУ, Задов написал в Румынию, что для поиска тайника нужна подмога, и Махно прислал ему своего адъютанта Лепетченко. Вместе они отправились в Гуляйполе. Чекисты под командованием Медведева скрытно следовали за ними по пятам.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/a06ab6d-20.jpg
Чекист Дмитрий Медведев — участник ликвидации многочисленных повстанческих отрядов и уголовных бандформирований, в том числе банды Махно

В селе Туркеновка недалеко от Гуляйполя они нашли заброшенный колодец. Лева взял в руки лопату. «Одну за другой поднял Лева из ямы две четырехведерные медные кастрюли. Только с его нечеловеческой силой можно было сделать это. Когда сняли крышки, драгоценные камни и золото, словно запотев, тускло заблестели перед глазами. Бесчисленное множество крестиков, монет, колец, сережек, браслетов, ожерелий...».
Через мгновение кладоискателей окружили чекисты. Лепетченко схватился за пистолет, но застрелиться не успел. Ему скрутили руки. Затем расстреляли. Странно, что по сей день в прессе регулярно появляются статьи о загадке клада Махно. Получается, она уже давно разгадана.

Возможно, заблуждение авторов объясняется тем, что в деле Льва Задова-Зиньковского нет ни одного упоминания ни о Медведеве, ни о тайнике. А ведь они могли снять настойчивый вопрос следователя: «Как вам удалось проникнуть в органы ГПУ-НКВД? Не по заданию ли Махно?». Лева вяло отвечал, что он не проникал, ему предложили... Его не слушали.

Не нашлось в архивах ГПУ и дела о кладе, хотя Медведев не раз говорил Цессарскому, что все сокровища были сданы государству по акту. Но где этот акт и куда подевались сокровища батьки Махно? Не исключено, что протоколы допросов 37-38-го годов, где Лев Задов рассказывал, какой ценой выкупил свою жизнь и получил чекистскую работу, из дела просто-напросто изъяли и уничтожили. Советская власть не обременяла себя таким буржуазным пережитком, как благодарность.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/8c9d4fb-23.jpg
Нестор Иванович с женой Галиной и дочерью Леночкой, 1924 год

На допросах Лева Задов не раз вспоминал Галину Кузьменко. И хоть ничего особенного не говорил, но чувствуется, испытывал к ней симпатию. По некоторым свидетельствам, Галину и Льва связывало совместное участие в карательных акциях. Правда, современные историки не исключают, что эти обвинения вымышлены советской пропагандой. Но в том, что Гражданская война породила кровожадных чудовищ во всех противоборствовавших армиях, сомнений нет.

И все же походной любовницей Левы считается другая женщина — Феня Гаенко, подруга Галины со времен учебы в женской учительской семинарии, также известная страшными расправами над безоружными пленными.
Революционерки-амазонки были не редкостью на просторах Украины, охваченных Гражданской войной. Феня и Галина, в прошлом учительницы сельских школ, носились вместе с махновцами под их черным пиратским стягом с черепом и костями по всем городам и весям.

В отряд Феня влилась, скорее всего, из числа махновских шпионок. Как рассказал Лев Задов на допросе 17 ноября 1937 года, «разведка состояла преимущественно из женщин, посылавшихся в тыл к красным для выяснения расположения красных частей». Расчет был на то, что женщин не заподозрят в шпионаже. Видимо, тогда Феня и приглянулась Задову, одному из руководителей махновской контрразведки.

По указанию батьки Галина вела дневник в школьной тетрадке, взятой у Фени. В нем надлежало отмечать этапы большого пути. Галина старалась, но временами не выдерживала эпического стиля и переходила то на критику батьки, то на свое, на девичье.

Как-то во время переправы через речку лошади оступились и опрокинули тачанку в воду. Нестор, Галина, Феня, кучер едва не утонули. Повезло, что тачанка встала боком, они вынырнули в образовавшийся зазор. Галина записала: «Чемоданчики же, один с бельем, другой с деньгами, шубы, одеяло, Фенин большой платок и другое барахло поплыли по воде». О размерах «чемоданчиков» можно судить по тому, что там поместилась не одна с кого-то снятая шуба. Нестор пересел на другую лошадь, названную в честь жены Галочкой, а важным гуляйпольским дамам подали подводу.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/0ef40e4-24.jpg
Дочь и супруга Махно в Париже, 1941 год. Во время немецкой оккупации Галина Андреевна с дочерью выехала в Германию, Елена работала в фирме «Siemens». В 1945-м при проверке документов обе были арестованы советскими властями. Елена осуждена на пять лет тюремного заключения, Галина – на 10 лет лагерей

Временами на обеих полевых жен находила хандра. «Сегодня Феня оставила нас. Нестор сказал: «Вот Феня осталась (не пошла с махновцами дальше. - Л. Х.), и жалко». Мне тоже жалко, что она осталась. Но для нее это лучше. Как выяснилось, она нужна была только мне и то не всегда, остальные же относились к ней враждебно. Я в таком положении не хотела бы быть, не хочу, чтобы была в нем и она. Оставила нас — и хорошо сделала».

Почему махновцы невзлюбили Феню, Галина не пишет. Может быть, ее опасались как человека, слишком приближенного ко «двору», и любовницы самого Левы Задова. Но Феня сбежала из отряда ненадолго. Наверное, без «упоения в бою» уже не могла жить. Когда летом 1921-го уцелевшие в боях с регулярными частями Красной Армии махновцы во весь опор мчались к спасительной румынской границе, их атаковали буденновцы. Феню догнала роковая пуля. Через 11 лет, в 37-м, на допросах Задов вспоминал Галину, даже когда его о ней не спрашивали, а вот о Фене в протоколах нет ни слова. Было и прошло?

Дело против Льва Задова начали раскручивать из-за событий, которые произошли двумя годами раньше. Тогда агентура Иностранного отдела Одесского областного управления госбезопасности, действовавшая в Румынии, была провалена. Сигуранца вчистую переиграла НКВД, хотя поначалу советская агентура в Румынии была одной из самых успешных. Ее агенты внедрились даже в генштаб румынской армии и в сигуранцу. Наверное, способствовал этому и один из руководителей румынского направления в одесском ИНО Лев Николаевич Задов-Зиньковский. Он лично отобрал и направил в Румынию 15 секретных агентов. Правда, на одном из допросов сказал, что «работало честно не более четырех-пяти человек».

Провал начался с того, что во время перехода границы был задержан курьер-связник, отправленный к внедренному в черновицкую разведку румынской армии агенту под псевдонимом Теплов. В подкладке его пиджака обнаружили секретное письмо.

Лев Задов утверждал, что еще до переброски связника предупреждал людей, которые непосредственно ее осуществляли: нельзя зашивать секретный документ в подкладку. «Давайте, — предложил он, — сделаем плетеную корзину и вплетем письмо между прутьев». Но его не послушали.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/99335f1-25.jpg
Вторая супруга Нестора Махно Агафья (Галина) Андреевна Кузьменко родилась в семье киевского жандарма, окончила учительскую семинарию, преподавала украинский язык и литературу, была известна как украинская патриотка с анархистским уклоном. После освобождения по амнистии из Дубровлага в 1954-м проживала с дочерью в Джамбуле Казахской ССР, умерла в 1978-м

Арест связника вызвал цепную реакцию: следом посыпались адреса и явки других агентов. В застенки сигуранцы попал и особо ценный агент под псевдонимом Турист, внедренный в кишиневскую военную разведку.
Задов рассказал, что в Одессе получили шифротелеграмму из Кишинева: «Леонид сломал руку, ждет Костю». В ИНО поняли: «сломавший руку Леонид» — это арестованный агент, а ожидаемый в сигуранце «Костя» — следующий связник, отправка которого была назначена опять вопреки мнению Задова.

Нельзя было посылать нового человека в Румынию. Тем более что Задов получил доклад агента Консула, в котором тот сообщил: «Капитан Бодкрау, работник Черновицкой разведки, специально выезжает для встречи с агентом с совстороны». То есть сигуранца была точно осведомлена о месте и времени перехода связника и готова к его аресту. «Об этом было немедленно по телефону сообщено ИНО Киева».

27 марта 1938 года обвиняемый Лев Зиньковский изложил свою версию:
«Провал агентуры, который произошел в конце 1935 года, я расцениваю как прямое предательство со стороны ряда работников центрального аппарата».

Очевидно, следствие было заинтересовано в том, чтобы Лев Задов назвал имя Владимира Максимовича Пескер-Пискарева, в то время одного из руководителей Управления госбезопасности НКВД УССР. Задов и назвал, и Пискарева расстреляли 26 сентября 1938 года. Впрочем, цена показаний, добытых с применением особых методов дознания, а попросту побоев и пыток, известна. Сигуранца не уступала НКВД в умении выбивать показания. Одесские агенты сдавали друг друга и протягивали ниточки к самой верхушке.

Из протокола допроса Льва Задова-Зиньковского 27 марта 1938 года:
«Румынская разведка установила нить на агента Консула, и в ноябре месяце при последней переправе на нашу сторону курьера от Консула курьер Андреенко на берегу был обыскан, и обыском у него был изъят доклад, написанный тайнописью.
Изъятие этого документа дало возможность румынской разведке установить все связи Консула и их ликвидировать. В частности, он был в открытую с агентом Подольским, внедренным в разведывательный пункт при Хотине, который также был арестован».

Труп замученного в сигуранце Консула прибило к берегу Днестра в районе патрулирования тираспольских пограничников. Это сигуранца послала привет НКВД.

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/fb5b2ec-26.jpg
Лев Задов (слева) с братом Даниилом (в центре).

Из допроса Льва Задова-Зиньковского 27 марта 1938 года:
«Вопрос следователя: — Расскажите о вашей предательской деятельности как агента румынской разведки.
Ответ: — Предательской деятельностью я не занимался, как агент румынской разведки я не работал и с ней порвал в 1924 году после перехода границы».
В этом месте протокола сделана ремарка: «Допрос прерывается». Можно только догадываться, что за этим последовало. 30 апреля 1938 года обвиняемый был уже как шелковый:
«Вопрос: — Следствием установлено, что вы являетесь агентом иностранных раз­ведывательных органов. Признаете ли вы это?
Ответ: - Да, признаю полностью».
Очевидно, по условиям джентльменского соглашения с Дмитрием Медведевым Лева Задов был обязан не только сдать клад батьки Махно. Чекисты несколько месяцев обкатывали его в Харькове на предмет более тесного сотрудничества, а потом отправили в Одессу, поближе к румынской границе. Вот когда Лева Задов стал настоящим одесситом. Алексей Толстой оказался провидцем.

Лев Задов принял участие в операции под кодовым названием «Скрипачи». По его рекомендации в Румынию был заслан человек, который сагитировал большую часть махновцев вернуться на родину. Лева и сам писал бывшим товарищам. Например, такое письмо: «Здравствуйте, дорогие друзья. Я нахожусь дома на родной украинской земле. Какая тут жизнь, вам расскажет Вася, а теперь вот что — довольно быть в Румынии рабами. Пора до дому... Всем слухам, что Советская власть расстреливает, не верьте, все это чушь. Если сами не рискнете ехать, то я за Вами еще пришлю. Напишите, кто хотит ехать...
А пока будьте здоровы. Жду Вас.
Ваш друг Лев Зиньковский».

http://www.bulvar.com.ua/images/doc/4425c6e-27.jpg
Сын Льва Николаевича Задова-Зиньковского Вадим стал советским офицером и почти три десятилетия добивался реабилитации отца

В 1929 году коллегия ГПУ УССР отметила его старания благодарностью и денежной премией в размере 200 рублей. Как Лева напишет в автобиографии «за ликвидацию крупного диверсионного бандита» (о том, что во время поимки был ранен, он скромно умолчит). Тогда же Одесский окружной отдел ГПУ наградил его маузером с золотой гравировкой, а в 1932 году Одесский облисполком — еще одним пистолетом за «беспощадную борьбу с контрреволюцией».

Жизнь начала налаживаться. 31-летний Лев женился на 24-летней Вере Ивановне. Задова не смутило дворянское происхождение избранницы, а ее — его жуткое прошлое. Впрочем, он что-то наплел ей о славном революционном пути.
Их сын Вадим, который стал советским офицером, с необыкновенным упорством — почти три с половиной десятилетия! — добивался реабилитации отца. Начал бомбардировать инстанции он в чине капитана, закончил полковником в отставке.

В ходатайствах в высокие инстанции Вадим Львович особенно напирал на книгу Цессарского «Чекист». Судя по отдельным выпискам, сохранившимся в деле до наших дней, на референтов произвело впечатление свидетельство разведчика о сдаче клада. Они увидели в Левке Задове не отпетого садиста, а человека, попавшего в кошмарную ситуацию, где он одновременно был и мясорубкой, и фаршем.

Основания для реабилитации содержались прежде всего в Указе об амнистии бывших врагов советской власти, приуроченном к 10-летию установления советской власти. Вот только большевики, которые постоянно обманывали батьку Махно и его соратников, обвели их вокруг пальца и в этот раз. В годы великого террора под расстрел пошли почти все бывшие махновцы, в том числе и Лев Задов.

Если верить документам, в один день с ним расстреляли и его брата Даниила.
Он был на пять лет младше и с детства ходил за Левой, как нитка за иголкой. Лев пристроил его в махновскую контрразведку, а после перехода советской границы — на руководящую чекистскую работу в Тирасполе. На допросе 17 мая 1938 года Даниил сказал:
«Шпионом я стал по инициативе моего брата Зиньковского, под влиянием которого я находился всю мою жизнь».
Льву не давали очных ставок с арестованными, в основном бывшими махновцами, «уличавшими» его в шпионаже. А вот с братом очную ставку устроили. Особый вид следовательского садизма?

Из протокола очной ставки Даниила Зотова и Льва Задова-Зиньковского 19 мая 1938 года:
«Даниил Зотов-Задов: — ...В 1932 году, работая уже в Молдавии, в одной из встреч с Зиньковским он мне сказал, что Порохивский (агент английской разведки в Бухаресте. — Л. Х.) требует работы, и тут же предложил, чтобы я ему сообщал все, что будет нового в агентуре, переброшенной в Румынию, что я и делал до дня моего ареста.
Вопрос Зиньковскому: — Правду ли говорит Зотов-Задов?
Ответ: — Нет. Зотов-Задов говорит неправду, так как никогда Зотову я не говорил о том, что Порохивский требует от нас работы в пользу Румынии, а также не получал от Зотова никаких сведений о переброшенной агентуре на румынскую сторону. Этих сведений получать от Зотова не было никакой необходимости, так как, работая в Одесском облуправлении, я сам знал почти всю закордонную агентуру».

Это была отчаянная попытка выгородить брата. Посмертная судьба поменяла их местами. Первым реабилитировали Даниила. Льва — спустя много лет.

В деле Льва Задова-Зиньковского не указано имя того, на чьей совести был провал румынской агентуры. В обвинительном заключении обошлись общими формулами о шпионаже Задова в пользу иностранных разведок. В документах о его реабилитации говорится, что подтверждения этому обвинению не найдено.

Но вот еще одна загадка. В деле почти подряд идут: справка о приведении приговора в исполнение 25 сентября 1938 года и другая — под грифом «Секретно» по запросу Веры Ивановны Зиньковской о судьбе ее мужа, где черным по белому написано:
«19 октября 1956 года. Сообщаю, что Зиньковский Лев Николаевич... отбывая наказание, умер 17 марта 1942 года... Зам. председателя Военной коллегии Верховного суда СССР полковник юстиции В. Борисоглебский».
Сколько потом Вера Ивановна и Вадим Львович ни просили разъяснить, какой же справке верить, ответа они не получили. По умолчанию считается, что он расстрелян в 38-м. В мемуарной литературе есть еще одно свидетельство о Льве Задове. Оно принадлежит профессору Киевского университета Константину Штеппе.

Штеппа был ненавистен киевлянам в годы войны, когда как главный редактор издавал профашистскую газетенку «Новое украинское слово». Перед освобождением Киева от оккупантов он бежал на Запад и через много лет скончался в Нью-Йорке, успев издать несколько книг, в том числе документальную под названием «Ежовщина».
Константин Штеппа описал, как, арестованный в 38-м по сфальсифицированному обвинению в шпионаже в пользу Японии, сидел в одной камере с человеком «громадного роста, грузным, с веснушчатым лицом и рыжим». Это и был Лева Задов, о котором профессор уже читал у Алексея Толстого.

В перерывах между допросами Лева раз­влекал сокамерников красочным описанием своей жизни и пел душещипательную песенку Вертинского:
Ночью на кладбище строгое,
Чуть только месяц взойдет,
Крошка-малютка безногая
Пыльной дорогой ползет...
Наблюдая за ним, Штеппа пришел к выводу: «Его душа отравлена кровью — есть такой вид отравления, никем еще не описанный».

Больше всего, по словам профессора, Задов опасался потерять в момент расстрела достоинство, как это бывало с теми, кого убивал он. Однажды Лева спросил: «Что такое «смертию смерть поправ?». Штеппа ответил что-то по-профессорски заумное. Но какие картины и лица виделись при этом Леве Задову, чью смерть он надеялся искупить своей?

На следующую ночь надзиратель вызвал Льва Задова-Зиньковского на выход. «С достоинством бы», — прошептал он. «Молитесь», — сказал Штеппа ему совсем тихо. «Попробую», — так же тихо ответил он.

Kuki Anna
05.09.2014, 13:18
Секс-бомба и убийца карьер с говорящей фамилией – Килер.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9810/29330465.85/0_c135d_32ee51df_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791389/)

Роковая женщина, рушащая судьбы влюбленных в нее мужчин. Ее справедливо называют Мата Хари 2. Правда,фамилия этой живой легенды Keeler, а совсем не Killer.

Холодная война – напряженное время прошлого века. И, как считают политики Запада – мы проиграли. У нас о ней не любят вспоминать. А на войне, как на войне… Есть свои герои у каждой стороны, и герои того, невидимого фронта, в холодной очень значимы. Их много, очень много, и о ком-то мы никогда не узнаем, тем интересней для нас всплывающие факты. Вот я и хочу рассказать о скандальной бомбе времен холодной войны, шпионке и …. Читаем.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9801/29330465.85/0_c1360_3c42ba75_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791392/)

В лондонском музее хранится изящный фотопортрет: обнаженная молодая красавица верхом на стуле с высокой спинкой. Снимок был сделан в 1963 году. На нем запечатлена настоящая секс-бомба, взорвавшаяся в реальном мире и разрушившая реальные жизни.

Автором снимка был фотограф Льюис Морли, известный летописец культурного наследия Великобритании 1960-х годов, который умер в Австралии совсем недавно в возрасте 88 лет.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9801/29330465.85/0_c135e_2a3f1f28_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791390/)

Секс-бомбы не рождаются во дворцах, а Кристина Килер первые шестнадцать лет своей жизни провела даже не в хижине, а в заброшенном железнодорожном вагоне на маленькой станции Рейсбери неподалеку от Лондона.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9810/29330465.85/0_c135f_3d627925_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791391/)

В 13 лет ей пришлось спать с ножом под подушкой - новый муж матери алчно смотрел на нее. В 15 лет Кристина стала сама зарабатывать на жизнь - ездила в Лондон демонстрировать одежду в одном из магазинов. Там, в магазине, уборщик-африканец получил то, чего тщетно жаждал отчим Кристины - ее девственность.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9801/29330465.85/0_c1361_4a8d02d6_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791393/)

Темная кожа произвела на Кристину впечатление, и в 16 лет она уже встречалась со здоровенным чернокожим сержантом с американской военной базы. В деревне с такой репутацией жить было невозможно, и Кристина перебралась в Лондон, где устроилась танцовщицей в одном из ночных клубов веселого района Сохо. Однажды в клуб вошел мужчина, который сразу оценил потенциал Кристины и понял, как его применить.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9801/29330465.85/0_c1362_b22be321_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791394/)

Мужчину звали Стивен Уорд. Талантливый врач-остеопат, он лечил многих выдающихся политиков. Способный художник, он рисовал портреты представителей многих аристократических семей.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9799/29330465.85/0_c1371_2f7cd458_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791409/)
День суда: д-р Стивен Уорд

Изобретательный эротоман, он устраивал в своей квартире оргии для склонной к таким развлечениям части элиты. Тех, кого коллективный секс не вдохновлял, Уорд знакомил с красивыми юными особами для "индивидуальной" программы.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9804/29330465.85/0_c1370_16f4c0fb_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791408/)

Кристина Килер стала любимицей Уорда, но это были отношения не любовников, а учителя и ученицы. Он учил Кристину «красивой жизни»: закрытые вечеринки, загородные клубы, родовые замки, общение со знаменитыми, богатыми и влиятельными мужчинами. Летом 1961 года, во время «вечеринки у бассейна» (плавки были обязательны только для мужчин) в имении лорда Астора Кристину представили министру обороны Великобритании Джону Профьюмо.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9804/29330465.85/0_c1373_6d712a72_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791411/)

Кристина действительно могла заставить мужчину забыть обо всем на свете. Джона Профьюмо нисколько не смутило то обстоятельство, что в бассейне, в котором Кристина впервые ему показалась, рядом с ним весело бултыхался капитан Евгений Иванов - военно-морской атташе Советского Союза в Великобритании.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9801/29330465.85/0_c1363_7655718d_XXXL.jpg

(http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791395/) http://www.seva.ru/bbseva/img/2072/Christine-Keeler-006.jpg.jpg

В те времена граждане СССР, которым посчастливилось попасть за границу, пуще жизни берегли «моральный облик строителя коммунизма», а тут такое поведение...

http://img-fotki.yandex.ru/get/9837/29330465.85/0_c1366_ceab0e0d_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791398/)

Роман британского военного министра Джона Профьюмо (John Profumo) с девушкой легкого поведения привел к одному из самых крупных политических скандалов в Великобритании.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9805/29330465.85/0_c1367_5a23d11c_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791399/)

В 1963 году Профьюмо был уличен во внебрачной связи с Кристин Килер (Christine Keeler), длившейся два года.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9804/29330465.85/0_c136e_ae8f256f_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791406/)

О ловушке, в которую попал Профьюмо, стало известно довольно быстро. Представители спецслужб просветили его, что Евгений Иванов является не столько дипломатом, сколько сотрудником советской разведки. И вот этот самый разведчик, параллельно с министром, спит с Кристиной Килер.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9804/29330465.85/0_c1374_3de03203_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791412/)

Стивен Уорд посмеивался: «Джон справа, Евгений слева - Кристина, ты можешь спровоцировать войну».

http://img-fotki.yandex.ru/get/9801/29330465.85/0_c1365_ccd6c234_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791397/)

http://img-fotki.yandex.ru/get/9810/29330465.85/0_c136a_4703eebe_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791402/)

Впоследствии выяснится, что Кристина действительно была для Иванова «заданием». Только вот беда – Иванов тоже потерял всяческое соображение под влиянием Кристины.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9805/29330465.85/0_c136b_6cd95c57_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791403/)

Он виделся с ней слишком часто, более того, в нарушение всех мыслимых норм конспирации, он приезжал на ее квартиру в автомобиле посольства.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9803/29330465.85/0_c136c_4255cde6_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791404/)

Когда Джону Профьюмо показали соответствующие фотографии, министр пришел в себя и порвал все отношения с Кристиной, и ему показалось, что все окончено, но это ему только показалось.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9804/29330465.85/0_c136d_d5bbe674_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791405/)

У каждой девушки должна быть личная жизнь, и в этой жизни большой любовью Кристины был джаз. Где джаз, там и негры, к которым Кристина была по-прежнему неравнодушна. На этот раз это были выходцы из Ямайки, а где ямайцы - там наркотики. Личную жизнь Кристины заполнили музыка, марихуана и любовь двух психопатических ямайских наркодилеров, удивительно похожих на персонажей фильмов Гая Ричи. Алоизий Гордон и Джонни Эджкомб никак не могли поделить между собой Кристину. Кончилось дракой, поножовщиной, и судом.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9815/29330465.85/0_c1375_4efc5c1f_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791413/)

Где свидетелем обязана была выступать Килер. Также он должна была дать показания о своей личной жизни. И вот тут все всплыло окончательно и неотвратимо для Джона Профьюмо.

В прессе стали появляться статьи с заголовками типа «Министр обороны - из постели Кристины, русский шпион - в постель Кристины». У газетных киосков выстраивались километровые очереди, в каждой газете было фото Кристины, статус знаменитости национального масштаба дурманил лучше марихуаны, и девушка упоенно делилась сочными подробностями оргий в салоне Уорда.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9815/29330465.85/0_c1377_7cb79a1f_XXXL.jpg (http://fotki.yandex.ru/users/andruchenco/view/791415/)

Уорд в процессе суда покончил собой, выпив смертельную дозу снотворного.
Джон Профьюмо был изгнан из политики, премьер-министр Макмиллан впал в депрессию, тяжело заболел, подал в отставку, а его консервативная партия проиграла выборы и долгие годы не могла вернуться к власти. Профьюмо был богатым человеком и мог особо не тужить, но у него в голове что-то щелкнуло – он записался в благотворительное общество и несколько лет бесплатно мыл общественные туалеты. Он умер только в марте 2006 года, сорок с лишним лет прожив с клеймом позора.

http://i.dailymail.co.uk/i/pix/2013/02/01/article-2272120-00000AD700000192-157_308x425.jpg

Поначалу Кристина жила за счет мужчин, которых не волновала ее репутация. По прошествии двадцати лет, когда все улеглось, и даже знаменитую фотографию поместили в музей, стала чуть-чуть зарабатывать на мемуарах - на сегодняшний день издав четыре книги, каждый раз пересказывая старую историю в новой интерпретации. Она родила двух сыновей от разных мужчин, но один сын не хочет ее знать, а другой навещает только изредка.

http://www.ilpost.it/wp-content/uploads/2012/02/AP6510231134.jpg

http://kp.ru/f/4/image/14/42/644214.jpg

Евгения Иванова отозвали в Москву, за провал операции лишили всех перспектив, жена его бросила, а он нашел утешение в алкоголе и считал, что легко отделался. Иванов и Кристина встретились еще раз в 1993 году в Москве, когда Советского Союза уже не было, и ловкий издатель решил выпустить их совместные воспоминания. Встреча оказалась последней - в 1994 году Иванова не стало.

Вот буквально пару слов о нем, одним из главных героев этой легендарной истории: Иванов – человек удивительной судьбы. Потомок Кутузова, друг Василия Сталина, зять председателя Верховного Суда СССР Горкина. И разведчик от Бога! Офицер ГРУ (Главное разведуправление Генштаба СССР) под маской помощника военно-морского атташе фотографировал, воровал секретнейшие документы в Норвегии, Англии. Даже в доме самого Черчилля! Ведь это он же завербовал Стивена Уорда, сделал советским «дворцовым шпионом».

http://www.blogbaster.org/i/uploads/posts/4268/20090324/arthur_steel/24_03_2009_0831197001237847446_arthur_steel.jpg

Сегодня бывшей секс-бомбе чуть больше семидесяти, она обитает в скромном районе Лондона в маленькой государственной квартирке. Кроме нее, там живут еще кошка и воспоминания о времени, когда она была молода, неотразима, глупа и очень, очень опасна.

http://www.kp.ru/f/4/image/62/80/528062.jpg

Она признавала, что предала свою страну, шпионя для СССР, но, видимо, ее судьба в этой стране была не слишком к ней благосклонна, по крайней мере, в первой половине ее жизни. Впрочем, судьба ко многим сурова, но не все выбирают такой путь...

источник (1 (http://top.rbc.ru/society/10/06/2013/861334.shtml)) (2 (http://iconicphotos.ru/politics/keeler/ (3 (http://www.topnews.ru/photo_id_5399.html)) (4 (http://www.mirror.co.uk/news/uk-news/family-profumo-affair-pimp-stephen-2948053))