PDA

Просмотр полной версии : Винодельческая революция во Франции



Kuki Anna
30.08.2012, 12:56
http://vokrugsveta.com/images/stories/proshloe/vino_france_ferrul.jpg




Арест доктора Ферруля, мэра города Норбонны


Говорят, что всё в жизни повторяется, но события, только что пережитые Францией, до такой степени странны и своеобразны, что на них можно смотреть как на совершенно новую страницу всемирной истории.

С точки зрения экономической некоторое сходство с французской междоусобицей наших дней представляет только знаменитая американская война за освобождение негров – ожесточённая трёхлетняя борьба южан с северянами, хотя и прикрытая высокими морально-гуманитарными принципами, но в сущности вызванная совсем не идеальными мотивами, а непримиримым противоречием чисто экономических интересов юга и севера.

Во Франции, слава Богу, дело не дошло до открытой войны и ограничилось лишь вооружёнными демонстрациями с несколькими убитыми и ранеными, но в основе движения стояло то же самое разделение различных частей единой страны по их экономическим интересам.

Винодельческий юг, только что воскресший после страшных опустошений, нанесённых филлоксерой, быстро погибал и разорился от другого, ещё более неумолимого врага – от фальсификации вин, совершенно обесценивающей самые высокие и дорогие сорта и разрушающей самые источники благосостояния виноградарей.

Во французских законах начертаны довольно жестокие кары за подделку вина, но крупным подделывателям всегда удаётся ускользать от наказаний.

Благодаря подкупности республиканской администрации они могут заниматься своею вредною деятельностью совершенно безнаказанно.
При нынешнем развитии химии сельскохозяйственному виноградарству немыслимо конкурировать на рынке с дешёвым подвальнолабораторным производством вин. Искусственное виноделие без труда убивает естественное и натуральное.

Национальная промышленность, питавшая целый юг Франции, медленно гибнет на глазах выборного республиканского правительства при немом молчании всесильного парламента и свободной, но – увы! – продажной прессы.

И выборное от народа правительство, и могущественная, но деморализованная партийная печать просмотрели грандиозное движение, незаметно назревавшее в южных департаментах.

Равнодушие правительства к нуждам народа подготовило неизбежный революционный взрыв.

Он разразился так неожиданно, что и местная, и центральная власти были застигнуты им совершенно врасплох. Всё началось с огромного съезда виноделов в Норбонне, завершившегося колоссальной политической демонстрацией.

Десятки тысяч южных виноделов и виноградарей открыто присоединились к выражению негодования по адресу правительства и к чисто революционному постановлению о массовом отказе от уплаты повинностей и податей.

Южная Франция отказалась быть участницей общей государственной жизни на том основании, что существующая государственная власть обнаруживает преступное невнимание к её нуждам.

Раз республиканская власть не оказывает защиты законным правам и интересам южан, пламенные южане не хотят давать ей средства и поддерживать дальнейшее существование такой слепой и однобокой власти взносами из своего кармана.

Поставленные между центральным правительством и местным населением мэры поддержали демонстрацию последнего поголовным оставлением своих полуказённых должностей.

Движение сразу получило необычайную силу вследствие того, что было поддержано как крестьянской массою, кровно заинтересованной в процветании виноградного дела, так и всем местным городским обществом и представителями местной промышленной буржуазии, прекрасно понимающей, что при разорении основного населения края нечего и мечтать о процветании какой бы то ни было промышленности.

Из недр взбаламученного народа тотчас же выделились несколько талантливых агитаторов, сумевших встать во главе движения.

Как война родит героев, так и смута рождает или, по крайней мере, выдвигает в первые ряды крупных общественных деятелей.

Kuki Anna
30.08.2012, 13:06
Главою и председателем революционного винодельческого комитета, принявшего на себя роль импровизированного правительства Южной Франции, стал вчера ещё никому не известный Марселен Альбер, приобретший почти магическое влияние на массы.

Радикальное и, если можно так выразиться, буржуазно-социалистическое министерство совершенно растерялось перед неожиданно разразившейся бурей.

С грозным народным движением оно пыталось бороться двумя хорошо испытанными средствами – военно-полицейскими репрессиями и лёгонькой политической клеветой.

Подобно тому, как при подавлении стачек в Па-де-Кале Клемансо объявил, что революционное движение среди углекопов поддерживается на деньги роялистов, так и теперь он поторопился высказать подозрение, что винодельческая революция умышленно раздувается теми же роялистами и клерикалами.

Сознательная или бессознательная инсинуация, разумеется, не могла оказать успокоительного влияния, потому что юг Франции ещё с прошлого столетия отличается самыми свободолюбивыми традициями и недаром считается оплотом республиканского строя страны, и потому, что мотивы всего движения до очевидности ясно носят не политическую, а чисто хозяйственно-экономическую окраску.

Скоро Клемансо должен был убедиться, что пламенною приверженностью республиканским принципам никак не прикроешь прорех своей экономической политики и не загладишь печальных последствий партийно-правительственного небрежения к реальным нуждам широких масс населения.

Результаты репрессивных мер были ещё печальнее для министерства. Арест популярного мэра Норбонны доктора Ферруля только подлил масла в огонь и повысил революционное настроение южан.

От пассивной революции – неплатежа податей раздражённая толпа сразу же перешла к активно-революционным действиям вроде разгрома префектуры, избиения полицейских, водружения красного знамени на казённых зданиях и т.п.

Попытка обуздать толпу при помощи войска привела к ещё худшим последствиям – к явному неповиновению и восстанию местных полков, живущих одними интересами с местным населением.

Не без некоторого основания ораторы оппозиции в парламенте заявили, что близорукая политика слишком полагающегося на полицию радикала-социалиста Клемансо может погрузить Францию в междоусобицу и анархию.

Восставших солдат местных полков пришлось подавлять стянутыми с севера кирасирами и пехотинцами. К счастью, взбунтовавшиеся части ограничились только залпами в воздух и добровольно вернулись в свои казармы.

Вообще же вся южная революция носила не серьёзный, а скорее демонстративный характер.

После посещения Клемансо Альбером началось, по-видимому, полное успокоение; палата, хотя и выразившая доверие министерству большинством в сто голосов, немедленно решила приступить к пересмотру законов о фальсификации вин, и вообще покамест не видно ещё никаких серьёзных оснований для объявления войны между французскими южанами и северянами, но тем не менее только что пережитая революционная передряга несомненно свидетельствует о том, что в общественно-политической жизни Франции далеко не всё обстоит благополучно.

Если для того, чтобы добиться внимания правительства к своим хозяйственным нуждам, половина страны должна прибегать чуть ли не к формальной революции, то очевидно, что существующий государственный строй её страдает существенными недостатками.
тут (http://vokrugsveta.com/index.php?option=com_content&task=view&id=1354&Itemid=100&limit=1&limitstart=2)