PDA

Просмотр полной версии : Алексина Тинне - "Королева экватора"



Kuki Anna
04.09.2012, 21:30
http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_09.jpg
Алексина Тинне

Большим белым пятном на карте были в середине XIX века внутренние районы Африки. Что таили в себе эти неисследованные земли?

Случайные купцы да редкие путешественники приносили в Европу слухи о таинственных государствах, о горах со снежными вершинами, о больших озерах; рассказывали об изобилии слоновой кости, золота и алмазов... Африка манила охотников и миссионеров, авантюристов и ученых.

Последних больше всего занимал тогда вопрос — откуда берет свои истоки Нил? Тайна окружала верховья крупнейшей в Африке реки, вспоившей древнюю египетскую цивилизацию, несущей жизнь миллионам людей.

Поиски истоков Нила — одна из самых ярких страниц в истории изучения Черного континента. Целая плеяда путешественников из Англии, Германии, Франции, Италии, Австрии и России посвятила себя этим поискам, стремясь проникнуть в сердце Африки.

Некоторые брали с собой в экспедиции своих жен; но лишь одна женщина отважилась путешествовать в те годы по Африке самостоятельно. Это была молодая голландка Алексина Тинне.

Ее имя не раз встречалось мне в книгах, в записках путешественников; есть оно в западноевропейских энциклопедиях. Но сведения о путешественнице очень отрывочны, даже дату ее рождения указывают по-разному...

Для меня с именем Тинне всегда была связана загадка. Что заставило богатую, молодую, красивую женщину ехать в Африку, что влекло ее в глубины опасного, неизведанного материка? Немало лет я посвятил поискам материалов об отважной голландке, собирая и обрабатывая массу литературы из российских и иностранных библиотек.

Тинне — фамилия редкая; поэтому, наткнувшись на детскую книгу о животных английской художницы Доротеи Тинне, я не усомнился, что она — родственница загадочной голландки.

Разыскав по справочнику адрес Доротеи, я отправил в Англию письмо. И не ошибся. Мне пришел ответ от ее дочери, Алексины Крофорд, правнучатой племянницы «той самой» Тинне. «У нас сохранилось множество вещей, принадлежавших Алексине. Я бы с радостью показала их вам», — писала госпожа Крофорд.

А позже прислала и копии семейных писем, которые добавили последние, столь необходимые мне штрихи к портрету путешественницы, пролили свет на некоторые эпизоды ее жизни...
Собирая, часто буквально по крохам, материалы о Тинне, я все время пытался понять, чего же было больше в ее судьбе — случая или предопределенности?..

Алексина родилась в Гааге в 1835 году, в семье богатого голландского купца Филиппа Фредерика Тинне, принявшего английское подданство, и баронессы Генриетты (Харриет) ван Капеллен. Отец Тинне много путешествовал, часто бывал в разъездах и вообще вел немного загадочный образ жизни: некоторые даже полагают, что он был тайным агентом какой-то из тогдашних «спецслужб».

Как бы то ни было, состояние Филиппа и в Англии, где жили его дети от первого брака, и в Голландии было очень велико; Алексина слыла самой богатой наследницей в Гааге.

Будучи, к тому же, обаятельной, живой и хорошенькой девушкой, Алексина имела большой успех в высшем свете. Семейные письма свидетельствуют, что в 1851 году, после одного из балов в Париже, у нее не было отбоя от мужчин, предлагавших руку и сердце. Но Алексина, еще слишком молодая, не желала думать о семейной жизни... Позднее она познакомилась с Адольфом Кенигсмарком, племянником прусского консула при голландском королевском дворе.

Возникла взаимная любовь; партия устраивала родственников, и, казалось, все уже было решено, когда вдруг в 1855 году произошел неожиданный и полный разрыв.

Что случилось между молодыми людьми — неизвестно. Адольф неоднократно пытался найти путь к примирению, отправляясь вслед за Алексиной даже в дальние края, но та была непреклонна. Ее мать писала в одном из писем: «О! Это было жестокое разочарование, и я боюсь, что пройдет еще много времени, прежде чем Алексина забудет о нем».

Kuki Anna
04.09.2012, 21:31
http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_12.jpg
Вид Мурзука на старинной гравюре

Тинне означает - укреплениеМожно встретить мнение, что Алексина и стала-то путешествовать из-за неудачи в личной жизни.

«Из всех жертв, что пали на землю Африки, никто не выступает под личиной столь поэтичной, как эта молодая женщина, — писал, например, один француз. — Рухнули ее мечты, и, чтобы забыть об этом, она отправилась в Африку».

Но мне кажется, что самой наследственностью была предопределена страсть девушки к дальним странствиям.

Согласно семейному преданию, один из предков ее отца прославился еще во времена крестовых походов при взятии крепости в Розетте, за что и получил имя «Тинне» — это слово по-голландски означает «укрепление».

Сам же отец немало лет провел в Вест-Индии, где и нажил свое состояние.

Дед Алексины по материнской линии, контр-адмирал ван Капеллен, руководил голландскими кораблями в 1816 году во время сражения у берегов Алжира.

Еще в десятилетнем возрасте девочка любила склоняться над разложенными на полу библиотеки огромными фолиантами — трудами по географии. Известно, что в 1843 году ее отец заметил: «У нее иногда рождаются идеи, которые трудно ожидать от столь юного создания»...

Словом, получив после смерти отца огромное состояние, девушка решила использовать его для путешествий. Еще в детстве Алексина не раз бывала во Франции — в Париже, Ницце, в Пиренеях, откуда ездила в Испанию.

Уже тогда она проявила свою склонность к изучению иностранных языков: легко выучила испанский и французский, добавив их к голландскому и английскому, на которых говорили в семье.

Алексина получила прекрасное образование и с удовольствием изучала такие предметы, как ботаника, геология, астрономия...

Подруга Алексины, Хеджес, писала ей в январе 1851 года: «Помнишь, как мы хотели встретиться вновь и изучать геологию, астрономию, минералогию, а затем логику, риторику, греческий, иврит, арабский и другие предметы со сложными названиями... Но я боюсь, что за то долгое время, что мы не общались, ты столько всего выучила, что нам уже нечего будет изучать вместе...»

Летом 1854 года Алексина со своей матерью совершила путешествие по северу Европы, забираясь в самые отдаленные уголки Скандинавии. Осенью следующего года они отправились в новую большую поездку: из Германии, через Альпы, путь лежал в Вену. Однако в Зальцбурге пришли известия об эпидемии холеры в австрийской столице; изменив планы, мать с дочерью решили ехать в Италию.

Голландки весело провели время в Венеции, но там Алексина заболела — в первый раз в своей жизни, чем крайне встревожила свою мать. И вот, как раз в дни болезни, девушка узнала, что из соседнего Триеста отходит пароход в Египет.

Поэтому, стоило ей поправиться, они решили направиться в Африку. Однако болезнь вернулась вновь: в течение нескольких дней от здоровья Алексины зависело, поедут ли женщины в Египет. Будто Всевышний колебался и раздумывал: войти Африке в судьбу Тинне или нет?..

«У меня не было большого желания увидеть ни Америку, ни Австралию, но Африка, не знаю почему, всегда манила меня», — писала позже Алексина. Чем объяснялся этот выбор? Возможно, он был обоснован еще кое-чем, кроме наследственной любви к странствиям и вообще к эксцентричным поступкам, которые порой отличали Алексину.

По крайней мере, так считает голландец Изаак Бооне, который сейчас работает над книгой о путешественнице. Он видит в решении Тинне влияние модных тогда идей эмансипации, равноправия женщин, борьбы с рабством.

http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_06.jpg
Вид Суакина

И впрямь, любимая Алексиной Королевская библиотека, находившаяся рядом с домом Тинне в Гааге, служила своеобразным клубом, где встречались передовые интеллектуалы своего времени. Вполне вероятно, что Генриетта и Алексина Тинне принадлежали к движению «Ревей» («Пробуждение»), которое объединяло протестантов, исповедовавших идеи экономического равенства, борьбы против бедности и рабства.

К тому же, Генриетта Тинне была придворной дамой, — а голландская королева София, как известно, разделяла идеи женской эмансипации и женского образования. Стоит вспомнить и то, что дед Алексины, контр-адмирал ван Капеллен, участвовал в морском походе на Алжир именно для освобождения европейских моряков из плена у мусульманских пиратов.

Гаага в середине позапрошлого века была одним из центров движения против работорговли; Бооне считает, что старшая и младшая Тинне были тоже вовлечены в него. Дальнейшие поступки Алексины полностью подтверждают это предположение..

Kuki Anna
04.09.2012, 21:33
http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_01.jpg
Подъем на египетскую пирамиду
Королева экватораВ конце концов, поездка состоялась; Тинне впервые попала в Африку. Египет покорил Алексину.

В Гизе она умудрилась даже взобраться на пирамиду — это в тогдашней-то длинной юбке и пальто до пят!

Голландки поднялись вверх по Нилу до Асуана, осмотрев по дороге знаменитые древние храмы Карнака, Луксора, Долину Царей.

Особенно очаровал Алексину храм на острове Филе у Асуана. Позже, во время третьего путешествия в Африку, вид этого храма при свете луны показался Алексине настолько романтичным, что она пригласила на Филе танцовщиц из Асуана, которые там плясали до утра...

На обратном пути голландки совершили путешествие с караваном через пустыню от долины Нила к побережью Красного моря, а в конце марта 1856 года вернулись в Каир. К этому времени Алексина уже неплохо говорила по-арабски. Она купила себе египетские наряды, которым с тех пор стала отдавать предпочтение.

Итак, наша героиня окончательно «заболела» Африкой. Но, чтобы вновь отправиться вверх по Нилу, надо было ждать попутного ветра, — а значит, новой зимы. Поэтому Тинне выехали из Александрии, чтобы провести шесть месяцев на Святой земле.

Они побывали в Иерусалиме, Иерихоне, в Вифлееме, на Мертвом море, а также посетили Бейрут, Баальбек и Дамаск. В Дамаске их принимал французский консул Эдмон Фердинан де Лессепс, брат строителя Суэцкого канала. Алексина полюбила этот город; там она переоделась в арабский костюм и очень радовалась, когда мать не признала ее в чадре.

В середине декабря — голландки снова в Египте. Когда они выезжали из Каира вверх по Нилу, Генриетта записала в своем дневнике: «Заветная мечта Алексины — теперь отправиться в Хартум». Но им на этот раз удалось добраться только до Вади-Хальфы на севере Судана: дальше следовало двигаться через пустыню караваном, а верблюдов нанять не удалось...

Поэтому женщины вернулись в Каир, а затем и в Европу. По пути они вновь побывали в Палестине; через Бейрут, Кипр, Измир, Стамбул, Афины и Корфу прибыли в Триест, откуда поездом через Вену, Прагу, Дрезден и Амстердам в ноябре 1857 года возвратились в Гаагу.

Вскоре Алексина стала готовиться к новому путешествию...
Здесь стоит заметить, что экспедиции голландок были прекрасно экипированы, с учетом самых последних достижений техники. Например, Алексина увлеклась весьма новой в те годы фотографией; начав фотографировать еще в Гааге, она брала камеру в свои поездки, благодаря чему сохранилось немало африканских снимков.

Летом 1861 года Тинне в компании своей матери и ее младшей сестры, Адрианы ван Капеллен, отправилась в третье путешествие на Черный континент. Адриана, фрейлина вдовствующей королевы Голландии Анны Павловны, русской по происхождению, незадолго до этого вернулась из России, где у нее был роман с императором Александром II. Поездкой в Африку она надеялась залечить свои душевные раны...

На этот раз Алексина не в шутку собралась отправиться к верховьям Нила. В начале января 1862 года на трех местных речных судах — дехабие — голландки двинулись вверх по великой африканской реке.

В Каире европейцы отговаривали женщин от поездки в Судан, рассказывали всякие ужасы об этой стране, о царящих там варварских нравах, о нездоровом климате. Это только сердило, но никак не пугало Алексину. За твердую решимость проникнуть в глубины таинственных земель ее даже прозвали «королевой экватора»...

Вообще, храбрость младшей Тинне впоследствии поражала всех, кто с ней общался: она единственная, кроме команды, осталась на барке, чтобы преодолеть опасные нильские пороги у Асуана. От Короско в Судане, где Нил делает излучину, до Абу-Хамада ее экспедиция прошла через безводную пустыню на верблюдах.

В этих местах несколько лет спустя погиб от жажды целый египетский полк... Но все это случилось позднее...

Kuki Anna
04.09.2012, 21:34
http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_03.jpg
Алексина Тинне со слугами в своем доме в Каире (гравюра с фотографии)Вверх по "Белой реке"

11 апреля голландки прибыли в Хартум. Алексина, чьей воле уже подчинялись обе старшие женщины, первоначально собиралась двигаться дальше по Голубому Нилу в Эфиопию, о которой она была наслышана от одного немецкого миссионера, немало времени проведшего при дворе эфиопского монарха.

Но о ситуации в этой стране приходили тревожные вести; к тому же, у французского консула в Хартуме, Тибо, девушка познакомилась с бельгийским купцом Бартелеми, который увлек Алексину рассказами о поездке по Белому Нилу. Подъем к истокам древнего Хапи казался все более привлекательным...

Окончательно склонило голландку к этому пути еще одно романтическое обстоятельство. Как раз в то время велись поиски двух английских путешественников — Джона Спика и Джеймса Гранта, которые в 1860 году от Занзибара на восточном побережье Африки отправились к верховьям Нила; с тех пор об англичанах не было никаких сведений.

Из Хартума им навстречу был направлен английский консул Джон Питрик.

С аналогичной целью вверх по Нилу собирался подняться и английский путешественник Самюэл Бейкер. В конце концов, Алексина тоже вознамерилась принять участие в этих поисках.

В то время Хартум представлял собой скопище авантюристов всех мастей. Под видом торговли слоновой костью, купцы не брезговали заниматься торговлей рабами. Египетское же правительство заявляло, что работорговли в этом районе нет, и сквозь пальцы смотрело на происходившее.

Все, у кого были деньги, посылали вверх по Нилу корабли с целью приобретения рабов. Да и египетские наместники в Судане сами были не прочь подзаработать на этих позорных сделках; к тому же, они занимались неприкрытым вымогательством, с чем не раз пришлось столкнуться Алексине.

Наместник Муса-паша был настоящим тираном. Бейкер писал о нем в 1862 году: «Человек этот превзошел обыкновенных турецких чиновников: в нем к высшей восточной порочности примешивалась еще и грубость дикого зверя. Во время его губернаторства Судан был совершенно разорен... Без торговли на Белом Ниле Хартум едва ли бы мог существовать, а торговля эта состоит в похищении людей и в убийствах».

Спустя два года Алексина Тинне, на личном опыте познав деяния Мусы-паши, писала из Хартума своему сводному брату Джону в Англию: «Расскажи в газетах, в каком жутком состоянии находится страна. Муса-паша ввел такие налоги, что все хозяйство развалилось.

Он держит 20 тысяч солдат, провизию для которых добывает грабежом; он захватывает рабов и превращает их в солдат. Многие деревни, которые еще год назад процветали, теперь опустели»...

Вопреки всем предостережениям, Алексина решила нанять единственный в то время на Ниле пароход и на нем двигаться вверх по «Белой реке».

Наместник всячески препятствовал экспедиции Тинне, не желая иметь лишнего свидетеля творившихся беззаконий, — но при поддержке египетского принца Халима, брата вице-короля Египта, с которым она познакомилась во время пребывания в Каире, Алексине все же удалось заполучить пароход. В мае 1862 года голландки отправились из Хартума.

Один журналист, современник Тинне, заметил: «Не часто случается, чтобы леди из высшего общества пускались одни в опасные путешествия без всяких других побуждений, кроме страсти к неизведанному и без всякой другой поддержки, кроме собственного мужества».

Красивая, энергичная, прекрасно образованная, Алексина, бесспорно, выглядит самой романтической фигурой в истории исследований Африки. Из путешественников, знавших или встречавших ее, не было ни одного, кто бы вспоминал о ней без восхищения или хотя бы не сказал в ее адрес доброго слова...

Дойдя до того места, где Нил принимает в себя воды правого притока — Собата, Алексина решила подняться вверх по этой реке. Десятидневная экспедиция по Собату, до тех пределов, пока река оставалась судоходной, прошла благополучно, но была не слишком результативна. И наша героиня продолжила плавание вверх по Белому Нилу.

Наконец, она добралась до Гондокоро — это почти у границ с нынешней Угандой, на пятом градусе северной широты. В нескольких километрах выше начинались пороги; плыть на пароходе дальше было невозможно.

Поэтому Тинне отправилась в пешую экспедицию; однако явное сопротивление работорговцев, не желавших пускать европейскую экспедицию на земли, где они чувствовали себя полными хозяевами, и тропические болезни вынудили ее вернуться.

Алексина вновь прибыла в Хартум, но оставалась там недолго. В начале 1863 года она вновь отправилась на верхний Нил, на этот раз, в район его западного притока — малоисследованной реки Бахр-эль-Газаль, «Реки Газелей», как назвали ее арабы.

Kuki Anna
04.09.2012, 21:39
http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_11.jpg
Мешра-эр-Рек

Нил "установлен"

«Африканские дебри были не для европейской девушки из высшего света, привыкшей к роскоши и королевским дворам. Но Алексина была прирожденным руководителем и сказала — вперед!» — писал о ней один американец.

Бассейн Бахр-эль-Газаля был одной из наименее изученных частей Судана: густая речная сеть, множество болот и непроходимые заросли затрудняли его исследование. Но в науке существовало мнение, что именно Бахр-эль-Газаль и есть главный исток Нила.

Потому этой экспедиции Тинне решила придать серьезный исследовательский характер.

Она пригласила с собой двух находившихся в то время в Хартуме немецких ученых — орнитолога Теодора Хейглина и ботаника Германа Штейднера.

К группе присоединился еще и голландский натуралист барон д'Аблэнь.

Экспедиция на Бахр-эль-Газаль была одной из самых дорогих и богато оснащенных среди всех, что когда-либо предпринимались на Ниле.

Кроме парохода, наняли несколько парусников; европейцев сопровождал эскорт из 200 человек и множество слуг. Адриана ван Капеллен, плохо переносившая тяготы путешествий, осталась на этот раз в Хартуме. Мать поехала с Алексиной...

В случае удачного развития событий, Алексина планировала за Бахр-эль-Газалем пересечь страну Ньям-Ньям и выйти к Конго, а затем двигаться на запад, к побережью Камеруна; оттуда же, вокруг мыса Доброй Надежды, морем вернуться в Египет.

Когда женщины уже отправились в путешествие, сводный брат нашей героини, Джон, на основании писем родственниц 23 ноября 1863 года сделал доклад в Географическом обществе в Лондоне, а затем опубликовал его в «Трудах исторического общества Ланкашира и Чешира». Алексина просила не рекламировать их имен; в докладе шла речь о путешествиях просто «голландских леди». Она вообще не любила рассказывать о себе, не стремилась к известности...

http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_07.jpg
Болота на Бахр-эль-Газале. Гравюра из книги «Plantae Tinneanae»

Как раз во время экспедиции голландок на Бахр-эль-Газаль произошло важнейшее событие. Англичан Спика и Гранта встретил в Гондокоро Бейкер; оттуда в Хартум, а затем дальше в Европу было отправлено послание, слова которого стали крылатыми: «Нил установлен!» Действительно, Спик видел, что из озера, обнаруженного им и названного Викторией, вытекает на север река, которая, по убеждению ученого, и являлась началом Нила.

Позже подтвердилось, что Спик был прав. Однако тогда многие географы все еще полагали, что озеро Виктория — лишь один, и не главный из истоков Нила. Место рождения реки искали западнее и южнее. Такого мнения ошибочно придерживался и крупнейший исследователь Африки — Дэвид Ливингстон, принявший за исток Нила верхнее течение Конго.

Не случайно, выступая в Географическом обществе, Джон Тинне так определил цель экспедиции своей сводной сестры: «проникнуть в речную область Бахр-эль-Газаль и определить, не текут ли воды Нила из другого источника, кроме озера Виктория». На это президент общества сказал, что, «если они достигнут своей цели, окажут важную услугу географии».

Многие отговаривали Алексину от ее затеи. Позже, в апреле 1863 года, когда она исчезла в дебрях Бахр-эль-Газаля, Спик, к тому времени уже с триумфом прибывший в Хартум, писал Адриане ван Капеллен: «Какая бы ни была цель экспедиции — развлекательная или научная, я не вижу возможности закончить ее успешно. Хорошо зная природу африканского климата, я бы никогда не отправился в путь более, чем с одним спутником...

Если же они предпримут такую попытку, я не гарантирую, что они останутся в живых... Провал будет неизбежным результатом.» Спику вторил его спутник Грант, считавший, что голландкам надо возвращаться, если они не хотят пасть жертвами торговцев слоновой костью.

Сама же Алексина, отправляясь в новую экспедицию, оптимистично писала на родину: «Не волнуйтесь. С нами двое ученых, а на пользу экспедиции работает популярный слух, что это путешествует дочь султана на огненном корабле.»

Однако путешествие на Бахр-эль-Газаль действительно оказалось тяжелейшим испытанием для молодой голландки.

«Проходя мимо парохода, принадлежавшего одной голландской даме, ван Капеллен, и красавице, ее дочери, мисс Тинне, мы приветствовали их ружейным залпом и махали платками, пока наконец не потеряли друг друга из виду, — писал Бейкер. — Не думали мы тогда, что в последний раз видим эти дружественные лица и что почти все их общество постигнет такая ужасная участь.»

Трудности начались с первых дней пути по Нилу. Капитан одного из судов специально сделал пробоину, чтобы вынудить голландку вернуться. Когда флотилия вошла в Бахр-эль-Газаль, продвижению вперед мешали густые заросли папируса и тростника; плавучие острова загромождали протоки с мутной водой.

В конце марта экспедиция прибыла в местечко Мешра-эр-Рек, важнейшую якорную стоянку на «реке Газелей». Дальше начинались болота, которые и питали реку.

Kuki Anna
04.09.2012, 21:42
http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_10.jpg
Алексина Тинне со свитой ( бывшие рабы, освобожденные ею, и матросы ее яхты) в своем доме в Алжире (гравюра с фотографии)

Экспедиция на Бахр-эль-Газаль

Вскоре выяснилось, что для дальнейшего продвижения многого не хватает. Барона д'Аблэня послали обратно в Хартум с пароходом за запасами.

Хейглин и Штейднер решили выступить вперед, в сторону реки Джур, а Алексина с матерью и слугами остались в Мешра-эр-Рек, «одном из самых странных мест земного шара, куда ведет дорога, столь же странная».

Пока барон вернулся из Хартума с запасами продуктов, — начались дожди, болота превратились в озера и стали непроходимыми. В опустошенных работорговцами местах невозможно было найти ни носильщиков, ни продовольствия...

От малярии умер Штейднер, который по совместительству был и врачом экспедиции. Впрочем, болели практически все.

Опытный путешественник Спик был прав: большое количество людей и запасов в диких местах, куда попала Тинне, сделалось тяжелейшей обузой. Одни бусы для подарков туземцам весили не менее полутора тонн!

Приходилось делать частые остановки. К тому же, слухи о богатстве экспедиции привлекли вымогателей... И все же, группа уходила все дальше на запад, на территорию таинственной страны Ньям-Ньям.

http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_02.jpg
Нубийская пустыня. Гравюра из книги «Plantae Tinneanae» (1867 г.)

Когда экспедиция Тинне добралась до Джура, эта река превратилась в мощный поток. Его удалось пересечь в резиновой лодке, но часть запасов промокла и погибла. Наконец, путешественники дошли до фактории торговца Буселли, который был полновластным хозяином во всей округе.

Он сначала устроил голландкам пышный прием, а потом стал требовать немыслимые цены за самые жалкие услуги, не говоря уже о продуктах.

Экспедиции грозил голод. Буселли практически изолировал голландок и сделал их своими заложницами. «Нас держали, как пленников, и иногда... нападали на наших солдат», — писала позже Алексина. Члены экспедиции с трудом выбрались из владений вероломного торговца и разбили свой лагерь, пометив на карте это место французским названием «Etablissement Tinne».

Дожди продолжались, ситуация становилось все тяжелее. Об отчаянном положении экспедиции можно судить по обратному адресу, который оставила Алексина на обертке одного из писем, отправленных из болот Бахр-эль-Газаля: «М-ль Тинне, одному Богу ведомо, где!»

В июле умерла мать Тинне, затем последовали смерти двух ее голландских служанок. Хейглин и сама Алексина едва держались на ногах...

Помощь Тинне пришла от ее тетки, оставшейся в Хартуме. Экспедиция, посланная Адрианой, встретила Алексину и Хейглина в Вау. Виня себя в гибели матери и еще многих людей, Алексина вернулась в Хартум. Туда она прибыла в конце марта, 1864 года после четырнадцати месяцев отсутствия. А в мае скончалась и ее тетка Адриана. Это было последним ударом для молодой голландки...

И все же, экспедиция на Бахр-эль-Газаль имела большое научное значение. Хейглин привез коллекцию редких птиц. Было изучено течение нескольких рек, собрана богатейшая этнографическая коллекция, открыто 24 вида неизвестных до этого науке растений.

Книгу с их изображениями позже издали на средства Алексины и Джона Тинне в Вене под латинским названием «Plantae Tinneanae», «Растения Тинне». Даже если бы Алексина только нанесла на карту скрытый зарослями и плавучими островами вход в Бахр-эль-Газаль, это уже было бы большим вкладом в тогдашнюю науку.

Дэвид Ливингстон, оценивая ее вклад в исследования Нила, писал: «Никто в моем представлении не стоит так высоко, как голландская леди мисс Тинне, которая после тяжелейших семейных горестей с благородной настойчивостью продолжала бороться со всевозможными трудностями...»

Было у Алексины Тинне еще одно важное качество, которое, пожалуй, в первую очередь, выделяет ее из плеяды первопроходцев Африки...

Kuki Anna
04.09.2012, 21:47
http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_05.jpg
Генриетта (Харриет) Тинне, мать Алексины (гравюра с фотографии)

Моральный удар по работорговле

Мы уже говорили о том, что в середине XIX века в районе верхнего Нила, несмотря на формальный запрет властей, свирепствовали работорговцы. Они опустошали целые районы на юге Судана; оставшееся население бежало в самые глухие места.

Плывущие по реке барки, груженные «живым товаром», и караваны невольников были обычной картиной в этом районе.

Не только арабские купцы, посылавшие на юг все новые и новые отряды за чернокожими невольниками, но и некоторые европейцы, формально охотившиеся за слоновой костью, были не прочь разбогатеть на «живом товаре».

Наблюдая все ужасы торговли людьми, Тинне была действительно потрясена. В одном из ее писем на родину есть такие слова: «Никогда в своей жизни я так не ужасалась... Я, как и все, слышала рассказы о караванах рабов, читала много раз их описания, но я не могла себе представить, до какой степени может доходить жестокость, грубость и цинизм работорговцев».

Черный континент, куда она так стремилась в течение многих лет, был полон несправедливости и жестокости. Алексина, как могла, пыталась бороться с этим злом.

Можно сказать, что главным результатом экспедиции голландки на верхний Нил стал моральный удар по работорговле. До Тинне ни один европеец всерьез не занимался этой проблемой.

Первая встреча Тинне с невольничьим судном произошла на притоке Нила, реке Собат. Состояние рабов было настолько ужасным, что Алексина приказала остановить свой пароход и вступила в переговоры с капитаном судна. Когда тот отказался отпустить рабов, — она выкупила их, причем капитан, пользуясь жалостью голландки, заломил втридорога...

Тинне освободила негров и велела им идти в родные края. Она собиралась еще и раздать африканцам продукты из собственного запаса, чтобы те не погибли от голода в тропической чаще. Однако негры, поняв, что они свободны, не дожидаясь еды, бросились бежать и исчезли в зарослях на берегу. Путешественница расплакалась...

За время своих путешествий по Нилу Алексина освободила таким образом много рабов. Некоторые из них поступали к ней на службу, чтобы отблагодарить свою избавительницу, и становились ее преданными друзьями — Судан молодая голландка покинула с целой свитой из восемнадцати африканцев.

Она взяла бывших рабов с собой, зная, что в противном случае их вновь закабалят... Даже возвращаясь из трагической экспедиции на Бахр-эль-Газаль, Алексина все же нашла силы, с помощью своих слуг и охраны, захватить один встречный корабль с работорговцами-пиратами, чтобы предать их суду.

http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_08.jpg
Алексина Тинне (гравюра с фотографии)

Имя ее облетело весь верхний Нил. От деревни к деревне шли легенды о белой девушке, которая помогает рабам. Алексину называли не иначе, как Бент-эль-Ре — «Дочь короля». То ли из-за ее королевской щедрости и доброты, то ли из-за слухов о том, что по Африке странствует дочь султана Стамбула, — но Тинне дали именно это имя. Вскоре оно стало хорошо знакомым в самых глухих деревушках на Ниле и приобрело магическую силу.

Если обычно при появлении арабов и европейцев население пряталось в чаще или готовило стрелы и копья, — то, узнав, что близится Бент-эль-Ре, люди делались гостеприимными и были рады оказать ей любую помощь...

Слава «дочери султана» поразила даже арабских работорговцев. Один из них, наводивший ужасы на весь верхний Нил, поспешил отдать почести Тинне и предложил ей стать королевой Судана.

Как-то во время путешествия по реке Собат, когда пришло время запастись дровами для парохода, в одном из самых опасных мест, где местное население было настроено против всех белых, Алексина с десятью солдатами бесстрашно ступила на берег. Африканцы же приняли ее с почестями и предложили трон, если она освободит их от тирании охотников за рабами...

Репутация доброй, великодушной и щедрой женщины закрепилась за ней очень рано. Однажды, после экскурсии на Масличную гору, в ворота запертого на ночь Иерусалима ее с матерью пустили, лишь узнав, что это уже прославленная «европейская принцесса».

На пароходе по пути из Марселя в Египет, во время третьего путешествия, Тинне величали не иначе, как «неаполитанской королевой»...

Kuki Anna
04.09.2012, 21:50
http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_04.jpg
Растение Cucumis Tinneanus, открытое Тинне во время ее экспедиции на Бахр-эль-Газаль в 1864 году. Иллюстрация из книги «Plantae Tinneanae»Зов Африки

За доброту и участие африканцы платили Тинне той же монетой. Итальянский путешественник Карло Пьяджа писал: «Туземцы, которые обожали Тинне, объявили ее своей королевой.

Они состязались в сборе для нее дров и добыче воды и старались освободить от травы и валежника дорогу, по которой она должна была пройти...» Слова, особенно важные, если учесть, что Тинне оказалась единственной женщиной, удостоившейся упоминания в мемуарах Пьяджи...

Алексина жила в Хартуме, испытывая тяжелейшее физическое и душевное состояние. К горечи от потери близких людей, к ощущению своей вины прибавилось желание мести.

Она давно уже питала неприязнь к Мусе-паше из-за его тирании и покровительства работорговле, — а вернувшись в Хартум, узнала, что именно он чуть не погубил ее экспедицию.

В апреле 1864 года она писала из Хартума, имея в виду те страшные дни, когда экспедиция была в фактическом плену у работорговца Буселли: «Когда я послала официальную жалобу (на Буселли — Н. К.) через французского консула в Хартуме Мусе-паше, тот всем своим видом показал, что наказывать никого не намерен.

http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_14.jpg
Бронзовая мемориальная доска Алексины Тинне

Сначала он продержал мое письмо несколько дней, а затем отослал обратно под предлогом, будто его переводчик (хотя он прекрасно говорит по-французски) не смог его перевести.

Затем он попытался отвертеться от того, чтобы как-то вмешаться, под различными и совершенно абсурдными предлогами... Но я не могу жаловаться на него в судебном порядке, так как официально он мне не отказал.

Более того, на наше письмо от 8 июля, рисующее наше катастрофическое положение, с просьбой прислать либо человека от правительства, который был бы наделен властью заставить купцов вести себя подобающим образом, либо хотя бы письмо от паши с приказом не обижать нас, а также пароход с помощью...

Муса-паша даже не ответил. Может быть, как он говорил, он не получил этого письма, — но, когда на помощь нам стали снаряжать лодки, а месье Тибо и тетя Адди (Адриана — Н.К.) делали все возможное, чтобы отправить их как можно скорее, он не только не дал человека и письмо, но и пытался задержать отправление лодок под самым несправедливым предлогом.

Когда же лодки были готовы к отплытию, а три уже ушли, — он издал закон, по которому нужно было платить за каждого солдата или матроса, плывущего вверх по Белому Нилу, причем даже за тех, которые отплыли до издания этого закона!»

Но больше всего возмутило Тинне то, что Муса-паша попытался ее самое обвинить... в работорговле: «А теперь, когда мы уже вернулись, над нами издеваются всеми возможными способами. Меня обвиняют в том, что я привезла с собой рабов. Это меня — из всех людей на белом свете!»

И если раньше она думала жаловаться Мусе-паше на местных работорговцев, то теперь была настроена обратиться к вице-королю Египта с требованием рассмотреть деятельность самого наместника.

http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_13.jpg
Представитель племени ньям-ньям и его хижина

Тинне настолько тесно связала свою судьбу с Черным континентом, что, даже окончив путешествия по Нилу, не захотела покидать Африку. Тем более, что смерть унесла почти всех, кто напоминал ей о родине.

Алексине, редко расстававшейся с матерью даже на день, больно было бы увидеть вновь те места, где они бывали вместе. Несмотря на просьбы родственников, Тинне отказалась вернуться в Европу, решив обосноваться в Египте.

Из Хартума она добралась до порта Суакин на Красном море, откуда пароходом прибыла в Суэц, где и поселилась в доме на окраине.

О ее состоянии в тот момент лучше всего свидетельствуют строки из писем, которые Тинне отправила в декабре 1864 года из Суэца жене Джона, Маргарет, и своему дяде Жюлю: «Я ужасно страдаю от холода, так как дом очень плохой — в нем нет ни дверей, ни стекол. Меня постоянно мучает лихорадка. Все мои несчастные негры больны... Мой почерк такой жуткий потому, что рука почти парализована. Я провожу все дни в постели, закутавшись в одеяло, и не могу даже высунуть наружу руку...»

Kuki Anna
04.09.2012, 21:51
Позднее наша героиня перебралась в Каир, где поселилась в одном из старых кварталов, подальше от глаз приезжих европейцев. Она жила в окружении арабских и африканских слуг, среди восточной мебели и своих огромных коллекций, привезенных с верхнего Нила; одевалась, как арабская женщина. Похоже, Алексина и впрямь стала чувствовать себя «дочерью стамбульского султана»...

Ее природная доброта, не менее огромная, чем мужество, стала проявляться и здесь. Египтяне очень грубо обращаются с животными, особенно с ослами. Тинне подбирала замученных, едва живых осликов и выхаживала их. Это стало хорошо известно в Каире; вскоре к ней начали отовсюду приводить больных, загнанных ослов. В итоге, ее дом превратился в подлинную ветеринарную больницу...

Об этом периоде ее жизни мало что известно. Лишь немецкий художник Вильгельм Гентц, случайно встретивший Алексину в Каире, оставил свои зарисовки путешественницы, — причем, не только карандашом, но и пером.

«Мисс Тинне выходит ко мне навстречу, — писал Гентц. — На ней восточный тюрбан, египетское платье из серого шелка с длинными рукавами. Оно надето на черное траурное платье, а на ногах — марокканские туфли.

Высокая, красивая, с бледным одухотворенным лицом, на котором лежит печать грусти и болезни, с легкими, изысканными манерами, она не могла не произвести приятного впечатления на каждого... Пока я рисовал, она не переставала рассказывать об Африке, сидя по-арабски на полу, и не уставала от этих рассказов.»

У Алексины была мечта — поселиться на одном из нильских островов в окрестностях Каира и обосноваться там навсегда. Она даже заказала одному архитектору проект замка в восточном стиле. Однако этой мечте не суждено было сбыться: путешественница вызывала недовольство властей тем, что не раз апеллировала к египетским судам с требованием рассмотреть деятельность правителя Судана Мусы-паши и взывала к его смещению.

Хотя ее обвинения были очевидны, вице-король Египта не спешил наказывать своего подчиненного — и поэтому отнюдь не жаждал иметь строптивую голландку в качестве местной землевладелицы. Отказать в продаже участка оказалось несложно...

Вскоре Алексина была вынуждена покинуть Египет. В 1865-1866 годах ее яхту видели на Крите, Сардинии, Мальте, в Измире, Стамбуле, Неаполе, — и всюду появление Тинне в окружении свиты черных слуг вызывало фурор. В Неаполе она намеревалась нанести визит герою освобождения Италии, Гарибальди...

Однажды ее подвела привычка к африканской одежде. Находясь в Тунисе, Алексина обратилась к голландскому консулу, чтобы тот помог ей осмотреть город.

Во время встречи консул сказал: «Мисс, получив рекомендательное письмо от голландского правительства, я был уверен, что меня ожидает встреча с респектабельной леди. А кого я перед собой вижу? Бедуинку!». Он отказался быть провожатым Тинне в Тунисе, пока та не оденется по-европейски. Алексина, не пожелав подчиниться, тут же уехала.

«Те, кто с ней дружил, кто с ней путешествовал, восхищались чистотой ее натуры, добротой и поразительной щедростью. Но это не заслоняло много странного, резкого, порывистого в ее характере, что, вероятно, только усилилось в дебрях Африки», — писал о Тинне американец Уильям Уэллс.

В январе 1867 года Алексина оказалась в Алжире, где как раз в это время произошло страшное землетрясение. Множество людей погибло и осталось без крова; вспыхнула эпидемия холеры. Пораженная бедствием и болезнями, Тинне, которая никогда не могла пройти мимо человеческих страданий, делала все, что было в ее силах, чтобы как-то помочь пострадавшим. Многие годы спустя эти люди вспоминали ее за смелость и доброту.

Африка продолжает непреодолимо звать Алексину... Из Алжира она организует экспедицию по территории северной Сахары и восточной части Атласских гор. Маршрут пролегал через Джельфу, Гардаю, Бискру и Константину. Во время этого путешествия Тинне начала учить язык туарегов — тамашек...

По мысли неутомимой путешественницы, странствия по Алжиру должны были стать лишь рекогносцировкой перед большой транссахарской экспедицией. Но через Алжир попасть в глубины великой пустыни оказалось сложным. В конце 1868 года Алексина перебралась в Триполи; оттуда начинались большие караванные пути на юг.

В Триполи наша героиня прониклась сочувствием к рабам, которых доставляли в Ливию караваны из Сахары. Рядом со своим домом Алексина построила чистое и опрятное, не в пример многим домам горожан, жилище для освобожденных невольников...

Kuki Anna
04.09.2012, 21:52
http://vokrugsveta.com/body/proshloe/tinne/tinne_15.jpg
Убийство Алексины Тинне. Рисунок из книги 1884 г.

Предназначено судьбой

Отправившись отсюда с караваном, она была намерена пересечь Сахару до султаната Борну и с запада выйти к верховьям Нила. Эта экспедиция, будь она осуществлена, имела бы еще большее научное значение, чем все предыдущие походы Тинне, — ибо пройти по данному маршруту никому из европейцев еще не удавалось.

Из Триполи Тинне вышла 28 января 1869 года, с караваном из 50 человек и 70 верблюдов. В составе экспедиции был немецкий мальчик Готтлоб Краузе, бежавший из школы с мечтой попасть в Африку. Пройдут годы, и он станет известным ученым-африканистом...

Позже, в своих воспоминаниях, Краузе называл голландку не иначе, как «моя госпожа». Больше всего привлекало юношу дружелюбное, уважительное отношение Алексины к африканцам...

Она поручила юному Готтлобу присматривать за своими собаками, привезенными из Нубии и Судана. Когда же одна из них, самая любимая голландкой, неожиданно умерла, Тинне уволила мальчика и отправила обратно в Триполи. Но это и спасло жизнь Краузе...

Жители ливийских оазисов относились к Тинне с недоумением и подозрением: белая женщина, незамужняя, путешествует без мужчины... И ее слезы, пролитые по поводу смерти собаки, лишь давали новую пищу для их фантазий: обитатели пустыни считали, что Тинне — колдунья, а погибший пес был ее мужем, который только по ночам принимал облик человека...

В Мурзуке, крупнейшем оазисе на юге Ливии, Алексина заболела и вынуждена была задержаться. Как раз в это время туда прибыл караван немецкого путешественника Густава Нахтигаля, жившего в Тунисе и получившего поручение доставить дар от короля Пруссии султану Борну.

Маршруты обоих исследователей совпадали; однако Тинне дожидалась каравана с дополнительными грузами из Триполи, а Нахтигаль собирался тем временем двигаться дальше. Вновь оставшись одна и все еще не оправившись от болезни, Алексина решила воспользоваться приглашением и погостить у туарегского вождя Ихнукена в Гате.

Выйдя из Мурзука, Тинне встретилась по дороге с Ихнукеном, однако он сказал, что в настоящий момент идет на войну. Поэтому ей пришлось вернуться обратно в Мурзук и ждать обещанного им эскорта. Но вместо одного эскорта туарегов пришли целых два: один во главе с Ахмедом бен-Салахом, другой — во главе с Бу-Бекром. Последнему почему-то и доверилась Тинне...

Здесь нельзя вновь не задуматься о цепочке закономерностей, совпадений и случаев, в который уже раз предопределившей судьбу Тинне. Болезнь в Мурзуке, ожидание дополнительных грузов из Триполи, невозможность идти вместе с Нахтигалем — и, наконец, выбор провожатого...

6 июня 1869 года Тинне покинула Мурзук в компании Бу-Бекра, который на самом деле был врагом Ихнукена. С ним было пять-шесть арабов из Триполи, как выяснилось — беглых преступников; с Тинне — чернокожие слуги и двое голландских моряков с ее яхты.

Когда караван стал лагерем к юго-западу от Мурзука на пути в Гат, между погонщиками верблюдов возникла ссора. Алексина вышла на шум из шатра и захотела вмешаться. Но один из бандитов отсек ей мечом правую руку, потянувшуюся к револьверу на поясе, а другой — выстрелил голландке в грудь.

Поспешившие на защиту Тинне матросы были убиты на месте, а ее преданных чернокожих слуг увели в рабство. Лишь нескольким удалось бежать, и они поведали в Мурзуке о случившемся.

Kuki Anna
05.09.2012, 10:24
Сразу ли умерла Алексина, или жизнь постепенно покидала ее распростертое на земле тело, — этого не знает никто…

Отправленный в Триполи за деньгами и необходимыми грузами слуга Тинне, египтянин Абдулла, был полон решимости идти в пустыню на поиски тела Алексины и мстить убийцам. Юный суданец Фурре из ее свиты на вопрос, почему он плачет, отвечал: «Я плачу, потому что я безутешен от потери; ведь я с самого детства жил у этой госпожи, которой был как сын...»

Обстоятельства убийства Алексины Тинне до сих пор окружены тайной. Одни, ссылаясь на воспоминания Краузе, говорят, что убийц подослал какой-то итальянец. Другие видят в этом козни турецкого наместника в Мурзуке, который задолжал Алексине крупную сумму денег и поэтому был заинтересован в ее гибели. Кто-то говорит о религиозном фанатизме обитателей Сахары.

Но, что бы ни двигало убийцами Тинне, главным мотивом, вероятно, был грабеж. Предметы из обычных металлов «дети пустыни» принимали за золотые; к тому же, они считали, что в больших металлических сосудах для воды, которые везла с собой Тинне, спрятаны сокровища...

Так оборвалась жизнь молодой исследовательницы, которой было всего 34 года.

31 июля 1895 года в лондонской «Дейли телеграф» появилась заметка, которая произвела среди родственников Тинне эффект разорвавшейся бомбы. Некто Джебари из Туниса сообщал, что видел могилу Алексины в мечети маленького оазиса, в двадцати пяти днях пути от Агадеса. Якобы Тинне спаслась, была взята в жены вождем кочевников и долго прожила с ним. Но это была лишь одна из легенд, окружавших жизнь и смерть Алексины...

Имя Бент-эль-Ре еще долго вспоминали на Ниле и в Сахаре. Образ Тинне, «дочери короля», обрастая все новыми преданиями, продолжал жить в сердцах африканцев вплоть до конца прошлого века.

Слух о ней так широко распространился по Северо-Восточной Африке, что дошел до самых отдаленных сахарских оазисов. Путешественник Герхард Рольфс рассказывал, что слышал легенды о Бент-эль-Ре в тех местах, где до него еще не ступала нога белого человека...

Судьба, зачастую немилостивая к Тинне при жизни, не особенно жаловала ее и после смерти. Сегодня уже немногое напоминает об отважной путешественнице. Большинство ее этнографических коллекций, перевезенных в Ливерпуль Джоном Тинне, погибло под немецкими бомбами во время Второй мировой войны.

Бомбы разрушили и возведенную в память о ней церковь в Гааге. Протестантский храм в Алжире, который посещала Тинне и где была установлена в память о ней бронзовая мемориальная доска, не сохранился; теперь, как сообщил мне настоятель нынешней протестантской церкви, на этом месте стоит здание главного почтамта...

Русский путешественник Василий Юнкер писал о нильской протоке на юге Судана, Мийя-Синьора, названной в честь открывшей ее Тинне. На подробных картах это название, говорят, можно найти и поныне.

Но в Судане, исследованию которого отдала столько сил голландка, многие годы полыхает гражданская война и свирепствует голод. И неизвестно, стоит ли еще сооруженный на берегу Нила, у города Джуба, что на самом юге страны, обелиск с именами первых европейцев, побывавших в этих местах. Там было и имя Тинне...

Но все же, интерес к судьбе отважной исследовательницы не исчезает. Несколько лет назад в городском музее Гааги проходила посвященная ей выставка.

В последние годы в разных европейских странах вышло несколько книг о Тинне, в том числе роман известного английского писателя Фрэнсиса Кинга. А упомянутый мной голландец Бооне, с которым я познакомился через «Интернет», работая над книгой об Алексине, изображает ее не только, как замечательную путешественницу, но и как одного из первых фотографов…

Рода Тинне в самой Голландии не существует уже давно, зато в Англии живут и здравствуют несколько семей потомков сводного брата Алексины.

У госпожи Крофорд от неутомимой и отважной путешественницы, кроме писем, остались: книга о Судане на французском языке, рукописная книга медицинских советов для путешествующих в тропиках, блокнот с зарисовками, арабский паспорт — фирман, свернутый в трубку.

В доме висит и портрет самой путешественницы — правда, изображенной в четырехлетнем возрасте... У двоюродных братьев Крофорд сохранились дневники Генриетты, матери Алексины.

Не случайным мне кажется то, что правнучатая племянница Тилле, госпожа Крофорд, также носит имя Алексина. Наверное, с кровью передается и тяга к дальним странствиям. Сама госпожа Алексина Крофорд пишет: «Африку очень стоит посетить, если вы сможете действительно побывать у африканцев, а не приехать туда, как турист.

Я считаю, что мне повезло, поскольку удалось сделать это». Двое из троих детей Крофорд работают вдали от родины: один в Непале, другой — в Африке; сначала он был в Мали, затем в Мозамбике; оба — с гуманитарной миссией.

Пожалуй, так уж действительно предначертано судьбой роду Тинне...
Автор Никита Кривцов