Уважаемые читатели! С июня 2016 года все сообщения форума переезжают в доступный для чтения архив. Остальной функционал интернет-портала «Вся Швейцария на ладони» работает без изменений: свежие новости Вы найдете на главной странице сайта, бесплатно разместить объявление сможете на "Доске частных объявлений". Следите за нашими новостями в социальных сетях: страница в Facebook и официальная группа в Facebook, страница в сети "Одноклассники". Любители мобильных устройств могут читать новости, афишу культурных мероприятий и слушать русское радио, скачав приложение "Ladoshki" для iOS и приложение для устройств Android. Если Вы еще не являетесь нашим подписчиком, но хотели бы получать анонс культурных событий на свой электронный адрес, заполните анкету на форуме, и Ваш адрес мы добавим в список рассылки. По вопросам сотрудничества и размещения рекламы обращайтесь по адресу: inetgazeta@gmail.com или звоните на контактный номер редакции: +41 76 460 88 37

RSS лента

Evangelina Zemp

Между нами,девочками- "Кубик Рубика"

Рейтинг: 5.00. Голосов: 3.
Сын известного на весь Ереван портного Левона Григоряна появился на свет 1 апреля, на месяц раньше положенного срока, без всяких видимых на то причин. Накануне ночью, его мама, тетя Ануш, увидела необычный сон: словно едет она в повозке, странно запряженной пятью разномастными лошадками,две попарно, цугом, а впереди всех, во главе упряжки, красивый шоколадный коренник. « Мальчик,- подумала во сне Ануш и проснулась. Теплой волной наступали схватки- малыш рвался на волю.
Рубик Григорян был единственным представителем мужского рода в компании наследников дяди Левона, четыре пятых из которых были девочками. Две старшие сестры Рубика начинались на букву «А» : Аревик и Астхик, потом шел собственно сам Рубик, и последние две девочки-двойняшки, появившиеся на свет спустя четыре, после Рубена, года, назывались Сатэ и Сэда, и вдвоём переводились на русский , как истинная нежность.
Дядя Левон, дождавшись, наконец, мальчика, не чаял это событие быстрее документально зафиксировать.
- Ашот, дорогой, записывай срочно, срочно Рубен....РУ-БЕН! И не перепутай, ара! Да, да, приезжай немедленно, стол накрыт! Мальчик, мальчик, наконец, такое счастье! Свидетельство сам привезешь, да печать не забудь поставить, как в прошлый раз было, с Астхик!», - радостно сообщал он в телефонную трубку своему другу и клиенту , заведующему городским ЗАГСОМ Ашоту Аршаковичу Бучманяну.
Своих первых девочек, дядя Левон обожал до бесконечности, а сына назвал на еврейский манер, Рубен , что означает : смотрите, сын! Гордился. Ликовал.
То, что самые нежные слагаемые женской любви – материнская и сестринская- Рубик прочувствовал еще в своем счастливом младенчестве : они изливались на него восхищенным взглядами старших сестер , дополнялись нежными и восторженными прикосновениями к нему мамочки Ануш, а через некоторое время были укреплены общей любовью малышек, которые молниеносно переставали плакать, стоило только Рубику подойти к их, одной на двоих ,коляске. Эта дружная женская любовь и совместное обожание и были для Рубена Григоряна тем горнилом, которое закалило в нем истинного мужчину: женщин он боготворил.
Аллочка появилась в его жизни не запланировано. Он, красавец и надежда всей женской части холодильного факультета Московского института торговли, запал на кареглазую девочку с обкусанными ногтями, совершенно случайно оказавшись на туристическом слете, в прохладном августовском Подмосковье. То ли задушевные песни под гитару, которые Аллочка исполнять была великая мастерица, то ли ее нетронутое еще сексуальными призывами и только начинающее раскрываться женское естество, а может неискушенная улыбка, запах костра и огненные искры, уносящиеся в небо букетами, но выбросить из головы Аллочку, после той памятной ночи Рубик уже не мог. Не одна ванна девичьих слез была выплакана по поводу его выбора , и многочисленные записные факультетские красавицы, не в состоянии понять и принять новый виток любовной биографии обожаемого Рубена, за сигареткой на черной лестнице дружно перемывали аллочкины кости. Но молодых это словно и не касалось: Рубик у Аллочки был первым, Аллочка у Рубика была хотя и не первой, но единственной, и совершенно логичным было их общее, через некоторое время , желание пожениться.
Рубик уехал в Ереван.
Левон Григорян никогда не был собственнно националистом, ничего не имел он и против русских, имея последних в многочисленных друзьях, но что-то надломилось в его честной армянской душе при брачном известии его единственного сына, а может это генетическая память векового истребления семафорила за чистоту крови, но только не вернулся Рубик в Москву ни через неделю, как обещал, ни через месяц: перевелся в другой торговый институт, в ереванский.
Аллочка, поняв что жениха ей не дождаться, купила в хозяйственном магазине черный краситель , выкрасила им свое несостоявшееся свадебное платье, которое еще долго висело на ее балконе , напоминая всем потенциальным невестам о неразрешимых национальных противоречиях,постриглась «под мальчика» и легла в отделение неврозов Третьей градской психиатрической больницы.Имени Гиляровского, кстати.Там и вернул ее к жизни ординатор отделения Сергей Райзман, частично заменявший психотропные препараты на простое человеческое и мужское участие. Аллочка испытывала к своему лечащему врачу безграничную товарищескую и , местами, дочернюю любовь. Они поженились через три года.
Новый дом было решено покупать в августе. Большая часть денег была собрана по родне , да и дела в фирме шли не плохо, поэтому из четырех предлагаемых вариантов, Рубен Левонович, не скупясь, выбрал не самый дешевый : двухэтажный коттедж на пятнадцати сотках, практически в сосновом бору, неподалеку от Клязьменского водохранилища. « На втором этаже есть место еще для одной детской,» - обдумывал Рубик предстоящий проект.К третьему ребенку в семье давно готовились, но все никак не получалось принять окончательное решение.
Аллочка давно уже свыклась с мыслью, что их переезд в ближайщее Подмосковье был мерой не столько вынужденной, сколько правильной во всех отношениях: ее аллергическим мальчикам-близнецам был категорически предписан девственно свежий, без тополиного пуха, подмосковный воздух, да и муж Сережа работал неподалеку, в частной психиатрической лечебнице, для пациентов, не выдержавших испытание кто деньгами, кто властью, женское отделение которого сплошь составляли бывшие и настоящие « рублевские жены».
Аллочкин муж Сережа был подмосковым, из Серпухова, где жила с незапамятных времен его семья, сначала в бабушкином старинном доме, а после наступления на единоличное домовое владение хрущевских пятиэтажек, в трехкомнатной квартире на солнечной стороне. Оттуда, из своего подмосковного детства, и была у Сергея Григорьевича обязательная привычка сдруживаться с ближайщими соседями.А как психиатр, он и вовсе стоял на той точке зрения, что все бытовые конфликты предупреждаются близким человеческим соседством и дружеским сосущестованием. Возможно, возведенные неподалеку от их старенького, наследственного особнячка, двухэтажные коттеджи, вовсе не стремились к завязыванию дружеских связей, но земельные участки граничили и райзмановская лабрадорша Маня, частенько норовила нарушить эту границу в охоте на своих любимых недругов- ежиков. По всему было видно, что нужно сдруживаться. В субботу, Аллочка с крыжовенным пирогом , ее муж, Сережа Райзман с близнецами ,по одному в каждой руке, и веселая Маня, решительно перешли границу участка и позвонили в соседскую дверь.Новые друзья оказались армянской семьей и милейшими людьми, только Аллочка, как то странно побледнела сразу после обмена рукопожатиями , да голова у нее потом кружилась целый день. « От жары ,- думал аллочкин муж. Необыкновенная жара случилась этим летом в Подмосковье.
Нежная надстройка женской любви, материнская и сестринская, были бы ничем без ее фундамента : любви конкретной, чувственной. Любви определенной женщины к одному-единственному, конкретному мужчине, с набором условий, разочарований, слез, надежд, иногда обожания, иногда ненависти, и всегда трепета. Только чувственная любовь дарит женщине крылья, подрагивающие и трепещущие перед предметом её страсти , а мужчине сообщает единственное и стойкое желание бесконечно обладать своей возлюбленной. Товарищеская благодарственная любовь, похожа на целебную, с травяными настоями, ванну, которую часто прописывал аллочкин муж, Серёжа Райзман, своим депрессивым пациенткам. Настоящая же любовь была скорее кипящим котлом, и подобного терапевтического средства в психиатрии не существовало, потому что здесь кому как повезет : кто-то выходит из нее, из любви, обновленным и прекрасным, как Иван-Царевич, а кто-то сваривает свои крылышки раз и навсегда, склеивает их, как пчела , попавшая в сладкий десерт, разочаровываясь до окончания дней своих, и , всякий раз, собирая в кучку осколки разбитого сердца, откровенно говорит при случае любому и каждому : « Какая любовь, ни за какие коврижки, такой ужас!» Вроде бы и забыть старается , и забыть не может. И многие, многие уверены, что чувственная любовь начинает напоминать болезнь, если вовремя не перейдет она в свою оздоровительную фазу- любовь товарищескую, семейную, другую.
«Такой ужас, такой ужас,- повторяла про себя Аллочка, возвращаясь в потемках, от станции к своему дому. Она запретила Рубику себя подвозить, и добиралась из гостиницы домой одна, сначала на метро, потом электричкой , потом пешком. «Такой ужас, столько лет не видеться, а , вот, встретились, и, словно, только что вчера расстались! И никакого предательства, никакой разлуки, а только любовь и трепет. Трепет и любовь,» - отзывалось сладкой истомой аллочкино тело и сжималась горестно от всего содеянного ее душа. Ох уж этот клубок смятенных чувств, тысячу раз описанный в любовных романах и учебниках по психиатрии: и своего мужа было жалко,и ту, другую женщину ,тоже,а еще и дети, дети , что будет с ними? Но понимала Аллочка также ,что пойдет она к нему еще и еще раз. Не пойдет- побежит, лишь только он пальцем поманит. Сложная она, эта любовь конкретная, вроде бы и не безусловная, но неуправляемая точно, потому что движут ею не «разумные» мысли, а «глупые» чувства. И где они только живут до поры до времени, все эти наши чувства? И почему нам с ними жить иногда не комфортно,но всегда так хорошо. И когда все это кончится? И только бы это не кончалось никогда!
Так все и продолжалось до следующего августа: встречались где придется -в гостиницах,городских и загородных, у старой аллочкиной школьной подруги Марины. Дружили по-соседски, детей в театр водили поочередно, мучились, терзались, переживали, любили. Муж Сережа, то ли чувствовал, то ли знал. И та, другая женщина, Нана, тоже о чем-то догадывалась, что-то понимала, но молчали, терпели, пытались понять, прощали.
Наступившая аллочкина беременность и подавно сплотила соседей: муж Сережа, как терапевт, был категорически против абортов, Рубен Левонович ждал своего третьего, хотя и по-соседству, через посаженный им же жасминовый куст, ребёнка, святая Нана вообще считала, что детей в семье должно быть не меньше пяти. Аллочка же в своем глубоком раскаянии и любви была благодарна всем троим. Девочка родилась здоровенькой и спокойной, как и положено дитю любви. Назвали Анной, почти как маму Рубика.
А через три месяца после рождения Анечки , уже и в семье Рубена Левоновича появился на свет хорошенький кареглазый мальчик, в качестве добавки в двум имеющимся уже девочкам, предмет гордости отца и обожания матери. Левон, как и дедушка.
И стала эта парочка последних детенышей в обеих семьях , неразлучными, как пара голубков. Анечка и Левон. Всюду вместе, всюду за руку и любят друг друга , как брат с сестрой.И смотрят на этих двоих две пары мужских и две пары женских глаз с такой любовью, что хоть ложкой собирай с поверхности , как сливки, масло сбивай да на хлеб намазывай. Примирила эта парочка две другие. Успокоила страсти, как кажется навсегда. Все на свои места расставила и уравновесила.
Только порою никак не может понять Рубен Григорян, отчего же эти детки так неуловимо похожи друг на друга, словно чем-то дополняется эта его глубоко зарытая и лежащая на поверхности тайна.
И уж точно не собрать ему никогда этот кубик Рубика правильно, грань к грани,как ни поворачивай. Не получается у него решить эту головоломку : вернуть этот магический куб в правильное состояние, чтобы каждая грань состояла из квадратов одного цвета. По правильному. Не хватает ему всего лишь одного слагаемого, вынесенного разумным решением двух людей, мужчины и женщины, за скобки , чтобы решить эту непростую задачку. Потому что, попросила однажды прекрасная армянская женщина Нана замечательного и достойного мужчину, своего русского соседа и друга, молчать до конца дней своих.Держать в тайне свою методику вывода из депресии путем человеческого и мужского сочувствия и участия. Оставить незапатентованным свое открытие того, что иногда другой мужчина все-таки бывает лекарством от разочарований и обиды, полученных от первого, любимого и единственного.
А дедушка Левон и бабушка Ануш и вовсе счастливы, когда приезжают обе семьи к ним в гости, в белый и прохладный дом, неподалеку от Еревана. И радуются они своим явным, и этим двоим, тайным двойным , внукам, потому что никогда и не были они националистами. А что до прежних ошибок, так жизнь все расставила по своим местам. Но чаще прежнего молится старая Ануш свои древним армянским и одному русскому Богу, чтобы не было между этими двумя, последними, радостными детишками никакой иной любви, кроме братско-сестринской, родственной. Молится о прощении и недопущении. Но это ее законное и святое бабушкино право- за здоровое продолжение рода молиться.

Обновлено 03.08.2011 в 11:20 Evangelina Zemp

Категории
Без категории

Комментарии