По прогнозам американских демографов, к 2050 году на Земле будет жить 9,5 миллиарда человек (сейчас нас 6,4 миллиарда). С большой долей вероятности можно предположить, что все эти люди будут хотеть есть. Но мы-то знаем, что непреложное условие сохранения жизни на нашей планете — это баланс биомассы. Проще говоря, если рождается человек, то во славу этого события должна будет умереть куча других живых организмов.



В той или иной мере все живые организмы планеты задействованы в создании необходимых условий для жизнедеятельности особей вида Homo sapiens. Здесь будет уместным привести цитату великого русского физиолога Павлова: «Взаимоотношения живого организма с окружающей средой — есть взаимоотношения, опосредованные вопросами питания». История человечества — это история изменения рациона. Голод и поиск съестного провоцировали переселения народов и великие географические открытия, а сытость и гурманство содействовали уничтожению великих империй.




Теперь давайте перейдем к конкретике и зададимся вопросом: «А хватит ли через 50 лет еды девяти с половиной миллиардам человек или нет?». Это во многом будет зависеть от того, что включит человечество в свой рацион. Существует всепланетный дефицит полноценного пищевого белка. И это ставит перед землянами неотложную задачу поиска доступных и дешевых его источников для обогащения натуральных или создания искусственных продуктов.

СКРЫТЫЙ ГОЛОД



Что бы там ни говорили конструкторы (именно конструкторы) новых видов продовольствия, но даже в высокоразвитых странах существует понятие «скрытый голод». Сомневаетесь? А разве вас не настораживают рекламные слоганы:

«Наша колбаса сделана из натурального мяса»

или

«В этом йогурте — только настоящее молоко»?

Возникает закономерный вопрос, а что тогда «загрузили» в другие кулинарные изделия, которые гордо несут на своих боках надписи «йогурт», «сарделька», «плавленый сыр»? Недавно я вывел теорию, которая гласит, что не гонка вооружений, а тяга ко всему натуральному погубила в свое время Советский Союз. Дело в том, что в СССР были запрещены к применению в пищевой промышленности те добавки и компоненты, которые вовсю использовались технологами на Западе. И если на прилавке нашего гастронома лежал кусок говядины, то потребитель мог быть уверен — колхозную корову не накачивали стероидами и гормонами роста. Мясо считалось экологически безупречным, но… его было катастрофически мало. Тем количеством «суповых наборов», которые удавалось содрать с буренки, магазины не наполнишь и строителей коммунизма не прокормишь. Кстати, государственные стандарты СССР, касающиеся качества продуктов питания, считались самыми строгими в мире. В начале 80-х годов один мой знакомый съездил по турпутевке в ФРГ. Вернувшись в родные пенаты, он стал взахлеб рассказывать о 40 сортах недорогой колбасы и переполненных едой полках супермаркетов. Видения этих колбасных терриконов сделали из моего приятеля ярого «западника», почти диссидента. Ему, вскормленному на традиционных советских молочных сосисках, было просто невдомек, что во всем этом западно-колбасном изобилии напрочь отсутствовало мясо. Зато было вдоволь других интересных, непривычных русскому вкусу ингредиентов: соевый шрот, тугоплавкие жиры, разрыхлители, вкусовые добавки, нитраты, альгинаты, крахмал, пищевые красители, синтетические аминокислоты и костная мука.




Вся эта «химия» в красивой упаковке составляла (и поныне составляет) основу так называемого изобилия. В пионерах ходили американцы, которые стали производить искусственное мясо и мясопродукты с 1956 года. Эстафету подхватили Япония и Западная Европа, где товарный объем искусственных макарон, колбас, хлеба, молока, сыра и прочего занимал к 1990 году около 30% рынка продовольствия. К чему я рассказал эту притчу? Если бы советское руководство в конце 70-х годов приняло решение (а такие предложения поступали!), что во имя борьбы с дефицитом продуктов питания можно отойти от жестких ГОСТов и разрешить применение гидрированных жиров в пищевом производстве, то проблема пустых полок была бы очень быстро решена. И будьте уверены — в течение последующей пятилетки витрины советских гастрономов заполнились бы различными «легкими» маргаринами, майонезами, пирожными, конфетами, чипсами, мороженым на палочке и без, йогуртами и шестьюдесятью (в пику Западу!) сортами колбасы. Но вместо того, чтобы постепенно приучать авангардный отряд человечества к новым формам «пищи», КПСС и правительство занимались разработкой нежизнеспособных продовольственных программ. Бесперспективность их зиждилась на натуральном характере ведения коллективного хозяйства. Увы, но без массового применения пестицидов, стероидов, нитритов и нитратов накормить прожорливое 180-миллионное население Советского Союза не представлялось возможным. Все сложнее становилось объяснять народу, почему рабочие, колхозники и трудовая интеллигенция «рвут на работе ж…», а полки магазинов от этого не наполняются?
Теперь вспомните, как буквально в течение нескольких последующих после распада СССР лет постсоветский рынок был насыщен разнообразными продуктами.
Сначала появились турецкие батончики, бисквиты и печенье, а следом за ними на базарных прилавках уверенно разлеглась польская вареная колбаса.




Все это являлось весомым аргументом преимуществ капиталистического строя над социалистическим. А теперь – кое-что из личных экспериментов. Турецкое «печенье» я поджигал с помощью зажигалки — оно даже не горело, а плавилось, стекая мутными каплями на землю. Польская «колбаса» никогда не теряла своего ярко-розового цвета и могла долго находиться вне холодильника, при этом нисколько не портясь. Как продукт питания она интересовала лишь граждан независимой Украины, а вот тараканы, коты, собаки и грызуны ею брезговали. Это в полной мере относилось и к американским окорочкам, знаменитым «ножкам Буша», которые казались нам панацеей от голода и верхом вкусовых ощущений. Однако мухи на сию мясную продукцию садиться почему-то боялись, не говоря уже о том, чтобы отложить в ней личинки. Видимо, вездесущие «зеленые бестии» опасались доверять этой сомнительной химической биомассе жизни своих будущих поколений. Лучше уж по старинке, на помойке опарышей зачинать... А вот люди эти окорочка жрали тоннами, не обращая особого внимания на то, что при жарке «ножки Буша» пахли лекарствами, а потом сковородка долго не отмывалась от жира. Дорогой мой читатель, зайди в любой супермаркет, расслабь свое подсознание, закрой глаза и на мгновение представь, что с полок вдруг исчезли предметы питания, в составе которых присутствуют всяческие «Е» (консерванты, подсластители, химические красители и пр.); генетически модифицированные продукты; «молочные изделия», созданные на основе соевого белка; мясо и печень, напичканные гормонами роста; а также украинские бройлеры, взращенные по импортным технологиям... А теперь медленно открой глаза… Ба! Здравствуй, советский гастроном! Те же полупустые витрины!




Мы, причисляя себя к сытой европейской цивилизации, на самом-то деле регулярно недополучаем качественный белок, постоянно заменяя его в нашем рационе синтетическими жирами. Это и есть «скрытый голод». Главное его последствие — засилье целлюлитных задниц, которые мы наблюдаем теперь не только у «барышень» бальзаковского возраста, но и у молодых мужчин, и у совсем юных дев. А чего вы ожидали от поколения, взращенного на искусственных газированных напитках, чипсах, сухариках и биг-маках?


ХОРОШО ПРОЖАРЕННАЯ САРАНЧА




Постоянное потребление искусственного провианта ведет к физической деградации организма. Возникает вопрос: есть ли возможность преодолеть эту специфическую недостаточность пищевого рациона, и где взять полноценный пищевой белок в количествах, достаточных для того, чтобы прокормить все население Земли?



А ведь кулинарные «спасители» человечества постоянно крутятся рядом с нами! Они жужжат, стрекочут, ползают, неслышно хлопают красивыми крылышками. А уж о калорийности этих тварей и говорить не приходится — почти стопроцентный белок! Речь идет о насекомых.




Они — практически неисчерпаемый запас продовольствия, поскольку на их долю приходится 90% всей биомассы Земли. Выходит, резервы пищи у человечества — немереные!

Давайте сравним:

В 1 кг курятины — 81 грамм белка,
В 1 кг говядины — 134,
В 1 кг сушеных гусениц — 530!

В то же время выращивание, например, саранчи — в 3 раза эффективнее животноводства.
Мы, Homo sapiens — зверюги всеядные. Между внешним налетом цивилизации и желанием съесть что-то «нетрадиционное» стоят лишь предубеждения, но они легко преодолимы.

Примеры повседневного употребления насекомых? Да сколько угодно:

Гусениц разводят для еды в Судане, Нигере, Ботсване и Конго; скорпионов, бамбуковых червей, жуков и сверчков — в Таиланде, Китае и Филиппинах; мух-однодневок обожают мексиканские индейцы; жареный рис с опарышами готовят во Вьетнаме; эквадорцы едят рагу из овощей, свинины и жуков-циклоцефалов; в Гане обыденное блюдо — жареные термиты; на острове Бали готовят пасту из забродившей рыбы, чеснока, лайма и стрекоз; народы, обитающие вблизи Полярного круга, до сих пор с удовольствием поедают живых личинок оводов, которых выдавливают из-под шкуры оленей...




Европейцы брезгливо морщат носы и считают, что употребление в пищу насекомых — это удел диких народов или экзотика азиатских ресторанов. Смешная самоуверенность! Давно подсчитано, что цивилизованный человек, независимо от своего желания, съедает за свою жизнь около килограмма насекомых... Или вы наивно считаете, что в хлебе нет запеченных мучных жучков и их личинок, а в кетчупах, джемах и вареньях отсутствуют переработанные черви?..
Теперь, поймав на кухне таракана, есть смысл взглянуть на его тушку под иным углом зрения.


ОНО САМОЕ





Если следовать букве известной пословицы, то «сделать из г… пулю» у вас вряд ли получится, но вот изготовить «конфету» можно. Спешу сообщить, что в фекалиях содержание протеина может достигать 20-30%. В 90-х годах ХХ века группой запорожских специалистов проводились эксперименты по выделению белков из содержимого канализационных стоков. Исследования носили чисто теоретический характер, но полученный протеин вполне годился для добавки в корм скоту. А ежели достаточно глубоко очистить исходный материал, добавить в него красители и вкусовые наполнители, да обертку сделать поярче? М-м-м... Может получиться новая диетическая колбаска, и не обязательно ливерная… Копрофагия, или поедание какашек, — явление в природе не новое. Кроме классических жуков-навозников, «это» едят собаки, лисы, зайцы, лошади...
В Индии (вот уж удивительная страна!) существует секта, члены которой полностью отказались от нормальной, в нашем понимании, еды и вовсю лопают дерьмо. Причем любое — свое и чужое, человеческое и не очень. Имейте в виду, что за один прием пищи наш организм способен усвоить ограниченное количество протеинов. Человек — это фильтр. Вкушая биополимерную пищу из супермаркета, мы загружаем наши клетки токсинами, а вот в «отгрузку» продуктов жизнедеятельности попадает много белка. Вы представляете, сколько «добра» пропадает после определенных усилий 6,4 миллиарда людей?! Так может быть, унитаз — это не конечный пункт движения еды, а наоборот — начало перспективной пищевой цепочки? А что вы кривитесь? Вас же не смущает тот факт, что воду, которую мы потребляем, до нас уже кто-то неоднократно пил. Все дело лишь в степени очистки исходного материала.

P.S. Интересно было бы увидеть реакцию людей, если бы им лет эдак сто назад сообщили, что их ближайшие потомки будут питаться искусственным белком, синтезируемым дрожжами на платформе углеводородов нефти.