Уважаемые читатели! С июня 2016 года все сообщения форума переезжают в доступный для чтения архив. Остальной функционал интернет-портала «Вся Швейцария на ладони» работает без изменений: свежие новости Вы найдете на главной странице сайта, бесплатно разместить объявление сможете на "Доске частных объявлений". Следите за нашими новостями в социальных сетях: страница в Facebook и официальная группа в Facebook, страница в сети "Одноклассники". Любители мобильных устройств могут читать новости, афишу культурных мероприятий и слушать русское радио, скачав приложение "Ladoshki" для iOS и приложение для устройств Android. Если Вы еще не являетесь нашим подписчиком, но хотели бы получать анонс культурных событий на свой электронный адрес, заполните анкету на форуме, и Ваш адрес мы добавим в список рассылки. По вопросам сотрудничества и размещения рекламы обращайтесь по адресу: inetgazeta@gmail.com или звоните на контактный номер редакции: +41 76 460 88 37

Страница 1 из 6 123 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 55

Тема: Европейские династии прошлых веков и события этого периода.

  1. #1
    Заблокирован Желанный гость
    Регистрация
    02.01.2007
    Адрес
    Швейцария
    Сообщений
    82
    Спасибо
    43
    Был поблагодарен 25 раз
    за 15 сообщений

    По умолчанию Европейские династии прошлых веков и события этого периода.


    Церковь Жермена Осерского

    Варфоломеевская ночь.

    Вдова Генриха II Екатерина Медичи стала регентшей в 1560 г., когда ее сыну, престолонаследнику Карлу IX, было всего десять лет. Именно тогда разгорелась борьба между двумя религиозными группами – католиками во главе с герцогом Гизом и протестантами (гугенотами), возглавляемыми принцем Конде и адмиралом Колиньи.

    В поисках гражданского мира Екатерина Медичи издает в январе 1562 г. эдикт, разрешающий протестантам исповедовать их веру. Впрочем, решение это осталось на бумаге, и смута в стране продолжалась.

    В 1570 г. Екатерина Медичи подписывает «эдикт примирения», разрешающий гугенотам отправлять культ повсюду во Франции, кроме Парижа. Брачный союз сестры короля католички Маргариты Валуа и протестанта Генриха Наваррского, казалось бы, должен был восстановить мир. Мало того, Карл IX ввел в Королевский совет гугенота – адмирала де Колиньи. Но достигнутый мир оказался весьма хрупким: два года спустя произошло жесточайшее истребление протестантов.


    Резня в Варфоломеевскую ночь

    Обеспокоенная влиянием адмирала Колиньи на своего сына, Екатерина Медичи решила устранить опасного соперника. 22 августа 1572г. в Париже один из ее агентов безуспешно пытался застрелить адмирала. Вечером 23 августа королевский совет составил список наиболее влиятельных гугенотов, подлежавших уничтожению.

    Как раз в это время в столицу из провинции приехало много гугенотов для участия в церемонии бракосочетания их единоверца Генриха Наваррского (будущего короля Генриха IV) с Маргаритой де Валуа. Король Карл IX одобрил список, оговорив, что нужно сохранить жизнь двум принцам крови – Генриху Наваррскому и Генриху де Конде.


    Резня произошла спустя шесть дней после свадьбы

    В ночь на 24 августа (праздник Св. Варфоломея) зазвенели колокола парижской церкви Сен-Жермен Л’Оксерруа – это было сигнал к началу резни. Она началась в четыре часа утра. В Лувре были убиты лучшие представители протестантов – Комон, Ларошфуко, Лаварден, Пардайан, Ренель, Субиз и др. Многие члены парламента были зарезаны в постели. В Латинском квартале убивали профессоров, студентов, владельцев книжных лавок, медиков.

    Истребление гугенотов в Париже продолжалось три дня, в других городах и провинциях – до начала октября. По данным историков, во время кровавой бойни погибло от двух до десяти тысяч человек.
    источник

  2. Следующие 4 пользователя говорят Спасибо Klubnichka Swiss за это сообщение:

    Evgenia Gulman (02.01.2009), Tatiana Mirabel (03.01.2009), Vitalina Liapko (28.05.2014), Наташа Черепашка (02.01.2009)

  3. #2
    Постоянный Житель Форума Аватар для Viktoria Bonheur
    Регистрация
    21.08.2008
    Адрес
    Fribourg
    Сообщений
    188
    Спасибо
    1,105
    Был поблагодарен 221 раз
    за 101 сообщений

    По умолчанию Великая женщина - Maria Theresia



    Maria Theresia, (1717—1780), эрцгерцогиня Австрии, королева Венгрии, королева Богемии (имела все эти титулы лично, по наследству, в 1740—1780) и императрица Священной Римской империи (как супруга, а затем вдова Франца I Стефана Лотарингского, избранного императором в 1745). Основательница Лотарингской ветви династии Габсбургов.

    Дочь Святого Римского Императора (1711-1740 гг.) Карла VI (1685 – 1740 гг.) и Короля Венгрии (1712-1740 гг.), Мария Терезия была одним из самых великих монархов преобразования 18-ого столетия. После смерти отца она приобрела много титулов, включая Эрцгерцогиню Австрии (1740-80) и Королеву Венгрии и Богемии (1740-80).в 1736 году вышла замуж за Франца Стефана Лотарингского, который стал Святым римским Императором Францом I (1745-1765 гг.) благодаря ее влиянию. У них было шестнадцать детей, включая двух будущих императоров, Иосифа II и Леопольда II , и Марию - Антуанетту, ставшую королевой Франции. Когда Франц 1 умер, сын ее Иосиф стал Святым Римским Императором. Есть много общего между правлением Марии Терезии и Иосифа II . Он желал продвинуть реформы далее ,чем его мать, возможно потому, что понимал, что любые реформы, которые он проведет,не могут быть уничтожены после его смерти.



    Ни одна женщина до Марии Терезии не управляла австрийским Герцогством. Уже в 1713 году, как родилась Мария Терезия , Карл оказывал давление на другие королевские семьи в Европе, чтобы они поддержали его и позволили, чтобы его девочка унаследовала его земли. Многие великие державы Европы, включая Великобританию, Францию, Пруссию, Россию, и Нидерланды согласились поддержать ее праление. Право Марии Терезии управлять было принято другими европейскими великими державами, и она получила свои короны.


    Франц 1, Святой Римский Император

    Мария - Терезия преобразовала образовательную, юридическую и судебную системы. Набожная католическая императрица была довольно успешным реформатором. Ее сын Иосиф II (1780-1790 гг.) был еще более честолюбивым реформатором, чем его мать, в то время как вслед за французской Революцией ее сын Леопольд II (1790-1792), вероятно реформатор в глубине души, был вынужден отказаться от многмх реформ, чтобы сохранить государство перед лицом жестокого сопротивления дворян.

    Из 16 детей Марии-Терезии 10 дожили до взрослого возраста. Главным стремлением императрицы в последние годы правления стало обеспечение политически выгодных браков своих детей.


    Портрет работы Веласкеса 1652-1653 гг.






    Портрет Иосифа II


    Королева Мария Жозефина, жена Иосифа II


    Леопольд II, император Священной Римской империи, третий сын Марии Терезии


    Мария Антуанетта, королева Франции, супруга Людовика XYI, младшая дочь Марии Терезии и Франца I

    Умирая, Мария-Терезия оставила свое государство значительно подвинувшимся на пути благоустройства, с армией в 260000 человек и с значительно увеличенным престижем в Европе. Энергичная, деятельная, умная, Мария-Терезия обладала большим тактом и обаятельной прелестью обращения, действовавшей чарующим образом на окружающих. «Мало зная сама, — говорит Мишле, — она умела окружать себя способными людьми, руководившими ее политикой».

    В частной жизни она была безукоризненной женой и матерью; имела 16 детей, из которых 10 пережили ее. В Вене воздвигнут великолепный памятник в честь Марии-Терезии и ее ближайших соратников.
    источник
    каждый выбирает для себя
    женщину религию дорогу
    дьяволу служить или пророку
    каждый выбирает для себя..

  4. Следующие пользователи говорят Спасибо Viktoria Bonheur за это сообщение:

    Vitalina Liapko (28.05.2014)

  5. #3
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию Мария Стюарт - королева Шотландии


    Мария Стюарт - королева Шотландии (1542-87)

    Мария Стюарт — известная своей трагической судьбой шотландская королева, дочь Иакова V и Марии Гиз, родилась в шотландском замке Линлитгау за несколько дней до смерти отца. Мать ее воспротивилась желанию протектора Сомерсета выдать Марию за Эдуарда VI, короля английского, и в 1548 г. отправила ее во Францию, где Мария получила воспитание в Сен-Жермене, при королевском дворе, и в 1558 г. была выдана замуж за дофина Франциска (II).

    После смерти Марии Тюдор Мария Стюарт, как внучка Маргариты, дочери Генриха VII, приняла герб и титул королевы английской, показывая этим, что считает Елизавету незаконной дочерью Генриха VIII; отсюда начались ее враждебные отношения с Елизаветой. После ранней смерти мужа (в декабре 1560 г.) Мария вернулась в августе 1561 г. в Шотландию, где тем временем кальвинисты, под предводительством Джона Нокса, в тесном союзе с протестантской Англией, достигли господства.

    Сначала Мария, оставаясь католичкой, подчинилась протестантско-английской партии и сделала одного из вождей ее, своего сводного брата, Джемса Стюарта, графа Муррея, своим первым министром. Когда Елизавета Английская воспользовалась этим, чтобы привести ее в полную от себя зависимость, и хитростью хотела помешать вторичному ее замужеству, в то же время, отклонив признание Марии своей преемницей на престоле, Мария передалась партии католической реакции и, вместе со своими родственниками Гизами, в союзе с Испанией и папой, стала замышлять революцию в Англии и Шотландии.



    В июле 1565 г. она вышла замуж за кузена своего — красивого, молодого, но незначительного и бесхарактерного лорда Генриха Дарнли (католика); этим она окончательно порвала связь с английской партией, особенно с Мурреем, оппозицию которого она усмирила оружием. Брак ее был несчастлив; Мария вскоре заметила грубость, неспособность и трусость своего мужа, стала относиться к нему с презрением, а Дарнли, в отмщение, наметил себе жертву в доверенном секретаре королевы, итальянце Риччио, которого он, 9 марта 1566 г., велел убить у дверей королевы, спасшейся бегством в Дунбар. Скоро она принудила мужа удалить наиболее близких к нему людей, которые должны были бежать из страны.

    19 июня 1566 г. Мария родила в Стерлинге сына, позднейшего короля Иакова VI (I в Англии). Отношение ее к Дарнли все ухудшалось; благосклонностью ее и доверием овладел Джемс Гепберн, граф Ботвелль.


    Мария Стюарт и Генрих, лорд Дарнли

    Ботвелль, хотя и недавно женатый, отвечал на склонность королевы; вместе с несколькими кальвинистскими дворянами, которых Дарнлей обидел, он составил заговор против жизни его. Насколько Мария была причастна этому заговору, не известно в точности. Подлинность так ваз. писем шкатулки (8 якобы написанных Марией Ботвеллю писем), доказывающих ее соучастие, оспаривается. Ботвелль и другие заговорщики удавили Дарнлея и взорвали дом его, в ночь с 9 на 10 февраля 1567 г. Общественное мнение называло Ботвелля убийцей, но суд и парламент не признали его виновным.

    Ослепленная страстью, Мария назначила его великим адмиралом и, после того как первый брак Ботвелля был расторгнут из-за близкого родства супругов, обвенчалась с ним, 15 мая, по протестантскому и католическому обрядам. Ботвелль начал обращаться с Марией тиранически, а общественное недовольство ею возрастало все более и более. Вельможи, в том числе и те, которые сами были причастны к убийству Дарнли, соединились против Ботвелля, и Мария, оставленная войсками у Карберри-гилля, 15 июля 1567 г., не нашла иного исхода, как покинуть мужа и отдаться во власть союзников.


    Мария Стюарт в молодости

    Ее привезли прежде всего в замок Лочлевен, где, под угрозой обвинения в убийстве, заставили отречься от престола в пользу сына и признать графа Муррея регентом; Ботвелль, тем временем, бежал в Данию. 25 июля ее сын, которому шел лишь 2-й год, был коронован в Стерлинге. 2 мая 1568 г. Марии удалось бежать, при помощи Джорджа Дугласа; она собрала войско в 6000 человек, но Муррей рассеял его 13 мая у Лэнгсайда, и Мария приняла роковое решение обратиться за помощью к английской королеве. В рыбачьей лодке переправилась она в Карлейль (26 мая) и оттуда написала трогательное письмо Елизавете. Английская королева, по совету Сесиля (лорда Бэрлей), решила держать католическую претендентку на престол в заключении в Боль-Кэстле и отказала ей в просимом свидании, пока она не очистится от подозрения в убийстве мужа.

    Для расследования ее виновности была составлена комиссия из английских лордов, перед которой Муррей лично обвинял королеву в соучастии в убийстве, а Мария защищалась через епископа Лесли и других ее приверженцев. Комиссия, заседавшая сначала в Йорке, потом в Вестминстере, не пришла ни к какому результату, так как Елизавета не хотела ни обвинения, ни полного оправдания. Мария оставалась в заточении и переводилась из одного замка в другой, чтобы помешать попыткам ее освобождения.


    Мария Стюарт и Франциск II

    Мятеж католического дворянства на севере Англии, имевший целью освобождение Марии и ниспровержение протестантизма, был подавлен в 1569 г. Хотя М. сначала добивалась лишь признания за ней права на престол в случае смерти Елизаветы, тем не менее, именно ввиду этого права, она оставалась средоточием всех усилий восстановить в Англии католичество, удалив с пути Елизавету. Мария с большим сочувствием относилась к этим планам; в некоторых ей даже принадлежали инициатива. Герцог Норфолькский, хотевший жениться на Марии, переписывавшийся с ней и получавший из Рима и Мадрида деньги для вооруженного восстания, был, по открытии замысла, казнен в 1572 г. Целый ряд подобных, больших или меньших заговоров, был открыт бдительностью Сесиля.

    Когда в 1586 г. обнаружен был замысел католических фанатиков Антона Бабингтона и др., намеревавшихся убить Елизавету и освободить Мария, последняя была обвинена в соучастии в этих планах и, на основании парламентского статута 1584 г., призвана к ответу, перед 40 знатными пэрами и 5 верховными судьями, в замке Фосерингэ, в графстве Нортгемптон. Сначала Мария заявила, что, как независимая государыня, она не может подвергаться допросу со стороны подданных; но, после указания, что отказом отвечать она более всего повредит своей доброй славе, она смирилась и подчинилась суду. Она призналась, что сносилась с иностранными государствами и знала о заговоре Бабингтона, но отрицала, чтобы когда-либо она поощряла покушение на убийство Елизаветы.


    Мария Стюарт после возвращения в Шотландию

    Тем не менее и в этом покушении ее соучастие теперь может считаться доказанным. На основании заявления ее писцов, Но и Кэрля, судьи, 26 октября, произнесли Марии Стюарт смертный приговор; парламент подтвердил его и требовал, чтобы Елизавета, для поддержания религии и безопасности государства и собственной своей персоны, велела привести его в исполнение. Елизавета долго колебалась; она не хотела сенсационной публичной казни и сделала намек тюремщику Марии, Паулету, чтобы он ядом предупредил казнь; Паулет отверг это предложение.

    Наконец 1 февраля 1587 г., Елизавета, несмотря на ходатайства католических дворов о помиловании Марии, подписала смертный приговор и отдала приказание статс-секретарю Девисону снабдить его государственной печатью. Бэрлей и несколько членов тайного совета решили, без вторичного запроса у королевы, привести приговор в исполнение. Графы Шрюсбери и Кент поспешили в Фосерингэ, где они, 7 февраля 1587 г., сообщили узнице о предстоящей казни.


    Мария Стюарт в Англии, ок. 1578 г.

    Мария была сильно потрясена этим известием, но скоро овладела собой и выказала необычайное мужество. В напутствии со стороны католического священника ей было отказано; от навязывавшегося ей протестантского проповедника она сама отказалась. Утром 8 февраля она причастилась гостией, освященной папой Пием V, одела черное бархатное платье, с величественным видом подошла к плахе и, громко поручив свою душу Богу, приняла удар палача. Болезни и горе уничтожили к этому времени ее прославленную красоту.

    Сын ее, ничего не сделавший для ее освобождения и спасения, приказал, по вступлении на английский престол, поместить гроб матери в Вестминстере и разрушить замок Фосерингэ. В Лондоне известие о смерти Марии было принято с ликованием.

    Когда Елизавета была извещена об исполнении приговора, она выказала сильное огорчение, укоряла своих советников в гибельной услужливости и наказала Девисона пеней в 10000 фт. стерлингов, доведшей его до нищенства. Трагическая судьба Марии Стюарт послужила темой многих драматических произведений; знаменитейшие из них — трагедии Шиллера и Альфиери.
    источник
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  6. Следующие пользователи говорят Спасибо Kuki Anna за это сообщение:

    Vitalina Liapko (28.05.2014)

  7. #4
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию Фрацузский король Людовик XIV



    Король ввел прямое правление монарха. Кроме того, появились различия в теории и практике по сравнению с ренессансной монархией с пропагандировавшимся теоретиком государства Жаком Боденом идеалом государства «монархия королевская или легитимная».

    Во Франции в период религиозных войн и связанного с ними кризиса династии и общества во второй половине XVI и. было глубоко нарушено согласие между короной и подданными. С этой точки зрения, учение Бодена о суверенитете, его концепция абсолютной, суверенной королевской власти представляется реакцией на кризисный синдром, который поразил ренессансную монархию.

    Предложенный Боденом образ суверенного властелина существенно отличается, однако, как теоретически, так и практически, от реального образа абсолютного монарха XVII века. Впрочем, как французские короли, так и теоретики монархического абсолютизма принципиально никогда не только не подвергали сомнению установленные Боденом границы власти суверенного властелина, но и подчеркивали их обязательность также и для абсолютного монарха своего времени. Более глубокий анализ произведений теоретиков и практической политики французских королей позволяет установить, что примерно с конца правления Генриха IV (1589 — 1610), как в политической теории, так и на практике образ властелина меняется от умеренного к абсолютному.

    Следует отметить, что понятие «Божьей милостью» (droit divin) как в произведениях теоретиков государства, так и в политическом обиходе с первых десятилетий XVII века получает все большее значение для оправдания абсолютной королевской власти, для возвышения монарха. Сторонники «droit divin», опираясь на 13 Послание к римлянам в Новом Завете, заявляли, что король ставится непосредственно Богом и что вся государственная власть прямо и без промежуточных инстанций исходит от Бога.

    Благодаря принятию доктрины «droit divin» французская королевская власть, без сомнения, добилась значительного усиления, а суверенная государственная власть получила обоснование и подтверждение. Людовик XIV и близкие к нему поэтические теоретики и апологеты хорошо усвоили учение о «Божьей милости». Хотя принцип прямого делегирования власти от Бога королю прямо не упоминается в записках Людовика XIV, многочисленные однозначные высказывания говорят о том, что «король-солнце» полностью усвоил доктрину «божественного права». Однако отход от умеренной королевской власти подвергся критике уже в первой половине личного правления Людовика XIV.

    В 30-е г. XVII века сильнее подчеркивались исключительные полномочия монарха в случае крайней угрозы для государства, о действительном наличии которой он в конечном счете принимал решение сам. Руководствуясь государственным благоразумием и в интересах общественного блага он имел право выходить за предписанные ему рамки власти. «Necessitas om nem Jegem frangit» (Необходимость не знает закона) — так утверждал во времена Тридцатилетней войны юрист и теоретик суверенитета Карден ле Бре.

    Для теоретиков и практиков управления и администрации подчеркивавшиеся Боденом структурные принципы «королевской монархии», умеренной ренессансной монархии, имели подчиненное значение. Во французской абсолютной монархии в XVII веке между королем и подданными больше не существовало консенсуса, основывающегося на уважении прав и привилегий социальных групп, поскольку в политике доминировал принцип государственного благоразумия, оправдывавший использование «исключительных полномочий» и вмешательство как в имущество подданных, гак и в привилегии и свободы независимых политических органов и сил. Власть от Людовика XIII до Людовика XIV больше не являлась умеренной монархией, ренессансной монархией. Это отразилось, конечно, и на политической организации Франции, которая с конца XVI века — кроме коротких перерывов — все больше характеризовались тенденциями к централизации. Но нельзя переоценивать их практическое воздействие, ибо на их пути стояли многочисленные препятствия, которые в конечном счете не смогла преодолеть и абсолютная монархия.

    Когда Людовик XIV после смерти Мазарини в мае 1661 г. вопреки всеобщим ожиданиям не назначил «первого министра», он хотел перед всем миром подчеркнуть свое намерение самому использовать при решении государственно-политических дел принадлежащую короне власть. Французский король стал, так сказать, сам своим «первым министром». Его советниками выступали министры, государственные секретари и в определенной мере канцлер, которые участвовали в процессе принятия политических решений и играли определенную роль в различных секциях Королевского совета. Высшее дворянство король в значительной степени исключил из участия в делах управления, не затрагивая, впрочем, его экономических и социальных привилегий. Своих министров и государственных секретарей он набирал — за редким исключением — из «служилого дворянства» либо низшего дворянства, но не из «военного или урожденного дворянства», или высшего клира.

    Реорганизация Королевского совета, проведенная Людовиком XIV в начале его личного правления (март и апрель, сентябрь 1661 г.), имела целью устранить силы, которые в прошлом (например, во времена Фронды) являлись серьезной проблемой для короны. Была сформирована основная структура Королевского совета, оставшаяся без существенных изменений до 1789 г. Представители высшего дворянства, за некоторыми исключениями, больше не участвовали в работе отделов совета по делам правления. Заседания отделов совета по делам правления проходили под руководством короля, по крайней мере и принципе. Это не касалось различных отделов совета по делам управления и юстиции, где председательствовал канцлер.

    Если верить герцогу Сен-Симону (1675—1755), относившемуся к критикам короля, Людовик XIV за 54 года своего правления только шесть раз не был согласен с большинством совета министров. Заседания различных секций Королевского совета проходили регулярно, в определенные дни недели. Лишь к концу правления короля замедлился ритм заседаний, что, впрочем, пошло на пользу работе короля и авторитету его министров (государственных секретарей).

    Среди министров и государственных секретарей конкурировали между собой представители трех династий. Это особенно касается «клана» Кольбера и «клана» ле Тейе де Лувуа, которые поставили блестящих и влиятельных министров в секторы финансов, экономики, управления и иностранных дел (Кольбер), а также военных дел (ле Тейе де Лувуа). Третья «семейная династия» — Фелино, они со времен Генриха IV (1589—1610) смогли пробиться на высшие позиции в государстве.

    Стародавних представителей короны в провинции, губернаторов, традиционно принадлежавших к высшему дворянству, лишили их властной базы. С 1661 г. они могли только с согласия короля ездить в управляемые ими области обычно на несколько недель. Обязанности, которые еще в первой половине XVII века в административном и юридическом секторах исполнялись губернаторами, все в большей степени переходили к интендантам. Эти комиссары короля сыграли во времена Людовика XIV неоценимую роль в концентрации власти и усилении авторитета короля в провинциях. Кольбер широко использовал их с 1661 г.


    Людовик XIV с наследниками и папильном


    Широко практиковавшийся по отношению к губернаторам способ передавать большую часть функций другим зависимым от короны органам, не упраздняя юридически прежние учреждения, применялся также по отношению к другим стародавним учреждениям и постоянным корпорациям. Можно считать это характерным для политики французского абсолютизма. При отстаивании своих интересов и своей политики Людовик XIV не мог отказаться от широко раскинутой сети отношений патрона и зависимых от него людей, что является доказательством существования границ управления, основывающегося исключительно на власти приказа абсолютного монарха.

    Однако большая часть государственной администрации, как и прежде, находилась в руках королевских чиновников. Их должности долгое время продавались и при выполнении определенных условий могли их владельцами продаваться или наследоваться.

    Нельзя недооценивать материальное значение для чиновников связанных с должностью привилегий, в особенности освобождение от налогов. К этому следует добавить возможность достигнуть высоких государственных должностей в управлении и юстиции, а затем и получить дворянство. Эти материальные преимущества и перспективы социального продвижения сделали популярной покупку должностей.

    Несменяемость «чиновников» и фактическое наследование должностей привели к тому, что их владельцы чувствовали себя в определенной степени независимыми от главы государства и приобретали сильно выраженное корпоративное сознание. Это приводило к сопротивлению чиновников мерам правительства, вызывая соответствующую реакцию короны, которая в конце правления Людовика XIII все больше и больше ограничивала престиж, но в первую очередь компетенцию, чиновников юстиции и финансов, и передавала их функции другим, более зависимым от короля органам, прежде всего секциям Королевского совета и интендантам. В июле 1661 г. Людовик XIV распорядился, чтобы парламенты, высшие финансовые и налоговые суды, которые наряду со своими юрисдикционными выполняли еще и административные функции, признали за секциями Королевского совета право вынесения приговора в последней инстанции и распоряжений и отчитывались перед ними. Режим был озабочен выравниванием к сохранением нормальных отношений с парламентами, пока они оставались в рамках их юрисдикционной компетенции. Кольбер всегда решительно выступал против любых попыток обструкции со стороны отдельных чиновничьих корпорации или парламентов.

    Кольбер принимал большое участие в реорганизации и концентрации управления и юстиции при Людовике XIV. Начав со службы у Мазарини, он с 1661 г. достиг высших позиций в государстве. Уже в 1661 г., после падения обер-интенданта финансов Никола Фуке (1615 — 1680) он получил в управление всю сферу государственных финансов. Когда в августе 1670 г. Кольбер был назначен «гроссмейстером и обер-интендантом горнорудного дела во Франции», он объединил в своих руках, кроме военного ведомства, иностранных дел и полиции, почти все важные области центрального управления и государственных ведомств. И хотя он прямо не отвечал за армию, его компетенция как генерального контролера финансов давала ему власть и в этой области. Кроме того, вместе с Франсуа-Мишелем ле Тейе, маркизом де Лувуа, военным министром и государственным секретарем, он был ответствен за долговременные укрепления.
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  8. #5
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию



    Даже с французскими посланниками и дипломатическими представителями за рубежом он поддерживал регулярные контакты, доказательством чему служит лишь частично опубликованная обширная корреспонденция. Благодаря исключительной концентрации полномочий, чинов и титулов, которые он целенаправленно собирал с 1661 г., Кольбер стал центральной фигурой правительства. Он превосходно умел, учитывая стремление короля самому править страной, поддерживать его в убеждении, что все важные решения он принимает сам.

    Оставаясь в тени, Кольбер участвовал в разработке концепции и проведении уже упоминавшейся реорганизации Королевского совета. Важнейшим орудием Кольбера для концентрации власти и усиления авторитета короля в провинции были интенданты. После 1661 г. назначение интендантов, которым долгое время занимался канцлер, стало происходить почти исключительно через Кольбера. В общем и целом в процессе реорганизации и концентрации управления и юстиции влияние канцлера значительно уменьшилось. Однако, несмотря на все неоспоримые успехи генерального контролера при расширении института интендантства и вытекающего отсюда более строгого подчинения старых региональных и местных властей функционеру центра, даже ему не удалось упорядочить и унифицировать структуры провинциальной администрации. И в своих усилиях сократить продажу должностей он также достиг лишь частичных успехов.

    Результатом деятельности Кольбера явилось подписание в 1667 г. «Приказа, касающегося реформы юстиции». Большой законодательный труд в области уголовного процесса также был принят по инициативе Кольбера в 1670 г. Другие сборники законов, возникновению которых в значительной степени способствовал Кольбер, касались таких важных предметов, как лесное хозяйство (1669), торговое законодательство (1673), морская торговля (1681) и правовое положение рабов в колониях (1685). Эти приказы открыли большие возможности для эффективной реализации реформаторских усилий Людовика XIV и Кольбера.

    Кольберу удалось провести реорганизацию и оздоровление такой важной области, как финансы. Несмотря на значительные успехи, которые были обусловлены, длительным периодом мира, улучшения в фискальном секторе все же нельзя признать основополагающей и всеобъемлющей реформой. Министр сделал только первые шаги, чтобы реформировать устаревшую, крайне сложную и непопулярную налоговую систему. Он столкнулся здесь с непреодолимыми трудностями. С началом воины (1672) против Республики Объединенных Нидерландов Кольберу пришлось прибегнуть к тем же вспомогательным методам и практике финансирования, с которыми он лишь недавно энергично боролся. Поэтому разочарование и пессимизм характеризуют ею высказывания в памятной записке 1680 г., в которой он просто заклинал короля более экономно вести бюджет.

    Значительно ниже ожидавшихся были результаты разнообразной деятельности Кольбера в экономической и торговой областях. Это особенно проявилось в связи с основанием крупных французских компании по морской торговле. Заветной целью Кольбера было не только равняться на весьма благополучные торговые компании Объединенных Нидерландов, но и обогнать их в выгодной торговле с Вест- и Ост-Индиями, на Средиземном, а также Северном и балтийском морях, а в перспективе и вообще исключить как конкурентов. Однако его деятельность не нашла положительного отклика. В первое же десятилетие после основания в 1664 г. «Ост-Индская торговая компания» влачила жалкое существование. Развитие другой, также созданной в 1664 г., «Вест-Индской торговой компании» протекало еще более неблагоприятно. И «Северная компания» (1669), и «Левантская компания» (1670) стали убыточными предприятиями. Все они потерпели крах из-за внешних и внутренних противоречий. И тем не менее нельзя не признать определенного положительного влияния этих предприятий: во Франции стали проявлять больше интереса к возможностям, открывавшимся отважным судовладельцам и купцам в торговле с Вест- и Ост-Индией.

    Кольбер старался преодолеть раздробленность королевства на области, где взимались различные пошлины, чтобы облегчить циркуляцию товаров. Большое сопротивление вызвала идея министра повысить производство товаров путем создания новых мануфактур. Кольбер сознавал важность этой задачи и с особой энергией занимался ею до самой смерти. Несмотря на все материальные меры содействия, частные предприниматели и заинтересованные города остались равнодушными к этой идее. Он и в этой области не побоялся применить давление и принуждение, чтобы подвигнуть финансистов, откупщиков налогов и городские общины к участию в строительстве мануфактур, от чего они при первой же возможности старались избавиться.

    Никогда до этого во Франции торговля и мануфактуры не поддерживались так упорно и такими суммами, которые часто достигали почти миллиона ливров. Кольбер смог все же достичь значительных успехов в воссоздании королевского флота, который к моменту его назначения практически уже не существовал.



    Исследования подтверждают мнение, что в течение мирного десятилетия с 1661 г. по 1672 г. Франция переживала экономическую передышку, которая все же не стала новоротным пунктом в длительной депрессии. Вопрос о том, можно ли считать относительное улучшение положения в отдельных областях экономики заслугой Кольбера, а не следствием мирного десятилетия, остается открытым, и окончательный ответ дадут только дальнейшие специальные исследования. Очевидно, что многообразные усилия Кольбера в развитии экономики и положительные импульсы этих мирных лет внесли свой вклад в долговременное улучшение экономического положения Франции.

    Не имея собственной концепции, преемники Кольбера в основном пытались решить обусловленные вонной финансовые проблемы традиционными методиками, стараясь ограничить их негативное воздействие. И лишь последний генеральный контролер финансов при Людовике XIV, Демаре (на службе в 1708 — 1715 гг.), смотрел вперед и распознал слабости политики Кольбера.

    К преданным Людовику XIV выдающимся деятелям относятся также Мишель ле Тейе (1603— 1685) и его сын Франсуа-Мишель ле Тейе, маркиз де Лувуа (1641 — 1691). Их областью были армейская администрация и военное дело. Их заслугой является создание современной организации и усовершенствование французской армии. Мишель ле Тейе, умный, опытный, но и очень честолюбивый человек, происходил из семьи, наиболее значительные члены которой благодаря служебной карьере перешли из купеческого сословия в служивое дворянство, достигнув самых высоких государственных должностей. В апреле 1643 г. Мишель ле Тейе был назначен секретарем по военным делам, т.е. стал отвечать за французскую армию. В последующие годы он все больше привлекал своего сына Лувуа к обязанностям секретаря по военным делам. С 1664 г. отец и сын вместе исполняли их до тех пор, пока ле Тейе в 1667 г. не получил должность канцлера. Лувуа уже в 1672 г. стал министром.

    Отец и сын ле Тейе не только организовали отвечавшую требованиям времени военную администрацию, которая главным образом опиралась на членов служилых родов, но и модернизировали обучение офицеров, укрепили воинскую дисциплину, улучшили вооружение. Благодаря им наличный состав французской армии увеличился с 55 тыс. человек в 1662 г. до 400 тыс. человек в 1690 г.

    Перед лицом грозящей утраты власти высшими судами, губернаторами провинций и муниципалитетами около дюжины авторов, и основном дворянского происхождения, начали противопоставлять пропагандировавшемуся со времен Ришелье кредо «droit di-vin», теорию монархии, основанной на договоре о власти. Эти критики требовали введения контроля над королевской законодательной и исполнительной властью со стороны Генеральных штатов (право ассигнования средств), парламента и добивались участия аристократов в управлении. Некоторые из них даже не исключали сопротивления попирающим «фундаментальные законы» королевства «тиранам». Не случайно в течение 1674/75 г., т.е. во время войны против Объединенных Нидерландов, были организованы три дворянских заговора, два из которых носили явный гугенотский отпечаток. Весной 1674 г. был разработан грандиозный план открыть Руссильон войскам Испании, с которой Франция находилась в состоянии войны. Тогда же, весной 1674 г., провинциальные дворяне Нормандии, которые должны были платить большую часть «налога на талью», под руководством высокородного Луи де Роан-Гемене, называвшегося «шевалье де Роан» (1635 — 1674) и дворянина Латремона, попытались поднять в Нормандии восстание.

    При активной поддержке губернатора Испанских Нидерландов и Вильгельма III Оранского (1650—1702) Нормандию хотели сделать «свободной республикой». И весной же 1674 г. дворянин-гугенот Сардам де Поль пытался организовать вооруженное выступление на юге Франции, которое должно было охватить Лангедок, Гасконь, Бретань, Прованс и Дофине. Он заключил договоры с Вильгельмом III Оранским (21.04.1674) и с Испанией (23.07.1674). При венском дворе на соответствующие предложения Сардана, сделанные в 1675 и 1678 гг., ответили отрицательно. Программы конспираторов, содержавшиеся в манифестах, договорах и памятных записках, носили аристократически-реакционный характер. Хотя они и требовали созыва Генеральных штатов, устранения централизованной налоговой системы, отмены продажи должностей, политико-социального равенства французских протестантов, их подлинной целью было не благосостояние народа, а восстановление сословных и провинциальных свобод, т.е. они следовали традициям времен Фронды.

    В своих попытках унифицировать дух и сознание подданных Людовик XIV потерпел неудачу. Это относится к его разногласиям с папой, янсенистами и французскими протестантами.

    Людовик XIV рассматривал французскую католическую церковь как инструмент своего господства, поэтому он, насколько возможно, старался сделать ее зависимой от себя. В этом ему помог галликанизм, традиционно распространенный в стране. Наряду с другими элементами, которые мы нe будем рассматривать подробнее, центральную роль в галликанизме играли устремления интерпретировать свободы французской церкви как значительную независимость от папы, а также подчинение католического клира королю. Подобные стремления короны проявлялись в ее успешных попытках посадить на места епископов и аббатов преданных людей. Этой политике способствовал конкордат 1516 г., но также и тот факт, что папы тех десятилетий больше интересовались пастырскими, чем политическими аспектами своей деятельности.



    В первые два десятилетия своего личного правления Людовик XIV постоянно наносил папству унизительные поражения. Наконец, уже в 70-е г. дошло до открытого конфликта с курией из-за проблемы использования доходов вакантных епископств. Этот конфликт еще более обострился, когда на одном из послушных королю собраний клира в Париже были выработаны «Галликанские свободы» и обнародованы 19.12.1682 г. в четырех статьях. Это было прямое покушение на авторитет папы. Так, в статье 1 констатировалось, что короли и суверены ни в каких мирских делах не подчиняются папе. Кроме того, непогрешимость папы в вопросах веры действительна лишь когда вся церковь одобрит его взгляды. Следствием этой акции стало открытое столкновение с Римом, которое в последующие годы усилилось. Однако в конечном счете в связи с войной за Пфальцское наследство (1689 — 1697) Людовику XIV пришлось сдаться.

    В 1693 г. галликанские епископы принесли свои извинения папе Иннокентию XII (1691 — 1700), и король отменил эдикт 1682 г. с четырьмя галликанскими статьями. Несмотря на это, эдикт и далее преподавался в королевстве. На этой почве произошло примирение Людовика XIV с клиром.
    источник
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  9. #6
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию


    Илья Кузнецов - "Молодость Людовика XIV

    Проводившиеся еще Мазарини репрессии против янсенистов из-за их связей с Фрондой были продолжены Людовиком XIV. Янсенизм — религиозное движение, особенно распространенное во Франции, состояло из маленьких, замкнутых в себе групп, следовавших учению нидерландского теолога Корнелиуса Янсения (1585 — 1638). В связи со спорами о благодати Янсений пытался быть посредником между кальвинистским и католическим вероучениями. Во Франции янсенизм нашел сторонников среди буржуазии, низшего клира и некоторых епископов. Несмотря на определенные аналогии с протестантизмом, духовные вожди янсенизма были решительными противниками французских протестантов, но особенно иезуитов. После падения близкого янсенистам министра иностранных дел Помпонне и смерти их защитницы, герцогини Анны-Женевьевы де Лонгвиль (1619 — 1679), король усилил репрессии против янсенизма и его сторонников, потому что их учение, но его мнению, вело к кальвинизму. Людовик XIV добился в 1705 г. в Риме буллы, окончательно осуждавшей положения Янсения и янсенизма. Король повелел 29.10.1709 г. закрыть знаменитый монастырь Пор-Рояль де Шамн. Но запретами и гонениями это духовное движение нельзя было уничтожить. Янсенизм, первоначальное направление веры маленькой религиозной духовной элиты, в формировании которого участвовали Паскаль, Расин и Буало, стал прибежищем всех католиков, находившихся в оппозиции к Риму, королю и власти епископов.

    Как и янсенизм, французский кальвинизм не удалось заставить замолчать ни преследованиями, ни запретами. Около 1660 — 1670 гг. в стране жили около 800 тысяч кальвинистов, а накануне отмены Нантского эдикта о терпимости (30.06.1598 г.) их было уже только 730 тысяч. Хотя в июле 1629 г., после 8-летней гражданской войны, военно-политическая организация кальвинистов была устранена Алесским эдиктом и был положен конец «Политической протестантской партии», гугеноты оставались бельмом на глазу у католического клира, короля и его министров. Не помогло и то, что пропагандировавшаяся кальвинистскими профессорами и пасторами промонархическая доктрина оказала известное влияние на большинство гугенотов. Но нельзя упускать из виду, что в течение всего 17 века происходили протестантские манифестации, акции и дискуссии, которые отклонялись от этой доктрины или даже противоречили ей. В том, что Людовик XIV рано или поздно собирался восстановить в стране единоверие, не приходится сомневаться. Но из этого не обязательно делать вывод, что его политика по отношению к протестантам с самого начала целенаправленно и планомерно стремилась к скорой отмене Нантского эдикта о терпимости (1598).

    Если в период с 1661 по 1679 г. появилось лишь 12 официальных постановлений, направленных против протестантизма, то с 1679 но 1685 г. их число увеличилось до ста. В последнее десятилетие вплоть до 1685 г. гугеноты исключались из определенных профессиональных групп, а в предшествующий период вопреки положениям эдикта им чинили препятствия в доступе к официальным должностям в центральном и провинциальном аппарате управления, а также в высших и средних судебных органах.

    В эдикте Фонтенбло (18.10.1685), который отменил Нантский эдикт, содержалось запрещение реформатских богослужений в частных домах в господских домах сюзеренов. Протестантских пасторов, которые в кратчайший срок не меняли веры, изгоняли. Кроме того, объявлялось о разрушении все еще существовавших кальвинистских церквей, об обязательном католическом крещении и бракосочетании, а также о запрещении выезда гугенотам под угрозой огромных штрафов. Даже если католические сановники вынудили короля отменить Нантский эдикт, а эдикт Фонтенбло разработал ле Тейе, такой же противник гугенотов, как и его сын Лувуа, все же ответственность за него лежит на Людовике XIV.

    Не может быть сомнения, что большинство французских протестантов отреклись от своей веры, столкнувшись с актами террора. В основном они дрогнули перед пользовавшимися дурной славой драгунами: у кальвинистов расквартировали солдат, которые всячески мучили своих хозяев. Это был часто практиковавшийся во Франции того времени способ образумить мятежных подданных и неспокойные местности.


    Жак Тожа́ в роли Людовика XIV

    В годы, последовавшие за отменой Нантского эдикта, эмиграция гугенотов, начавшаяся еще раньше, резко увеличилась. Исход, который закончился, вероятно, только в 1760 г., охватил максимум 300 тысяч. Однако вопреки некоторым утверждениям этот исход не привел к долгосрочному и тяжелому расстройству французской экономики. Хотя французский протестантизм получил очень тяжелый удар, цель, к которой стремился Людовик XIV — восстановить единство веры в монархии, — не была достигнута. Масса «новообращенных», которые делали это лишь внешне, уступая жестокому нажиму, поставила и последующие десятилетия перед правительством неразрешимую проблему. Кальвинизм жил в подполье, несмотря на нее опасности, поддерживаемый бежавшими братьями по вере. В первые десятилетия 18 века в Севенне, Центральной Франции и в Жийенне произошло гугенотское социально-религиозное восстание, которое в 1702—1705 гг. в своих основных центрах приняло характер гражданской войны. Его удалось подавить регулярными войсками лишь в 1710 г.

    Согласно убеждению Людовика, защита государства и его территориальное расширение не только были велением государственного разума, но и являлись обязанностью, возложенной на французского короля «фундаментальным законом» монархии. К нему относилось старое положение закона о неотчуждаемости имущества короны, королевских «доменов» и отсутствии сроков давности всех претензий на них.

    Религиозная война, политика воссоединения и война за Испанское наследство — именно таким образом легитимировались Людовиком XIV или официальными французскими публицистами его действия. Но как бы ни старался король при проведении экспансионистской политики обосновать правомерность своего поведения, все же нельзя отрицать, что он неоднократно решался на военное вторжение без какой-либо правовой базы. Это подтверждают война против Республики Объединенных Нидерландов и — в определенной степени — война за Пфальцское наследство. В обеих этих войнах в конечном счете силовая и экспансионистская политика доминировала над рассуждениями о французских интересах безопасности. При этом нельзя упускать из виду, что король в конце своего долгого единоличного правления критически оценивал свои частые воины.

    Мазарини заблаговременно познакомил Людовика XIV со средствами и методами французской внешней политики. Поэтому не является неожиданным, что собственные действия короля в известной мере были продолжением политики Мазарини и Ришелье, которое обусловливалось общей расстановкой политических сил в Европе в 1661 г., в значительной степени являвшейся плодом деятельности обоих кардиналов.

    Для Людовика XIV из-за нерешенности вопроса об испанском наследстве центральной проблемой внешней политики была опасность создания габсбургской «универсальной монархии». Но после его женитьбы на испанской инфанте Марии-Терезии у Франции появился шанс предъявить территориальные претензии, если вообще не попытаться урегулировать вопрос об испанском наследстве в свою пользу. Во всяком случае Людовик XIV объявил войну габсбургскому господству в Европе и стремился к такой расстановке сил, которая воспрепятствовала бы этому господству, но чтобы сама Франция сохранила такой контроль.

    Для короля и его политических советников потенциальная угроза дома Габсбургов играла центральную роль. Франции необходимо было обезопасить себя от этой угрозы, несмотря на то, что дом Габсбургов, как испанская, так и австрийская ветви, после Пиренейского мира (1659), находился в состоянии обороны. При всей преемственности политики кардиналов Ришелье и Мазарини, с одной стороны, и Людовика XIV — с другой, следует все же видеть четкие различия. Они ясно проявляются в средствах и методах.


    Александр Песков в роли Людовика XIV
    Театр одного актера

    Предпочитавшуюся Ришелье и Мазарини политику «мирного проникновения» сменила политика силы. Возрос и аппетит к территориальным захватам. Если приобретение Дюнкерка в 1662 г. еще можно рассматривать как продолжение «политики прохода и ворот» Ришелье и Мазарини, то применительно к деволюционной войне против Республики Объединенных Нидерландов и Реюньона об этом больше не может быть и речи. После смерти Филиппа II Испанского (17.09.1665) Людовик XIV сослался на частное право деволюции (согласно ему, дети от первого брака по смерти отца вправе наследовать причитающееся им наследство), чтобы военным путем получить все Испанские Нидерланды — или по крайней мере большую их часть — как приданое своей жены. То, что Людовик XIV имел при этом в виду все Испанские Нидерланды, подтверждает ход переговоров в 1663/64 гг. между голландским государственным деятелем де Виттом и французским посланником, на которых французская сторона отвергла как предложенное де Виттом вначале разделение Южных Нидерландов, так и его следующее предложение создать южнонидерландский «кантонат» по швейцарскому образцу. Претензии Франции на все Испанские Нидерланды сыграли центральную роль в развязывании войны против Республики Объединенных Нидерландов. Однако, по Нимвегенскому миру (1678/79 г.) эта цель была реализована лишь частично.

    Во французских, английских и американских исследованиях подчеркивается, что второй целью внешней политики Людовика XIV было стремление не только расширить, но и удлинить французскую границу на севере и востоке. Это должно было защитить внутренние области и столицу Париж от внешней агрессии. При реализации «пограничной политики», далеко метившей и проводившейся агрессивными методами, французская сторона имела успех. Полученные территориальные приобретения, когда речь шла в основном не о больших замкнутых областях, а часто об анклавах, требовали затем, с французской точки зрения, нового выравнивания. Уже в 1673 г. Вобан в своем известном письме Людовику XIV рекомендовал обеспечить Франции разумные и лучше защищенные границы, сделать монархию «pre carre». После Нимвегенского мира Франция проводила в жизнь эту концепцию с удвоенной силой.

    Все более агрессивную «пограничную политику» следует рассматривать в связи с уже упомянутым стремлением Людовика XIV обеспечить Франции безопасность. После 1679 г. к традиционному франко-габсбургскому противостоянию присоединилось франко-английское. Начинавшийся франко-английский антагонизм и создание антифранцузской коалиции во время войны Франции против Объединенных Нидерландов, коалиции, к которой кроме Голландии и Испании присоединился кайзер, имели своим следствием изменение методов прежней французской «пограничной политики» на востоке.
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  10. #7
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию

    До настоящего времени бытует мнение, что война Людовика XIV против Республики Объединенных Нидерландов, конфликт, который привел не только к образованию мощной антифранцузской коалиции, но и к первым ощутимым финансовым трудностям в самой Франции, планировался Кольбером, чтобы военными средствами сокрушить Голландию как торгового конкурента. Новейшие исследования показали, что такая точка зрения неправомерна. Изучая причины Голландской войны, американский историк Пол Соннино установил, что Кольбер из экономических и финансовых соображении не только выступал за завершение деволюцнонной войны компромиссным Аахенскнм миром (2.05.1668 г.), но и пытался избежать войны против Республики Объединенных Нидерландов, к которой стремились Людовик XIV и молодой Лувуа. Совершенно ясно, что Кольбер не стремился к войне. В 1669 — 1670 гг., когда король уже готовился к войне, и в дипломатическом и в военном плане, министр пытался удержать его от военного конфликта с Голландией. Он боролся за снижение государственных расходов и пытался убедить короля в том, что Франция и течение 12—13 лет могла бы ослабить голландского соперника при помощи экономической и торговой политики. В письме королю он критиковал обещанные английскому королю Карлу II по Доверскому договору (1.06.1670) выплаты субсидий, так как для государства нет ничего вреднее, чем экспортировать ежегодно такие большие денежные суммы. Но в конце концов в 1671 г. Кольберу пришлось примириться с решением короля и добывать средства для ведения войны.

    Известия о растущих финансовых трудностях Франции, крестьянских мятежах и дворянских заговорах 1674 г. с большим удовлетворением принимались к сведению противниками Людовика XIV. Однако высказанная Вильгельмом III Оранским в августе 1675 г. надежда, что под влиянием финансово-экономических проблем и социальных конфликтов Людовик XIV будет стремиться к скорейшему заключению мира ценой отказа от основных французских интересов, не осуществилась. Нельзя не отметить, что растущий дефицит средств у всех участников войны в конечном счете увеличивал их готовность к миру. Однако экономические трудности и социальные конфликты решительно не повлияли на внешнюю политику короля и результаты мирных переговоров.


    Эмманюэль Муар — Людовик XIV

    В Голландском войне Франция показала себя достаточно сильной в военном и экономическом отношении, чтобы в течение рада лет противостоять европейской коалиции. Противники же Франции были менее подготовлены к тяготам войны, и в антифранцузской коалиции вскоре возникли трещины, которые Франция использовала в своих интересах. Но даже Людовик XIV вынужден был признать, что и он не смог бы победоносно вести борьбу долгое время. Понимание этого, а также тот факт, что во время конгресса в Нимвегене все увеличивавшиеся противоречия в лагере противника давали ему возможность заключить выгодный для Франции в территориальном отношении мир, подтолкнули Людовика XIV к окончанию войны (1678/79). Финансово-экономические проблемы и социальные конфликты имели второстепенное значение для решения короля. Для Людовика XIV политика власти тогда была важнее экономических и социальных соображений.

    Десятилетие после Нимвегена, когда часть государственного долга была погашена, «талья» вновь слегка уменьшена и дефицит в 1686/87 г. снижен до нескольких миллионов ливров, прошло под знаком уже провозглашенной захватнической и агрессивной «пограничной политики безопасности». Людовик XIV в этой политике явно руководствовался намерением каждую вновь приобретенную область по возможности обезопасить созданием защитной линии.

    К этой фазе экспансивной «пограничной политики безопасности», когда уже завоеванные в Европе позиции использовались для укрепления положения Франции как европейского гегемона, следует отнести и войну за Пфальцское наследство (1688 — 1697 гг.). Так же, как и деволюционная война (1667/68 г.), она подтверждает, что система монархического абсолютизма, создаваемая регулированием права наследования и фундаментальными законами, всегда содержит значительный потенциал внешнеполитических конфликтов. Но Людовик XIV был не готов в 1688 г. к длительной войне против европейской коалиции, в которой теперь участвовала и Англия. Перед лицом изменений в европейской расстановке сил вследствие успехов Австрийского дома в войне с турками и «славной революции» французский король превентивным ударом хотел добиться долговечного владения предоставленными ему только на 20 лет областями из пфальцского наследства, а также благоприятного для Франции разрешения конфликта из-за выбора архиепископа в курфюрстве Кёльн, который он считал твердым опорным пунктом Франции. Однако Людовик XIV недооценил решимость европейских держав к отпору и не учел, что своим поведением он провоцирует создание широкой коалиции, которая вовлекла его в девятилетнюю войну.

    Эта война принесла Франции большие тяготы, которые совпали по времени с усиливавшейся экономической депрессией и «демографическим кризисом старого типа». Сразу после начала войны дефицит государственного бюджета вновь увеличился и достиг в 1698 г. самой большой цифры в 138 млн. ливров. Страна была истощена, монархия оказалась практически неплатежеспособной.

    Положение усугублялось большим демографическим кризисом 1693/94 г. Он был вызван катастрофическим неурожаем 1693 г. и, как следствие этого, бешеным подъемом цен на пшеницу. «Кризис пропитания» постиг население, которое и так страдало от тяжелого налогового бремени, вызванного военными расходами, а также от последствий негативной экономической конъюнктуры. Потери населения из-за этого кризиса были огромными.

    Исключительно высокая цена долгой войны, истощение казны, упадок торговли, нищета в сельской местности, драматическое сокращение населения, оппозиционные устремления дворянства и 6yржуазии — все эти факторы свидетельствовали в пользу окончания воины. Многое говорит о том, что Людовик XIV на данном этапе своего правления уже в большей мере считался с этими факторами, чем прежде. С 1696 г. он не только прилагал усилия для заключения мира, но и впервые сделал значительные уступки на начавшихся в мае 1697 г. в Рийсвийке мирных переговорах. По мирному договору (1697) он отказывался от большой части территорий вплоть до Эльзаса и Страсбурга, уступил герцогство Лотарингское сыну Карла V Леопольду и реституировал места в Южных Нидерландах и Люксембурге за Испанией. Ко времени Рийсвийка, когда была заложена основа для создания баланса сил в Западной и Центральной Европе, Людовик XIV был вынужден учитывать в своих политических амбициях экономические нужды и социальные реалии монархии. Они в конечном счете обусловили его готовность к миру и значительным уступкам. Этот факт, по крайней мере, его сущность — осознавали и современные ему наблюдатели.

    Окончание войны не принесло широкомасштабного облегчения стране, так как мир не продлился и пяти лет. Впрочем, появились признаки улучшения финансово-экономической ситуации — удалось несколько снизить гигантский государственный долг путем политики выплат и возобновить успешную заморскую торговлю с Антильскими островами, Испанской Америкой и Китаем. Однако начало войны за Испанское наследство (1701 — 1713/14 г.) свело на нет все эти достижения.

    В новейших исследованиях аргументирование отстаивается тезис, что война за Испанское наследство, которое уже с начала 60-х г. постоянно занимало европейские правительства, стала неизбежной после смерти 6.02.1699 г. баварского кронпринца Иосифа Фердинанда, назначенного испанским королем Карлом II (166.5 — 1700) в его завещании полным наследником. Людовик XIV находился перед дилеммой, когда он вскоре после смерти Карла II 1.11.1700 г. узнал, что он назначил полным наследником Филиппа Анжуйского (1683 — 1746), второго сына дофина. Умерший также распорядился, что если Людовик XIV откажется от испанского наследства, оно должно перейти к австрийским Габсбургам. Если бы французский король, который на предшествующих переговорах по различным проектам разделения проявил значительную уступчивость и готовность к компромиссу, принимая для своего внука испанское наследство, тогда он нарушал бы свое слово, данное во втором договоре о разделе (июнь 1699/ март 1700 гг.) морским державам.

    Если же Людовик XIV отказался бы от принятия наследства и продолжал придерживаться второго договора о разделе, то тогда было бы распространено предложение императора Леопольда I, который наверняка согласился бы принять завещание для своего второго сына Карла. Но такая перспектива была несовместима с французскими государственными соображениями. Сюда следует добавить, что Людовик XIV не смог бы избежать войны даже при соблюдении второго договора о разделе. В этом случае военное разбирательство с Испанией и кайзером было предрешено. Поэтому понятно, что Людовик XIV после интенсивных переговоров принял завещание Карла II и 16.11.1700 г. представил Филиппа Анжуйского собравшемуся в Версале двору как «короля Испании». В последующие месяцы международное положение осложнилось из-за некоторых действий как Людовика XIV, так и кайзера и морских держав. Однако начало войны за Испанское наследство весной 1701 г. было результатом не только решения французского короля принять завещание Карла II. Как недавно установил Уильяи Рузен, война началась, так как «у многочисленных участников были противоположные интересы».

    Вскоре после начала войны вновь ухудшилось финансовое и экономическое положение во Франции. Годовой дефицит государственного бюджета увеличился с 72,9 млн. ливров до 178,7 млн. ливров в 1701 г., а в 1711 г. достиг 225 млн. ливров. Для финансирования военных расходов короне вновь пришлось прибегнуть к традиционным вынужденным мерам, на которых мы не будем останавливаться подробнее. Но все эти меры и предпринятые через короткие промежутки времени манипуляции с валютой не смогли предотвратить катастрофического финансового положения монархии. На троицу 1709 г. только прибытие флота из испанских заморских владении, нагруженного 30 млн. пиастров, спасло монархию от банкротства.

    В области экономики была та же мрачная картина, проблесками на которой были только районы в непосредственной близости от атлантических портов. В этих областях текстильные мануфактуры получали прибыль от экспорта в испанские колонии, которые были открыты для французской заморской торговли. Зимой 1709/10 г. страну постиг катастрофический голод со всеми вытекающими отсюда демографическими последствиями.

    Перед лицом финансового кризиса, волнений в стране и тяжелых поражений в битвах при Хёхштедте (1704), Турине (1706) и Уденаарде (1708) Людовик XIV был готов на очень большие уступки ради мира. После того как официальные переговоры в 1704 и 1706 гг. потерпели неудачу из-за непреодолимых разногласий партий, французский король послал в мае 1709 г. своего министра иностранных дел Кольбера де Торси с очень обширными полномочиями в Гаагу. Он объявил там о готовности принять почти все пункты сильно завышенных требований соперников. Он не только отказался от притязаний Бурбонов на испанскую корешу, Страсбург, Кель, Брийсах, Ландау и Эльзас, он не только согласился на возврат французских владений в Испанских Нидерландах, но и объявил о готовности поддержать денежными средствами борьбу коалиции против испанского короля Филиппа V (1700 — 1746). И все же, несмотря на такие огромные уступки, переговоры провалились, потому что союзники потребовали гарантий вооруженного выступления Людовика XIV против его внука в случае сопротивления сдаче Испании и всех се союзников. Но подобную дерзость король посчитал несовместимой со своими «честью» и «славой».

    Не может быть сомнения, что союзники тогда упустили благоприятный момент. Дальнейший ход войны улучшил положение Франции, так что в мирных соглашениях в Утрехте (1713) и Раштатте (1714) были достигнуты более приемлемые условия. Но то, что Людовик XIV в войне за Испанское наследство был согласен на такие огромные уступки, совершенно определенно объясняется экономическими тяготами и катастрофическим положением в самой Франции. Именно они оказали решающее влияние на внешнюю политику короля в этот период его личного правления.

    По сравнению с резкими требованиями, которые Людовик XIV готов был принять во время переговоров 1709 г., закончившихся провалом, компромиссный мир 1713/14 г. был для Франции более благоприятным. Бурбоны продолжали владеть Испанией и колониями. Людовик XIV смог добиться, в противовес кайзеру, на восточной границе урегулирования согласно Рийсвийкскому соглашению. Однако на севере ему пришлось отказаться от части французской Фландрии и принять нидерландский «барьер». Это означало на долгий срок забыть о возможности как можно дальше отодвинуть границы королевства на север и восток от Парижа.
    Источник
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  11. #8
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию Франц Иосиф I




    Франц Иосиф родился 18 августа 1830 в Шёнбрунне и умер 21 ноября 1916 там же.

    Отец Франца Иосифа, эрцгерцог Франц Карл, был достаточно незначительной и заурядной фигурой.

    Многими своими качествами, как, впрочем, и самим престолом, Франц Иосиф был обязан матери, баварской принцессе Софии. Эта умная и чрезвычайно энергичная женщина, «единственный мужчина в императорской фамилии», дала сыну очень хорошее, продуманное образование, мечтая в дальнейшем возвести его на императорский престол.



    Юный герцог с детства обнаруживал недюжинные способности, особенно к языкам. Кроме французского, английского и латинского, он очень хорошо знал венгерский и говорил свободно на польском, чешском и итальянском. Большое внимание в его образовании было уделено военным наукам. Это наложило определённый отпечаток на его характер: всю жизнь Франц Иосиф сохранял любовь к порядку, дисциплине, униформе, строгому соблюдению субординации. Напротив, музыка, поэзия, искусство играли в его жизни очень незначительную роль.



    От природы Франц Иосиф имел общительный, весёлый нрав, любил простоту жизни и отношений. В области государственных и юридических наук он не успел получить фундаментальных познаний, так как учёба его была прервана революцией.

    В декабре 1848 император Фердинанд принуждён был отречься от престола в пользу своего племянника.

    Долгое царствование Франца Иосифа заполнено многими потрясениями, как внешними, так и внутренними.

    Он встал у руля огромной империи, раздираемой социальными и национальными противоречиями. Первые три года императору приходилось считаться с конституцией, но после того как в 1849 русские войска подавили революцию в Венгрии, позиции Габсбургов укрепились настолько, что в декабре 1851 Франц Иосиф отменил конституцию и восстановил абсолютизм.

    После смерти в 1858 князя Альфреда Виндишгреца, возглавлявшего либеральный кабинет и игравшего видную роль в начале царствования Франца Иосифа, власть окончательно сосредоточилась в руках императора. Главную свою задачу в эти годы он видел в сохранении единства и укреплении мощи Австрийской империи, в создании сильного централизованного Государства, в котором были бы стерты границы между различными землями монархии Габсбургов. С этой целью Франц Иосиф старался ввести по всему государству единую административную, судебную и таможенную систему, унифицировать финансы, налогообложение и систему образования. Однако многие непреодолимые трудности заставили в конце концов императора отказаться от этой политики.

    Крымская война явилась первым серьёзным испытанием для его системы. Франц Иосиф твердо выступил в эти годы против России. Он писал своей матери: «Наше будущее - на востоке, и мы загоним мощь и влияние России в те пределы, за которые она вышла только по причине слабости и разброда в нашем лагере.
    Медленно, желательно незаметно для царя Николая, но верно мы доведём русскую политику до краха.
    Конечно, нехорошо выступать против старых друзей, но в политике нельзя иначе, а наш естественный противник на востоке - Россия». Из этого письма видно, что Франц Иосиф едва ли отдавал себе отчёт в том, какое основополагающее значение имел старый «Священный союз» для сохранения его собственной империи.

    Начавшаяся в 1859 Итальянская война оказалась для императора горьким прозрением. В трёх сражениях австрийская армия была разбита французскими и сардинскими войсками. Сам Франц Иосиф оказался в том же положении, в которое он незадолго до этого поставил русского императора Николая. Прежние союзники покинули его самым коварным образом: Франция воевала на стороне Сардинии, а Пруссия «даже пальцем не пошевелила», спокойно наблюдая за «грубейшим попранием» прав Австрии.

    В ноябре в Цюрихе был подписан мир, по которому Ломбардия перешла под власть Савойской династии. Но оказалось, что император ещё не до конца испил чашу унижения. В 1866 Австрия понесла сокрушительное поражение от прусских войск при Садовой. Она должна была уйти из Германии, которая через несколько лет объединилась под главенством Пруссии. Сразу вслед за тем началось мощное восстание в Венгрии, грозившее окончательным распадом Габсбургской монархии. Франц Иосиф понял, что прежний курс не принесёт ему ничего, кроме поражений. Для сохранения единства государства следовало пойти на значительные уступки национальному и либеральному. движению.



    Еще в 1861 Франц Иосиф согласился на введение конституции в Австрии. В 1867 весьма либеральная конституция была дана венграм. Она предоставила им совершенную автономию, уравняла их в правах с австрийцами, организовала всё внутреннее управление страной на национальных началах и позволяла им иметь собственную армию. В том же году Франц Иосиф короновался в Будапеште как венгерский король.

    Вслед за тем была введена полная автономия в Галиции и частичная - в Чехии. Во всей империи был установлен суд присяжных и признана несменяемость судей. Последующие годы показали, что политика реформ, несмотря на всю её умеренность, даёт хорошие результаты. С введением всеобщей воинской повинности усилилась армия. Окрепли финансы. Строительство многочисленных железных дорог привело к промышленному подъёму. Было объявлено равноправие исповеданий. Большие успехи достигнуты в области просвещения. Вена и другие города расширились и украсились прекрасными зданиями. Отчуждение с Пруссией, наступившее после 1866, было преодолено в 1878, когда Австро-Венгрия получила на Берлинском конгрессе Боснию и Герцеговину.

    В эти и последующие годы Франц Иосиф укрепил за собой репутацию уравновешенного, тактичного, благожелательного монарха. Он никогда не навязывал своей воли, но стирался быть чутким и умелым администратором. Делами управления император всегда занимался сам. Он старался охватить весь комплекс проблем и вникнуть в каждую мелочь, посвящая много времени просмотру бумаг.

    Любимой резиденцией его в течение всей жизни был Шенбрунн. Император поднимался очень рано - уже в четыре часа он был на ногах, облачался в генеральский мундир, выпивал чашку кофе и приступал к делам, которыми занимался до 10 часов с замечательным трудолюбием и аккуратностью. Затем следовали аудиенции и совещания с министрами. Он никогда не проводил коллегиальных заседаний Совета Министров, но всегда общался с каждым министром отдельно. В час наступало время завтрака. Его сервировали прямо в кабинете, чтобы император не отрывался от своих дел. В три часа работа прерывалась. После прогулки Франц Иосиф выезжал в Вену. В 6 часов он возвращался в Шенбрунн, обедал в узком кругу приглашённых. В половине девятого император уходил спать. Этот размеренный распорядок не нарушался в течение многих лет.



    Личная жизнь Франца Иосифа сложилась несчастливо. У него никогда не было друзей, а со своей женой - баварской принцессой Елизаветой - он был близок лишь в первые годы после свадьбы. В дальнейшем Елизавета почти не жила в Австрии, предпочитая ей Венгрию и другие страны. В 1898 ее убили в Женеве итальянские анархисты.

    Старший сын и наследник императора, эрцгерцог Рудольф, яркая, но нервическая натура, неожиданно для всех покончил с собой в 1889. Младший брат Франца Иосифа, Максимилиан, сделавшийся мексиканским императором, был расстрелян повстанцами в 1867. Второй брат императора, Карл Людвиг, умер в 1896 году.

    Наследником престола был объявлен его сын Франц Фердинанд. Император относился к племяннику отрешённо, не приближал к себе и не стремился посвятить в государственные дела. Убийство наследника и его жены 8 июня 1914 в Сараево было последней личной трагедией, которую пришлось пережить старому императору. Как известно, это убийство стало поводом к началу первой мировой войны.



    Франц Иосиф пессимистично относился к её исходу. И действительно, ход военных действий давал очень мало оснований надеяться на победу. Ещё два года император старался держать все нити управления в своих слабеющих руках, но затем состояние его здоровья резко ухудшилось.

    В ноябре 1916 он заболел воспалением лёгких и вскоре умер.
    источник
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  12. Следующие пользователи говорят Спасибо Kuki Anna за это сообщение:

    Vitalina Liapko (03.07.2014)

  13. #9
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию Двор последних Валуа в портретах Клуэ.

    Начну, пожалуй, с человека, вокруг которого существует такой своеобразный заговор молчания. Это жена короля Карла IX, печально знаменитого Варфаломеевской ночью, Эрцгерцогиня Австрии, королева Франции Елизавета Австрийская.



    Елизавета родилась в 1554 году и была дочерью Максимилиана II, императора Священной Римской империи германской нации и императрицы Марии, инфанты Испании, посему доводилась внучкой Карлу I (V) и племянницей Филиппу II Испанскому и Хуане Австрийской, основательнице монастыря де лас Дескальсас Реалес.



    Она была любимицей отца, так как очень на него похожа и внешне и характером. Считалась, наряду с двоюродными сестрами – дочерьми Филиппа II Изабеллой-Кларой-Евгенией и Каталиной-Микаэлой - одной из самых красивых принцесс Европы. В мемуарах тех лет можно встретить описание ее белой кожи и длинных золотисто-рыжих волос.

    В 16 лет она вышла замуж за короля Франции Карла IX, так как его матери Екатерине Медичи союз с Габсбургами был политически выгоден. Несмотря на расстроенные финансы. Екатерина Медичи устроила роскошную свадьбу напоказ, в которой юная королева Франции в платье из серебряной парчи и тиаре сжемчугом, изумрудами, рубинами и алмазами играла главную роль. В первый и последний раз в своей жизни.



    Увы, любви и счастья этот королевский брак ей не принес, она знала, что сердце Карла отдано другой, но в их отношениях царило понимание, уважение и искренняя забота, что, наверно, уже само по себе не мало. Все при дворе уважали ее за мягкие, изящные манеры, политический такт, открытость и доброту. Редкий случай в истории – ее любили и католики, и протестанты, которым она сочувствовала. Любила и уважала свою невестку и Екатерина Медичи.



    Елизавета свободно владела немецким, испанским, итальянским и латынью, но не владела французским, общаться с придворными ей приходилось через свою придворную даму – графиню Аренберг. Возможно, поэтому она радовалась каждому, кто помимо французского, владел еще каким-нибудь языком, и особенно тесная дружба сложилась между Елизаветой Австрийской и Маргаритой Французской, знаменитой королевой Марго. Они могли свободно беседовать на итальянском и латыни. Когда Марго окажется без средств к существованию, именно Елизавета протянет ей руку помощи.



    Воспитанная в любви и согласии родителей, среди братьев и сестер, Елизавета приходила в ужас от нравов французского двора и, не сговариваясь, Карл IX, Марго и Екатерина Медичи, каждый по-своему, старались ее уберечь. Во время Варфоломеевской ночи Елизаветы не было в Париже, она находилась в одном из уютных замков, подаренных ей Карлом, и ждала появление на свет своего единственного ребенка. О событиях этой ночи ей рассказали два месяца спустя, когда ребенок уже родился.



    Она была королевой всего три года, в 1774 году умирает Карл и Елизавета удаляется от двора. У Максимилиана и Екатерины Медичи были планы выдать ее сначала за будущего Генриха III Французского, а позднее за Филиппа II Испанского, но Елизавета отвечает отказом. Генрих Французский в то время был безумно влюблен в принцессу Анну д’Эсте, а за Филиппа выдали старшую сестру Елизаветы – Анну Австрийскую.



    В 1778 году от туберкулеза умирает 6-летняя дочь Елизаветы – Мария-Елизавета, и бывшую королеву больше ничто не удерживает во Франции. Она возвращается домой, в Вену, по которой очень тосковала, и основывает монастырь, почти такой же, как монастырь ее тети Хуаны - де лас Дескальсес Реалес.


    Источник
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  14. Следующие 2 пользователя говорят Спасибо Kuki Anna за это сообщение:

    Natalia Bernd (20.07.2014), Vitalina Liapko (03.07.2014)

  15. #10
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию Свадьба последнего императора России.


    Венчание Николая II и Александры Федоровны, состоявшееся 14 ноября 1894 г. фрагмент картины Туксена

    До нас дошли две картины, изображающие венчание Николая II и Александры Федоровны, состоявшееся 14 ноября 1894 г. в Большом соборе Зимнего дворца. На картине И.Е. Репина – на Александре Федоровне «золотое» венчальное платье. На картине датского художника Л. Туксена – это платье белое. Но так или иначе, венчальные свечи, за которые уплатили 20 руб., в руках у молодых и на той и на другой картине.


    Картина кисти Репина

    На голове у Александры Федоровны бриллиантовая диадема, внутри которой укрепили бриллиантовую венчальную корону российских императриц. Примечательно, что первой надела эту корону на голову старшая сестра императрицы Александры Федоровны – великая княгиня Елизавета Федоровна, к свадьбе которой в 1884 г., собственно, и была изготовлена эта корона. С этого времени Венчальная императорская корона составляла часть традиционного «венчального набора» драгоценностей. Наряду с бриллиантовой диадемой, надевавшейся вместе с короной, в этот набор входили длинные бриллиантовые серьги, изящная пряжка для платья и тяжелые браслеты.


    Диадема с розовым бриллиантом императрицы Елизаветы Алексеевны, которую одевали все княжны и императрицы во время венчания

    Женитьба последнего российского императора Николая II, состоявшаяся 14 ноября 1894 г., запомнилась очень многим. И не роскошью этой свадьбы, а потому, что свадьба наложилась на похороны. Буквально. Хронология событий была следующей. В апреле 1894 г. состоялась помолвка цесаревича Николая Александровича и принцессы Гессен-Дармштадской Алике. Тогда цесаревич подарил принцессе обручальное кольцо с розовым жемчугом.

    Гофмаршапьская часть, извещенная об этом событии, уже 11 апреля 1894 г. создает комиссию по подготовке к бракосочетанию. Комиссия начинает активную работу: составляются списки гостей, формируются сметы расходов, начинают заказываться вещи, требовавшие длительного времени на их изготовление. В мае составлен проект Манифеста по случаю бракосочетания. Комиссия перешла к проработке обычных «милостей», должных войти в манифест. С середины августа 1894 г. Административный отдел Кабинета Е.И.В. разрешил начальникам Гофмаршальской и Конюшенной части приступить к закупкам «всех тех предметов, изготовление которых требует времени». На этом, собственно, все и закончилось.


    Знаменитые серьги в форме вишен - тоже обязательный атрибут венчания великих княжон

    Дело в том, что в июле у Александра III диагностировали быстро развивавшийся нефрит.746 1 0 октября 1894 г. Алиса Гессенская срочно прибыла в Ливадию, где умирал Александр III. 20 октября 1894 г. Александр III умер, и цесаревич Николай превратился в императора. Был объявлен по традиции годичный траур, при этом как само собой разумеющееся свадьбу отложили на год. Однако Алиса, к этому времени уже Александра Федоровна, «надавила» на Николая, тот, в свою очередь, имел тяжелый разговор с матерью, вдовствующей императрицей Марией Федоровной. В результате этих очень непростых и тяжелых семейных разговоров было принято решение прервать траур на один день. Это был день рождения императрицы Марии Федоровны – 14 ноября 1894 г. Похороны Александра III в Петропавловском соборе состоялись 7 ноября, то есть свадьба должна была состояться ровно через неделю после похорон императора.


    Фрагмент диадемы крупным планом

    После этого решения, принятого, судя по документам, 12 ноября, механизм подготовки к свадьбе молодого императора вновь лихорадочно заработал. Времени уже почти не оставалось. Поэтому в оставшиеся два дня успели только распорядиться доставить к 13 ноября в Придворный собор из Кладовой Камерального отделения вещи, необходимые для бракосочетания: образ Спаса Нерукотворного, в золотом окладе и ризе с сиянием из драгоценных камней; образ Федоровской Божией Матери в золотом окладе с сиянием из драгоценных камней; два обручальных кольца с двумя солитерами в одном футляре; серебряное блюдо с солонкою.747 Правда, не надо было приглашать гостей, поскольку множество первых лиц Европейских домов оставались в Петербурге после похорон Александра III. И хотя заявлялось, что среди гостей будут только самые близкие, но тем не менее Большой собор Зимнего дворца был буквально забит родственниками, высокими гостями и сановниками.


    Золотое венчальное платье Александры Федоровны

    Подобные «скоропалительные» свадьбы сопровождались «мобилизацией» ресурсов придворных поставщиков. Тем более что Александра Федоровна приехала из Англии, по меркам российской аристократии, «голая». Поэтому платье для невесты срочно шили в Петербурге проверенные и надежные мастера-модельеры. В результате 14 ноября 1894 г. в день свадьбы невесту по традиции одевали в Малахитовом зале Зимнего дворца перед знаменитым золотым зеркалом императрицы Анны Иоанновны. Платье оказалось таким тяжелым, что Александра Федоровна с большим трудом выдержала длинную церемонию. Особенно был тяжел длинный шлейф платья.


    Накидка к свадебному наряду Александры Федоровны

    К тому времени царица уже приняла православие и была наречена Александрой Федоровной. Она писала сестре Виктории: «Церемония в церкви очень сильно напоминала мне ту, которая состоялась в 1884 году, только на нашей не было наших обоих отцов – и это было просто ужасно – ни отцовского поцелуя, ни благословения. ... ты можешь вообразить себе наши чувства. Один день в глубоком трауре, оплакиваем горячо любимого человека, а на следующий день в пышных одеждах встаем под венец. Невозможно представить себе больший контраст, и все эти обстоятельства сблизили нас еще больше». У молодоженов не было ни свадебного путешествия, ни медового месяца, лишь через неделю после свадьбы они уединились на пять дней в Александровском дворце Царского Села, в котором поселятся окончательно с 1906 года.
    источник
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  16. Следующие 2 пользователя говорят Спасибо Kuki Anna за это сообщение:

    Natalia Bernd (20.07.2014), Vitalina Liapko (03.07.2014)

Страница 1 из 6 123 ... ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 3 (пользователей: 0 , гостей: 3)

Похожие темы

  1. Талантливые, загадочные, харизматичные женщины.
    от Kuki Anna в разделе Книги. Кино. Искусство.
    Ответов: 121
    Последнее сообщение: 25.03.2016, 13:46
  2. Ответов: 4
    Последнее сообщение: 25.01.2016, 11:35
  3. Почему европейские мужчины хотят жениться на славянках?
    от Лана Сердешная в разделе Замужество в Швейцарии (оформление брака и виза невесты)
    Ответов: 129
    Последнее сообщение: 24.05.2013, 22:11
  4. Требуется няня-помощник по хозяйству на один месяц летнего периода этого сезона.
    от Наталья Романова в разделе Няни и помощницы по хозяйству
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 26.03.2012, 14:21
  5. О партнёрах прошлых, настоящих, будущих....( партнёршах )
    от Лана Сердешная в разделе Замужество в Швейцарии (оформление брака и виза невесты)
    Ответов: 15
    Последнее сообщение: 15.02.2011, 18:01

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •