Уважаемые читатели! С июня 2016 года все сообщения форума переезжают в доступный для чтения архив. Остальной функционал интернет-портала «Вся Швейцария на ладони» работает без изменений: свежие новости Вы найдете на главной странице сайта, бесплатно разместить объявление сможете на "Доске частных объявлений". Следите за нашими новостями в социальных сетях: страница в Facebook и официальная группа в Facebook, страница в сети "Одноклассники". Любители мобильных устройств могут читать новости, афишу культурных мероприятий и слушать русское радио, скачав приложение "Ladoshki" для iOS и приложение для устройств Android. Если Вы еще не являетесь нашим подписчиком, но хотели бы получать анонс культурных событий на свой электронный адрес, заполните анкету на форуме, и Ваш адрес мы добавим в список рассылки. По вопросам сотрудничества и размещения рекламы обращайтесь по адресу: inetgazeta@gmail.com или звоните на контактный номер редакции: +41 76 460 88 37

Страница 1 из 10 123 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 97

Тема: Правила жизни.

  1. #1
    Золотое перо Ладошек Заслуженный Писатель нашего времени Аватар для Yasmin Hasmik
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    Швейцария город Берн
    Сообщений
    20,431
    Записей в дневнике
    56
    Спасибо
    6,699
    Был поблагодарен 17,711 раз
    за 7,910 сообщений

    По умолчанию Правила жизни.

    Правила жизни Брюса Уиллиса



    Брюс Уиллис

    55 лет, актер, Лос-Анджелес

    Фотограф Норман Джин Рой
    CPi-syndication.com / Art Department


    В детстве я заикался. Причем сильно — едва фразу мог договорить. А если вы заика, вам всегда не по себе, всегда что-то подсознательно мешает. Люди с вами чувствуют себя неловко, потому что хотят помочь вам справиться с предложением, а вы от этого запинаетесь еще больше — словом, порочный круг. Родители помогли мне просто тем, что как бы не замечали моего недостатка. В таких случаях сострадание и любовь — лучшие лекарства.

    Когда тебе приходится туго, есть два варианта: покориться или пройти сквозь огонь. Я думал: ладно, я заика. Зато я могу вас рассмешить, так что вы об этом забудете. Этакий фокус. И я всегда старался развеселить приятелей, откалывал номера, чтобы посмешить сверстников, хотя это вряд ли казалось таким уж забавным нашим учителям.

    Я не хотел считать себя неполноценным и попросился на роль в школьном спектакле. Классе в восьмом. Вышел на сцену — и случилось чудо: я перестал заикаться! А после конца спектакля начал снова. Стоило мне притвориться кем-то другим, не собой, как мой дефект пропадал. Из-за этого мне все больше и больше нравилось играть на сцене. Я сражался с заиканием целые годы и наконец победил. Поступая в колледж, я уже знал, что хочу быть актером.

    Когда мне было чуть больше двадцати, по нелепой случайности погибли несколько моих друзей. Примерно тогда же брата на шоссе сбила машина. Он отлетел метров на двадцать, а потом полгода лежал в больнице. Вскоре у сестры определили тяжелую форму лимфоматоза. Сейчас у нее полная ремиссия, но был короткий период, когда мы думали, что она вот-вот умрет. Так что я почти всегда ощущал, как хрупка жизнь. Говорят, боль — привилегия живых: когда умираешь, страдания прекращаются. Я в это верю. Когда думаешь о смерти, своей или чьей-то еще, чувствуешь, что умом этого не понять.

    Лет до тридцати я прожил в Нью-Йорке — наверное, это была самая сумасшедшая пора в моей жизни. До сих пор улыбаюсь, как вспомню. Обязанность была только одна: успеть вовремя в театр. Никаких забот. В двадцать пять можно транжирить нервные клетки миллионами.

    Потом я стал телезвездой, потом кинозвездой. Взмыл вверх на волне славы и тогда понял, в чем минус такой удачи. Это потеря анонимности. ТВ-шоу, фильмы, интервью в журналах и на телевидении, сплетни — все вместе создает голограмму, которую люди принимают за тебя. Но это иллюзия. Такая же, как иллюзии религии и власти. Было время, когда я страшно злился и протестовал. Теперь стал намного спокойнее. И все же — вы уж меня извините — я не буду ничего говорить о своей личной жизни. У меня осталось так мало личного, что я не хотел бы им делиться.

    Я знаю, что такое быть знаменитым, и благодаря этому хорошо понимаю, что такое настоящая дружба. Большинство моих друзей знали меня еще тогда, когда я был гораздо беднее. И все они до единого помогают мне не относиться к теперешнему положению слишком серьезно.

    Прежде я не отделял жизнь от работы. Но когда меня закидали камнями после «Гудзонского ястреба», я научился отделять одно от другого. Теперь на работе веду себя как любой другой человек: просто стараюсь делать все, на что способен.

    Когда я был мальчишкой, сорокапятилетние казались мне стариками. Сейчас я не чувствую груза лет, но вижу морщины у себя на лице. Слишком много смеялся! В душе-то я еще молодой, лет на двадцать пять. Но пить бросил. Когда у тебя свои дети, нехорошо напиваться. Я хочу прожить подольше ради своих детей. Хочу еще с их детьми побегать.


    Есть такая картина с идущим человеком: он начинает с момента, когда был еще крохотным младенцем. И вот он идет и идет, становясь высоким и сильным, а потом понемногу стареет, горбится, у него подкашиваются ноги... Я бы всем посоветовал повесить эту картину себе на стенку. Так человек может каждое утро вставать и говорить: «Вот в какой точке жизненного пути я сейчас нахожусь». Если смотреть на эту картину каждый день и спрашивать себя, сколько лет вам еще осталось, вы научитесь не тратить время попусту. Жизнь коротка, даже если доживешь до девяноста. Живи на полную катушку — вот как я считаю. Цени каждый миг, каждый час, каждый день, потому что не успеешь и глазом моргнуть, как все кончится. Я абсолютно уверен, что для большинства людей их смерть становится неожиданностью.
    Равнодушие - это паралич души.

  2. Следующие 10 пользователя говорят Спасибо Yasmin Hasmik за это сообщение:

    Ekaterina Fribourg (07.06.2011), Elena Zam (21.10.2010), Irina Piero (21.10.2010), Lea Lausanne (21.10.2010), Natalia Witch (21.10.2010), Olesya Krechetova (21.10.2010), Tatiana Mirabel (21.10.2010), Viktoria Bonheur (21.10.2010), Елена Искристая (21.10.2010), Елена Росс (27.07.2011)

  3. #2
    Золотое перо Ладошек Заслуженный Писатель нашего времени Аватар для Yasmin Hasmik
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    Швейцария город Берн
    Сообщений
    20,431
    Записей в дневнике
    56
    Спасибо
    6,699
    Был поблагодарен 17,711 раз
    за 7,910 сообщений

    По умолчанию

    Правила жизни Бенa Кингсли




    Бен Кингсли

    Актер, 66 лет, Лондон

    Фото Джеймс Диммок, Руди Уокс
    (James Dimmock, Rudy Waks / Corbis Outline / FotoSA)



    Я убежден, что, не смени я когда-то имя (настоящее имя Кингсли — Кришна Пандит Бханджи. — Esquire), у меня не было бы того успеха, который есть сейчас.

    Я помню, что когда я был ребенком — где-то между шестью и семью — мне всегда казалось, что куда бы я ни пошел, меня везде сопровождала съемочная группа. Невидимая, конечно.

    Я не учился в театральной школе, потому что спустя несколько недель после того, как они отказались принять меня, мне уже предложили первую роль.

    Актером меня сделал этот старый итальянский фильм, который назывался «Нет — это не ответ» (одно из названий британского фильма «Маленькое чудо» 1951 года. — Esquire). Этот фильм о маленьком итальянском мальчике и его больной ослице. Он очень хочет вылечить ее и собирается отвести ее в гробницу святого Франциска (Франциск Ассизский — известный католический святой XIII века. — Esquire), покровителя животных. Но ему сказали: нет, ты не можешь притащить сюда животное, ты должен спросить разрешения у епископа. И он идет к епископу, потом к архиепископу, потом к прелату. И никто не хочет помочь ему. Но мальчик настолько настойчив, что собирается попросить разрешение у самого папы. И вот вы видите его входящим в большой зал, и вы видите зажатую в руке печать. И вы видите, как она опускается на бумагу. А потом мальчик возвращается к себе, и ослица еще жива, и он ведет ее по улице. Так вот что я хочу сказать: чем бы ни была для тебя эта ослица, ты никогда не должен довольствоваться словом «нет».

    Я никогда не чувствовал себя лишенным чего-либо.

    Кажется, я никогда не просил милостыню. Достаточно много для того, чтобы считать себя счастливым.

    Про профессию актера говорят слишком много всякого дерьма. Не уверен, что люди понимают, что это значит на самом деле — быть актером.

    Если говорить всю правду, то никакой стратегии у меня, как у актера, нет. Я просто жду, когда присланный сценарий вывалится из конверта — и удивит меня.

    Главную роль в любом фильме исполняет режиссер. Просто не все задумываются над этим.

    В идеальном мире ты и режиссер — это одно целое. Ведь в идеальном мире на линии горизонта и небо неотделимо от океана.

    Скорсезе снимает фильмы как влюбленный. Кто-то делает это как диктатор, кто-то — как механик, а он — как влюбленный. Он очень сосредоточен; для него важно все, и нет ничего незначительного.

    Если бы мне пришлось сыграть того, кто продает фиш-н-чипс, я бы не стал работать в рыбной забегаловке три месяца. Постоянное разглядывание рыбы с картошкой вряд ли способно мне помочь.

    Даже если ты играешь убийцу, попробуй найти в нем что-то, что тебе нравится. Иначе у тебя просто ничего не получится.

    Мне нравится играть людей, которые не боятся выглядеть идиотами в своей влюбленности. Ведь так это и должно быть.

    Не позволяйте другу уводить у вас женщину — так вы потеряете обоих.

    Быть единственным выжившим — это вина, которую на себя способен взвалить не каждый.

    Я не из тех людей, кто чувствует себя одиноким наедине с собой.


    В детстве у меня была пластиковая утка. Помните, как это бывает? Ты опускаешь ее под воду, а потом разжимаешь руки, и она — раз — выскакивает, как ракета, зависая на мгновение над водой. Вот и я такой же, как эта утка.

    Возраст позволяет тебе становиться разборчивее. Это фильтр, который ты приобретаешь незаметно — хочешь ты того или нет.

    В Англии я теперь Сэр Бен. А «мистер» просто исчез куда-то. Даже из моего паспорта. Они просто забрали у меня это «мистер».

    Гамлет был настоящим умницей.

    Одна из величайших вещей, на которую способна трагедия, это наделение новым смыслом тех слов, которые мы используем каждый день: любовь, дом, семья, преданность и зависть.

    Трагедия не может служить успокоительным.

    Не стоит беспокоиться за судьбу Достоевского в России.

    Людям нужно постоянно напоминать о том, как они жестоки.

    Вору не пристало прятаться среди убийц.

    Мир меняется очень быстро. Все свободное время я стараюсь проводить как можно дальше от городов (Кингсли владеет уединенной фермой в Оксфордшире. — Esquire). Поэтому, когда я возвращаюсь в городскую жизнь, меня постоянно поджидают какие-то сюрпризы.

    Всем нам когда-нибудь предстоит сказать «как же ты прекрасен, господь».

    Невозможно привыкнуть к плачу.

    Рыцарь всегда там, где драконы.
    Равнодушие - это паралич души.

  4. Следующие 6 пользователя говорят Спасибо Yasmin Hasmik за это сообщение:

    Elena Zam (21.10.2010), Irina Piero (21.10.2010), Lea Lausanne (21.10.2010), Natalia Witch (21.10.2010), Olesya Krechetova (21.10.2010), Tatiana Mirabel (21.10.2010)

  5. #3
    Золотое перо Ладошек Заслуженный Писатель нашего времени Аватар для Yasmin Hasmik
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    Швейцария город Берн
    Сообщений
    20,431
    Записей в дневнике
    56
    Спасибо
    6,699
    Был поблагодарен 17,711 раз
    за 7,910 сообщений

    По умолчанию

    Правила жизни Ричардa Гирa






    Ричард Гир

    Актер, 61 год, Нью-Йорк

    Записал Дэн Диви (Dan Deevy)


    Не помню, когда в последний раз мне доводилось перелезать через забор.

    В последнее время вы все слышали обо мне множество слухов. Как мне кажется, сейчас лучший момент, чтобы развеять их. Итак, я Ричард Гир, и я — лесбиянка.

    Я прекратил читать прессу уже довольно давно. Кажется, это произошло после того, как кто-то написал, что однажды я затолкал себе в анус хомячка, а потом вызвал бригаду хирургов и ветеринаров, чтобы его достать.

    Мне никогда не приходилось говорить себе: Господи, почему ты выбрал именно меня?

    Мне очень далеко до Бога. И моим поклонницам пора бы это понять.

    В моем возрасте сложно быть секс-символом. А еще сложнее из года в год поддерживать этот статус только потому, что так уж повелось меня воспринимать. Поэтому давайте будем реалистами. Ну какой из меня секс-символ?

    Каждый раз, когда мне признаются в любви 18-летние, я думаю об одном: с нашим миром что-то не так.

    Мне кажется, что про современный мир очень важно понять одну вещь: изобилие информации не гарантирует ее достоверности.

    На пресс-конференции Никсон сказал, что он не обманщик. В суде Клинтон сказал, что не имел никаких сексуальных отношений с той женщиной. Перед вводом войск в Ирак Буш сказал, что ему известно, где находится оружие массового уничтожения. Как это видится мне, американские президенты, эти весьма уважаемые люди, могли бы легко одолеть любого в международном конкурсе лжецов.

    Американским президентам пора усвоить: Америка — это не весь мир.

    Ложь может быть очень разной. У Рене Магритта есть знаменитая картина. На ней с фотографической точностью изображена курительная трубка, а внизу написано «Это не трубка». Ты смотришь на эту картину и думаешь: как же так? Но если ты дашь себе пару минут, ты поймешь, что это действительно не трубка, а лишь ее изображение, и все, что хотел сказать Магритт своей картиной, — ложь может быть очень тонкой. Такой тонкой, что она почти перестает казаться омерзительной.

    Когда Буша избрали на второй срок, мне позвонил один из моих европейских друзей. «Вы что, снова избрали этого парня? — спросил он. — Вы избрали его после всего, что он сделал?» И я пробормотал: «Прости». Помню, что я хотел сказать что-нибудь еще, но вдруг понял, что мне абсолютно нечего добавить.

    К сожалению, сегодняшние демоны — это почти всегда завтрашние ангелы.

    Миром правят те, кому мы позволили им править.

    Мне кажется, что каждому из нас пригодился бы такой инструмент, как дерьмометр. Это вроде барометра, только честнее. Бывает, ты сомневаешься в человеке, и тогда ты наводишь на него дерьмометр. Тебе может казаться, что человек хороший и стоящий. Но дерьмометр не обманешь. И вот ты видишь, как стрелка ползет куда-то и останавливается у отметки «дешевка». Тогда ты говоришь: до свидания, жмешь ему руку и расстаешься — с надеждой больше никогда его не встретить.

    Совершенно точно, что в мире есть актеры, которые играют значительно лучше меня. Но им не удалось сделать карьеру. Почему так получилось? Мой ответ вас разочарует: я не знаю.

    Я очень везучий. Многие уже давно пошли на дно, а я все еще держусь на плаву. Иногда мне даже начинает казаться, что я продал душу — и забыл об этом.

    Кажется, секрет моего успеха — это мой лак для волос.

    Я всегда готов сняться в мюзикле.

    Я плохой танцор. Зато я хороший притворщик. А раз дела обстоят так, то притвориться хорошим танцором мне не составит никакого труда.

    Хорошо, что мне не приходится зарабатывать на жизнь стрижкой газонов.

    Каждый человек находится в постоянном поиске необычного — даже если никогда и никому в этом не признается.

    Так страшно зайти куда-то и оказаться самым старым в комнате.

    Когда-то мне казалось, что максимум, на что я способен, — это дожить до тридцати. Даже сейчас мне кажется, что все годы, что я прожил сверх этого, — какая-то дикая случайность. Не так давно мы снимали в Сараево «Охоту Ханта» (триллер 2007 года режиссера Ричарда Шепарда. — Esquire). У нашей группы была пресс-конференция, и там сидела застенчивая молодая девушка. В какой-то момент она подняла руку и сказала: «От трех поколений моей семьи — от меня, от моей матери и от моей бабки — я бы хотела поблагодарить вас, Ричард, за то, что вы все еще продолжаете сниматься в кино». Помню, моей первой мыслью было «как мило». А потом я подумал: «Какой же я все-таки старый».

    Не скажу, что я большой специалист в боснийской истории.

    Все когда-нибудь может стать лучше.

    Вот, что меня пугает: мне уже 60, а я ни разу не покидал Землю.

    Я заметил, что чем старше ты становишься, тем сложнее тебе отличать друзей от врагов.

    Человеческая любовь и страсть подобны капитализму. Капитализм подразумевает постоянное расширение, распространение и увеличение. Точно так же и человеческие чувства — они все время должны расти.

    Когда у тебя появляются дети, ты открываешь для себя новый мир. Хотя бы потому, что начинаешь раньше вставать и видеть за окном утреннюю жизнь, которой раньше не видел.

    Камера всегда способна разглядеть больше, чем человеческий глаз.

    Никто не знает, кто я на самом деле. Если бы я был жирафом, и нашелся бы кто-то, утверждающий, что я змея, я бы сказал: «Вообще-то я жираф».

    Что меня раздражает — так это внимание. Я никогда не хотел, чтобы моя персона вызывала какой-то интерес. Так что я был бы счастлив, если бы мог делать свою работу и не притягивать к себе чужих глаз.


    Я никогда не упускаю возможности заплакать.

    Вообще-то буддистам (Гир исповедует буддизм. — Esquire) не свойственно убивать живые существа. Но когда я жил в Нижнем Ист-Сайде (район Нью-Йорка, где традиционно проживают иммигранты и представители рабочего класса. — Esquire), я убивал тамошних тараканов тысячами. А что мне еще оставалось с ними делать?

    Странно, что, наводя на тебя пистолет, грабители всегда говорят: «Дай мне свой бумажник» и никогда не говорят: «Дай мне свой интеллект».

    Иногда я жалею, что не прибыл с другой планеты.

    Если уж сделал сэндвич — надо его съесть.
    Равнодушие - это паралич души.

  6. Следующие 5 пользователя говорят Спасибо Yasmin Hasmik за это сообщение:

    Lea Lausanne (21.10.2010), Natalia Witch (21.10.2010), Olesya Krechetova (21.10.2010), Tatiana Mirabel (21.10.2010), Viktoria Bonheur (21.10.2010)

  7. #4
    Золотое перо Ладошек Заслуженный Писатель нашего времени Аватар для Yasmin Hasmik
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    Швейцария город Берн
    Сообщений
    20,431
    Записей в дневнике
    56
    Спасибо
    6,699
    Был поблагодарен 17,711 раз
    за 7,910 сообщений

    По умолчанию

    Правила жизни Джулии Робертс




    Джулия Робертс

    Актриса, 42 года, Таос, США

    Записала Сара Джеймс
    Interview by Sarah James. Fame pictures / All Over Press


    Менее всего мне бы хотелось провести это чудесное утро в разговорах обо мне.

    Я стараюсь говорить очень мало. Потому что в конечном счете мне очень быстро становится скучно от себя самой.

    Довольно часто люди принимают меня не за ту, кем я являюсь. Многие считают меня сукой. Наверное, потому, что я высокая и образованная. А таких ведь мало кто любит.

    То, что у моего отца был рак, я узнала только после его смерти. Мне тогда было десять, и мне специально никто ничего не говорил. Они просто отвезли меня в дом к деду и там сказали, что отца больше нет. Наверное, именно тогда я впервые поняла, что жизнь может измениться в один момент – и именно тогда, когда ты этого совсем не ждешь. Вот ты сидишь дома с матерью, смеешься, играешь, обнимаешь ее, а потом, минуту спустя, тебя просят надеть твой лучший наряд, сажают в машину и ты узнаешь, что у тебя больше нет отца.

    К сожалению, детям свойственно винить себя за ошибки родителей.

    Мне кажется, что очень часто тебе помогают сформироваться не великие учителя, а, наоборот, их отсутствие. Точно так же, как те моменты, когда тебя игнорируют, гораздо важнее тех, когда тебя прославляют.

    Мало кто верит в это, однако в колледже я была самой последней из группы, кто поцеловался с мальчиком, а до 20 лет я даже не знала, кто такие лесбиянки.

    Выражение «чем меньше, тем лучше» более всего, на мой взгляд, подходит для поцелуев в фильмах.

    Я слишком высокая, чтобы считаться девушкой, у меня недостаточно нарядов, чтобы быть леди, и я бы никогда не назвала себя женщиной. Я что-то среднее между теткой и телкой.

    У меня интересная работа: меня наряжают, как куклу, а потом забавные мужчины красят мне губы и говорят мне разные хорошие штуки.

    Вообще-то люди довольно редко узнают меня на улице. Более того, очень часто, когда я встречаюсь с кем-то впервые, мне приходится говорить: «Добрый день! А вы не меня ждете? Я – Джулия».

    В отличие от большинства звезд, я никогда не надеваю такие платья, через которые при желании можно читать газету. Я одеваюсь, как простой человек. Многие говорят: «Эта Робертс одевается хуже, чем моя соседка», и в такие моменты мне хочется сказать: «Интересно, голубчик, кого же ты себе выбрал в соседи?» Но обычно я сдерживаюсь.

    Очень часто ты вживаешься в роль настолько, что даже, выходя с площадки, не перестаешь жить своей ролью. Ты приходишь в кафе, садишься за столик, и тебе не несут кофе целую вечность, а тебе срочно необходим чертов кофеин и все такое. И вот ты останавливаешь официанта и неожиданно для самой себя вместо обычного «Простите, а вы не забыли про мой заказ?» вдруг говоришь: «Ну и где мой долбанный капучино? Вы тут все охерели что ли? Мне, бля, ждать своего кофе до второго пришествия? Или вы бережете меня, потому что думаете, что кофе сделает меня такой же уродливой, как вы?»

    А вообще-то я чокнутая. Например, на съемочной площадке, в перерывах, я сажусь и вяжу. Мне кажется, что такое хобби не лишено общественной составляющей – в отличие от тех, кто садится листать журналы, я могу поддерживать беседу.

    Обожаю лгать на пресс-конференциях.

    На съемках «Эрин Брокович» мне платили огромные деньги за небритые подмышки. Согласно контракту, каждый волосок стоил заранее оговоренную сумму. Я вот только забыла, что это была за сумма.

    Меня часто спрашивают, а что, правда, мужики в кино получают больше? Ответ будет коротким: да.

    В тот момент, когда вдруг я стала получать много денег, в моей жизни не изменилось ничего. Кроме того, что все вокруг стали спрашивать, что изменилось в моей жизни после того, как я стала больше зарабатывать.

    Считается, что известность – это что-то вроде заболевания проказой. Ты вдруг понимаешь, что тебе нельзя показываться на людях, ходить в обычные места и вообще делать то, к чему ты привык. Но если ты плюнешь на это и будешь продолжать делать то, к чему привык, то постепенно ты поймешь, что вовсе не обязательно приносить в жертву свою свободу. А те, кто утверждает, что это не так, по-моему, просто мудаки.

    Мне смешно, когда я слышу, как люди говорят: «Мне кажется, Джулия обо мне не слишком-то хорошего мнения». Каждому такому человеку я очень хочу сказать: «Дорогуша, если бы я была о тебе не слишком хорошего мнения, ты бы знал об этом наверняка».

    Наверное, я могла бы заняться эстетической реставрацией зубов. И тогда в газетах обо мне не появилось бы ни одного плохого слова. Но так уж получилось, что я стала заниматься совсем другим.

    Пресса сейчас не такая агрессивная, какой была раньше. Зато ее глупость прогрессирует настолько стремительно, что иногда хочется, чтобы все стало по-прежнему.

    Я никогда не буду сниматься обнаженной. Показаться перед зрителями в одежде – это художественное представление, показаться голой – это документальное кино. К тому же я не хочу, чтобы мой учитель алгебры знал, как выглядит моя жопа.

    Я люблю шляпы. Особенно на тех, у кого грязные волосы.

    Мое любимое ругательство – это «хуесос». В нем есть какой-то стиль. И оно точно более безобидное, чем «жопотрах».

    По-моему, я выгляжу мило.

    Тот факт, что после родов я выгляжу нормально, объясняется вовсе не тем, что я сижу на какой-то долбаной диете или каждое утро делаю миллион упражнений. Своей форме я на 97 процентов обязана генам и лишь на 3 процента тому, что иногда двигаю жопой. Я ведь за всю свою жизнь не видела ни одного пирожного, которое бы мне не понравилось.

    Мне совершенно не хочется выковывать из моих детей маленьких гениев, или маленьких актеров, или маленьких преуспевающих бизнесменов. Мне хочется, чтобы дети вваливались в дом грязными, и от них бы шел запах пота, пыли и солнца.

    Я и сама не могу поверить, что у меня трое детей. Но я счастлива, что перед тем, как я завела их, у меня было двадцать лет кинокарьеры. Впрочем, кто говорит, что она закончилась с рождением детей?

    Из двух основных составляющих шоу-бизнеса я предпочитаю оставаться в шоу.

    Очень часто от самых разных людей я слышу «Твой агент никогда не будет твоим другом». Или: «Он перекладывает твои деньги в свой карман». Поверьте мне, это ложь. Как и то, что все продюсеры – мудаки и извращенцы. Я работала со многими и подтверждаю, что это не так. Самую умную вещь по этому поводу мне когда-то сказал брат: «Запомни, это бизнес, а не дружба. И все встанет на свои места».

    Перед съемками «Красотки» я много общалась с проститутками и могу вам сказать, что их мечты и надежды о будущем гораздо чище и прекраснее, чем у большинства тех, кого я знаю по работе.

    Очень важно научиться хоть что-то делать руками.

    Я бы никогда не стала сниматься в рекламе шампуня. Но мне нравятся те шампуни, которые выдают в гостиницах. Одна моя подруга как-то раз спросила: «Джулия, у тебя такие великолепные волосы! Ты каким шампунем пользуешься?» - «Да тем, который забираю из гостиничных номеров», - сказала я. И тогда она достала блокнот: «Ой, а как называется эта гостиница?»

    Не люблю говорить о чужих сиськах.

    Когда у меня есть выбор между нормой и безумием, я выбираю безумие.

    Я никогда не знаю наверняка, что по-настоящему шокирует того или иного человека. Какое-то время назад на пресс-конференции меня всерьез спросили, могла бы я сняться в фильме с названием «Хуй». Это был удар под дых. Я сказала: «Знаете, похоже, я все-таки не готова к этому». На самом деле, я даже не представляю, о чем может быть кино с таким названием, но по-настоящему меня забеспокоило другое: мне ведь придется позвонить маме и сказать: «Мамуль, привет, я сейчас в «Хуе»!»

    Термин «республиканец» идет в словаре как раз между словами «рептилия» и «рецидивист».

    Я люблю убираться по дому. Если ты насрал, то и убирать тебе.

    Я превосходно устроилась. Я богата. Я счастлива. У меня отличная работа. Вокруг меня прекрасные интересные люди, и я мотаюсь в свое удовольствие по самым удивительным странам. У меня все хорошо, и, наверное, притворяться кем-то другим было бы просто нечестно.

    Вообще-то любой нормальный человек должен срать хотеть на все, что я говорю. Никогда не понимала, почему мнение звезд по любому никчемному поводу так интересует людей. Сотни актеров рассказывают о том, что они думают о политике, религии, об этом и о том. И все их слушают так внимательно, как даже евреи Моисея не слушали.

    У того, кто не любит смеяться, на большом пальце ноги, как правило, болтается бирка из морга.

    Я совершенно уверена в том, что люди не хотят видеть меня в бикини.

    Не думаю, что могу вот так, с ходу, назвать свою любимую песню Боба Дилана.

    В детстве мы все умели разговаривать с животными.
    Равнодушие - это паралич души.

  8. Следующие 4 пользователя говорят Спасибо Yasmin Hasmik за это сообщение:

    Ekaterina Fribourg (07.06.2011), Lea Lausanne (21.10.2010), Olesya Krechetova (21.10.2010), Tatiana Mirabel (21.10.2010)

  9. #5
    Золотое перо Ладошек Заслуженный Писатель нашего времени Аватар для Yasmin Hasmik
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    Швейцария город Берн
    Сообщений
    20,431
    Записей в дневнике
    56
    Спасибо
    6,699
    Был поблагодарен 17,711 раз
    за 7,910 сообщений

    По умолчанию

    Правила жизни индейцев




    Индейцы

    Сидящий Бык, Ситл, Белое Облако и другие индейские вожди XIX века

    Из публичных выступлений. Фотограф Дэвид Ф. Берри
    Corbis / RPG


    Не нужно много слов, чтобы сказать правду.

    Что такое жизнь? Это свет светляка в ночи. Это дыхание бизона, когда приходит зима. Это тень, ложащаяся на траву, и тающая на закате.

    Люби землю. Она не унаследована тобой у твоих родителей, она одолжена тобой у твоих детей.

    Когда будет срублено последнее дерево, когда будет отравлена последняя река, когда будет поймана последняя птица, — только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть.

    В первый год женитьбы молодожены смотрели друг на друга и думали, могут ли они быть счастливы. Если нет — они прощались и искали себе новых супругов. Если бы они были вынуждены жить вместе в несогласии, мы были бы так же глупы, как белый человек.

    Ты не можешь разбудить человека, который притворяется, что спит.

    Великий Дух несовершенен. У него есть светлая сторона и темная. Иногда темная сторона дает нам больше знаний, чем светлая.

    Посмотрите на меня. Я беден и гол. Но я вождь своего народа. Нам не нужны богатства. Мы всего лишь хотим научить наших детей быть правыми. Мы хотим мира и любви.

    Даже твое молчание может быть частью молитвы.

    Белый человек жаден. В кармане он носит холщовую тряпку, в которую высмаркивает свой нос — как будто боится, что может высморкать и упустить что-то очень ценное.

    Мы бедные, потому что мы честные.

    Знание спрятано в каждой вещи. Когда-то мир был библиотекой.

    Мой сын никогда не займется земледелием. Тот, кто работает на земле, не видит снов, а мудрость приходит к нам во снах.

    Мы не хотим церквей, потому что они научат нас спорить о боге.

    Когда человек молится один день, а потом грешит шесть, Великий Дух гневается, а Злой Дух смеется.

    Почему вы берете силой то, что не можете взять любовью?

    Старое время было чудесным. Старики сидели под солнцем у порога своего дома и играли с детьми до тех пор, пока солнце не погружало их в дрему. Старики играли с детьми каждый день. А в какой-то момент они просто не просыпались.

    Когда умирает легенда и пропадает мечта, в мире не остается величия.

    Что такое человек без зверей? Если все звери будут истреблены, человек умрет от великого одиночества духа. Все, что случается со зверьми, случается и с человеком.

    Одно «возьми» лучше двух «я отдам».

    Не иди позади меня — возможно, я не поведу тебя. Не иди впереди меня — возможно, я не последую за тобой. Иди рядом, и мы будем одним целым.

    Правда — это то, во что люди верят.

    Даже маленькая мышь имеет право на ярость.

    Я страдаю, когда вспоминаю, как много было сказано хороших слов и как много обещаний было нарушено. В этом мире слишком много говорят те, у кого вообще нет права говорить.

    Пусть мой враг будет силен и страшен. Если я поборю его, я не буду чувствовать стыда.

    Тот, кто рассказывает истории, правит миром.

    Стремись к мудрости, а не к знаниям. Знания — это прошлое. Мудрость — это будущее.

    Когда ты родился, ты плакал, а мир смеялся. Живи так, чтобы, умирая, ты смеялся, а мир плакал.
    Равнодушие - это паралич души.

  10. Следующие 7 пользователя говорят Спасибо Yasmin Hasmik за это сообщение:

    Alexander Arussven (22.10.2010), Lea Lausanne (21.10.2010), Olesya Krechetova (21.10.2010), Tatiana Mirabel (21.10.2010), Елена Росс (27.07.2011), Лана Сердешная (26.10.2010), Ольга Москвичка (22.10.2010)

  11. #6
    Золотое перо Ладошек Заслуженный Писатель нашего времени Аватар для Yasmin Hasmik
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    Швейцария город Берн
    Сообщений
    20,431
    Записей в дневнике
    56
    Спасибо
    6,699
    Был поблагодарен 17,711 раз
    за 7,910 сообщений

    По умолчанию

    Правила жизни Джона Малковича




    Джон Малкович

    Актер, 56 лет, Нью-Йорк

    Интервью Пол Янг и Робин Линч. Фотографии Марианна Розенстил
    Переводчик Светлана Силакова


    Я вырос в большой семье. В доме всегда царила суматоха, и обычно я где-нибудь уединялся и играл сам с собой в солдатики или в куклы. Другой моей игрушкой была туба. Еще я много читал, хотя в школе с определенного времени перестал прилежно учиться.

    Моя мать с детства очень любознательна. Ее семье принадлежала местная газета в Бентоне, штат Иллинойс, где я вырос. Мать всегда отлично разбиралась буквально во всем на свете. Она из тех, кто в состоянии рассказать вам о свежем бестселлере и о последнем видеоклипе «U2», а заодно перечислить произведения К. С. Льюиса и сообщить, сколько очков получил «Лейкерс» в первом матче сезона. Это просто потрясающе! Также она очень остроумна. Отец был человеком иного склада. Его больше нет на свете, но, когда я о нем думаю, он встает перед моими глазами: темноволосый, обаятельный, элегантный. Он был борцом за сохранение окружающей среды и издавал экологический журнал, что в Бентоне — городе угольных шахт — делало отца чем-то вроде маргинала.

    Самое мое заветное воспоминание об отце? Детство, я играю в футбол, а отец обязательно стоит у края поля, очень импозантный: в белой рубашке, брюках цвета хаки, мокасинах и старой заношенной замшевой куртке. Он всегда выглядел стильно.

    До всего, что я знаю о ремесле актера, я в основном дошел своей головой. В колледже прослушал кое-какие курсы, но по большей части они мне ничего не дали.

    Лучшим образованием для меня стала работа с друзьями в театре «Степпенвольф». Мы, выпускники колледжа, собрались и взглянули на актерство вот под каким углом: работа это или что-то другое? Для меня это работа, но есть люди, для которых актерство — это всепоглощающая, монотонная, разрушающая психику, переходящая в помешательство, разъедающая болезнь, которая поражает весь организм. А я всегда говорил: «Если вы не получаете удовольствия, кто вам мешает найти нормальную работу?»

    Было ли это храбростью сыграть в фильме «Быть Джоном Малковичем»? Я не считаю, что с моей стороны это была храбрость. Меня беспокоила необходимость найти равновесие между моими профессиональными обязанностями и моим правом на частную жизнь. Но у меня и в мыслях не было, что этот проект требует от меня храбрости. Просто вещь показалась мне блестящей. Сценарий меня очень позабавил. Только одно царапнуло, мистическая такая штука: Чарли Кауфман говорит, будто ничего такого не знал, но в период, который он описал, я действительно жил в доме на Семьдесят Пятой улице. И на минуту меня действительно прошиб холодный пот.

    Я не питаю к Голливуду неприязни. Я простой парень из маленького шахтерского поселка в Иллинойсе, и мне ли жаловаться на то, как со мной обошлись в Голливуде? Я получаю кучу денег за то, что работаю с великими людьми, среди которых есть и мои близкие друзья. А что касается голливудских фильмов... Ну это уже другой вопрос.

    Я ничего не имею против того факта, что ужасные фильмы приносят большие деньги. Беда не в том, что фильм Х принес 300 миллионов долларов, а в том, что фильм Y вообще не был снят, а фильм Z, хоть его и сняли, и гениально сняли, никто не смотрит. Помню, как я пробивал свой фильм «Танцор этажом выше». Разослал сценарий знакомым в Голливуде, и в тот же день мне позвонил один человек и говорит: «Я просто влюбился в этот сценарий. Настоящее чудо. Богатейший материал. Очень яркий, очень необычный, дико интересный...» Так мы проговорили минут двадцать, а в конце разговора он сказал, что не возьмет сценарий. Они считают, что сценарий про политику или там про иностранцев никому не будет интересен. И резонов у них было хоть отбавляй.

    Больше меня бесит тот факт, что у людей настолько плохой вкус. Я прямо столбенею.

    Cексуальность стоит почти за всем на свете. Ладно, пускай не «почти за всем», но в мире искусства на сексе завязано очень многое. И когда актер играет, обычно на каком-то уровне обязательно задействована эротика.

    У актера не должно быть коронной роли. Если кто-то говорит: «О, у вас гениально получится вот это, я просто вижу вас в этом образе», то это полный провал. Если все в точности знают, какие роли тебе подходят, значит, ты не состоялся как актер.

    Разница между театром и кино состоит в том, что в театре ответственность лежит на тебе. Кинематограф может сделать так, что роль у тебя не получится. Подчеркиваю — может! А вот театр — не может. Никто не может помешать тебе сыграть хорошо в спектакле. Когда видишь на сцене действительно хорошего актера, то сразу осознаешь: перед тобой великий актер. Но поймите: кинематограф может так все подстроить, что вам не удастся сыграть хорошо. Я всегда спорю со старой пословицей «Камера никогда не лжет». Я всегда повторяю: «Именно для этого камера и существует».

    Работать над фильмами в качестве режиссера — послаще, чем, к примеру, страдать внутренним кровотечением или поносом. Но не скажу, что это приятная работа

    Нет ничего выше, чем чтение. Книги — главный источник удовольствия и вдохновения, важнее, чем театр, кино или изобразительное искусство.

    Я уже был один раз женат и не готов вновь проходить через это. По сути, что значит «заключить брак»? Мне не нужна специальная бумажка — я и без бумажки знаю, что должен быть рядом со своей любимой и своими детьми. И я не думаю, что моя любимая нуждается в бумажке, которая удостоверяет, что в трудный час я не сбегу. Потому что, если трудный час наступит, никакая бумажка ни на что не повлияет.

    Люди постоянно твердят, что разгул насилия в искусстве стимулирует разгул насилия в жизни. Мне, например, нравится Снуп Догги Дог. В его творчестве много такого, что пробуждает во мне воспоминания, там много по-своему смешных вещей. Но при этом сами видите — я не возненавидел всех женщин, у меня не возникает желание купить десяток пушек и в кого-нибудь стрельнуть... Я могу принять музыку такого рода как жизненные наблюдения некоего отдельного человека. Это особое мировоззрение, основанное на определенном наборе переживаний и впечатлений. И никто не имеет права объявлять это мировоззрение хорошим или дурным.

    Разумеется, отсюда не следует, что насилие в произведениях искусства не воздействует на людей. Еще как воздействует. Мне всегда смешно, когда я слышу из уст какого-нибудь киношника: «О, нет, сцены насилия никак не воздействуют на зрителя...» Если не воздействуют, то зачем их в фильм-то включать?

    Вообще-то я не очень похож на тех чокнутых типов, которых мне довелось играть. Да, нрав у меня вспыльчивый, я могу обозлиться, могу судить категорично, но поймите: я всегда пытался обуздать эти порывы, и помогает мне в этом мое любопытство. Вот пример. Вообразим, что есть у меня один приятель — молодой итальянец, гей. И вот я вижу, что к нему в гримерку каждый день приходят евреи лет сорока пяти: он с этими мужчинами проводит время, едет потом с ними в ресторан... Во мне проснется любопытство. Я не почувствую ни ужаса, ни злости, ни гадливости — только любопытство. Мне захочется побольше узнать об этих людях. Законы нравственности и этики тут ни при чем, принципы тут ни при чем — любопытство и только любопытство.

    В киноиндустрии все диктует мода. В данный момент в моде герой, который бегает и стреляет, а также взрывы и мордобой. Но, думаю, очень скоро народ от всего этого устанет, и мы начнем производить что-нибудь другое. Я уверен на сто процентов. Думаю, в недалеком будущем фильмы типа «Смертельного оружия» уйдут на покой туда же, куда ушли хулахупы. Как однажды сказал Фолкнер об одном рассказе: «Его горести не бередят сломанных костей мира и не оставляют шрамов. Он пишет не о сердце, а о половых железах». Именно так сейчас обстоят дела. Большая часть фильмов — не о сердце, а о половых железах. Но ситуация изменится. А если не изменится, то, значит, сам род людской исчезнет, да и фиг с ним, невелика потеря.

    Меня настораживает культ знаменитостей. Мне кажется зловещей потребность жить виртуальной жизнью, в которой ваши печали, радости и страсти не так интересны, как мои переживания. Или, например, переживания Джорджа Клуни и Джонни Деппа.

    Среди фанатов попадаются просто страшные люди. Как-то меня по всей Англии преследовал один такой. Подходит и говорит: «Я Билли Гиббс, дайте мне денег». Без передышки. Он все твердил: «Я достал пленку, я достал пленку». Он имел в виду, что каким-то образом снабжал меня пленкой, что ли. Это была такая безумная идея фикс. Он все лез ко мне и лез, пока я не дал ему несколько раз по голове, чтобы он заткнулся.

    Кстати, это был не первый раз, когда я ударил человека. Однажды я кинулся на какого-то мужика в Центральном парке. Тут особо нечего рассказывать. Просто какой-то мужик стал мне говорить: «Отъе**сь от меня». Это был не поклонник моего творчества, а просто очередной из тех нью-йоркских психов, на которых спокойно смотреть невозможно, — так и перерезал бы им глотку и выпустил кишки.

    Я предпочитаю фантастические фильмы реалистическим. Ведь что такое по большому счету реальность кино? Стоят перед камерой несколько миллионеров и изображают на лице страдания. Какой уж там реализм!
    Равнодушие - это паралич души.

  12. Следующие 3 пользователя говорят Спасибо Yasmin Hasmik за это сообщение:

    Lea Lausanne (21.10.2010), Olesya Krechetova (21.10.2010), Tatiana Mirabel (21.10.2010)

  13. #7
    Золотое перо Ладошек Заслуженный Писатель нашего времени Аватар для Yasmin Hasmik
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    Швейцария город Берн
    Сообщений
    20,431
    Записей в дневнике
    56
    Спасибо
    6,699
    Был поблагодарен 17,711 раз
    за 7,910 сообщений

    По умолчанию

    Правила жизни Дэвида Духовны



    Дэвид Духовны

    Актер, 50 лет, Нью-Йорк

    Записал Дэн Дири
    Фото Марк Андерсон






    Актера очень легко подвести к микрофону, и очень трудно заставить в него говорить.

    Не знаю, зачем мне это интервью. Мне ведь не нужно продавать фильмы. Мне вообще не нужно ничего продавать.

    Меня устраивает, как я выгляжу, хотя мне кажется, что люди обращают на меня слишком много внимания. По-моему, здесь замешан гипноз: «Так, сейчас вы должны кудахтать, как курицы». «Так, а теперь вы должны сказать, что Дэвид Духовны — милашка».

    Когда о ком-то говорят «звезда», я почему-то всегда слышу «пидор». Знаете, что я еще слышу, когда при мне говорят «звезда»? Я слышу «мудак». Не до конца понимаю, почему. Может, потому, что одна из лучших сторон того, что ты звезда — это возможность получить лучшие места в самолете? Те самые, которые ты никогда не получишь просто так. Но ведь это обман, и никто в самолете не будет относиться к тебе по-настоящему хорошо. Конечно, тебя будут отлично обслуживать, но когда ты будешь выходить, они подумаю: «О, мудак пошел! Если бы мы не принесли ему эти гребаные шоколадки, он, наверное, изошел бы от злости слюной».

    Как-то раз на съемках мне предложили раздеться. Но на экране моя задница выглядела кое-как, и я заставил их вырезать эту сцену. С тех пор я уверен, что нагота хороша только тогда, когда ты не получаешь за нее деньги.

    Я потерял свою невинность в четырнадцать. И с тех пор — как ни искал — не могу ее найти.

    Сексом нужно заниматься до самой смерти. Но он уже никогда не будет так же прекрасен, каким кажется нам в детстве. Потому что в детстве секс — это тайна.

    Слышали о последней просьбе Джона Холмса (знаменитый американский порноактер, утверждавший, что занимался сексом с 14000 разных партнеров; умер от СПИДа в 1988 году. — Esquire)? Он хотел, чтобы его жена — ну, та самая королева анального секса Мисти Дон, — чтобы она обязательно присутствовала на его кремации и за всем следила. Больше всего на свете Холмс боялся того, что кто-нибудь отрежет его *** и заспиртует в банке.

    Мужчины не способны взвалить на себя столько, сколько способны женщины. Вы когда-нибудь видели, чтобы порноактеры так же непринужденно вели себя на голливудских тусовках, как порноактрисы?

    Никакого секса между Малдером и Скалли не было! Только истинная дружба.

    Я безумно устал от людей, которые спрашивают, верю ли я в то, что показано в «Секретных материалах». Черт, они же не спрашивают чуваков из «Скорой помощи», верят ли они в эвтаназию.

    Я никогда не пою на людях. У меня ужасный голос, действительно, ужасный. Но Теа (Теа Леоне, жена Духовны. — Esquire) утверждает, что ей нравится, как я пою, и, наверное, это потому, что на самом деле я люблю это дело. Мы часто валяем дурака в машине: я пою, а Теа изображает ударные. Собственно, поэтому у нас тонированные окна. Все, наверное, думают: это потому, что они боятся чужих глаз и скрываются от поклонников. Но поверьте: мы просто любим валять дурака, вот и все.

    Я никогда в жизни не готовил еду. А то, что я бы мог приготовить теоретически, я не стану есть никогда.

    Я наполовину еврей и наполовину шотландец. Поэтому купить что-либо — для меня настоящая проблема.

    Если вы соберете вместе Дарвина, Христа и Ницше, все они будут говорить одновременно.

    Если ты образован, ты не должен гордиться этим. Сколько бы ты ни прочитал книг и сколько бы ты ни учился, всегда найдется кто-то, кто никогда не читал ничего и при этом знает в два раза больше, чем ты.

    Я верю в существование демонов, но, как мне кажется, они ничего не понимают в человеческой жизни и поэтому постоянно подсирают тем, кто этого не заслуживает.

    Есть одна страшная вещь: в детстве ты смотришь на своего отца, как на человека, у которого нет никаких страхов. Потом ты взрослеешь и понимаешь, что страхов у твоего отца хватает. И главное: ты тоже полон ими.


    Страх — это часть твоей творческой энергии. Если ты не чувствуешь страха, тебе нужно работать кладовщиком.

    Никогда нельзя забывать о работе. Когда мы с Гарри Шендлингом (американский актер, работающий в жанре стенд-ап. — Esquire) были на Гавайях, мы занимались тем, что придумывали для него эту шутку — про транссексуала, который хвастается размерами своего члена. Вообще-то, общая идея принадлежит мне, а Шендлинг только отточил ее. Помните? Ну, это когда транссексуал говорит: «Я не собираюсь врать про размеры своего члена, но не так давно я сменил пол, и чувак, который потом меня трахнул, сказал, что у меня самое большое влагалище, которое он когда-либо видел».

    Меня пугают возможности, которые дает моя бесталанность.

    Я не знаю, есть ли смысл в том, что я делаю.

    Я никогда не был жесток с животными.
    Равнодушие - это паралич души.

  14. Следующие 2 пользователя говорят Спасибо Yasmin Hasmik за это сообщение:

    Lea Lausanne (21.10.2010), Tatiana Mirabel (21.10.2010)

  15. #8
    Золотое перо Ладошек Заслуженный Писатель нашего времени Аватар для Yasmin Hasmik
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    Швейцария город Берн
    Сообщений
    20,431
    Записей в дневнике
    56
    Спасибо
    6,699
    Был поблагодарен 17,711 раз
    за 7,910 сообщений

    По умолчанию

    Правила жизни Стива Бушеми



    52 года, актер, режиссер, Нью-Йорк

    Записала Елена Егерева


    Будешь специально искать новый язык в кино – никогда его не найдешь.

    Мой отец работал ассенизатором. Не думаю, чтобы он когда-нибудь испытывал стыд или что-то вроде этого. Он начинал простым рабочим, а закончил помощником бригадира. Кроме того, ему хорошо платили: все-таки он работал на город Нью-Йорк, и мы даже перебрались тогда из Бруклина в предместья Лонг-Айленда. Нет, я всегда гордился своим отцом.

    Сам я одно время работал мороженщиком, у меня был свой грузовичок. Вроде как обзавелся собственным бизнесом. Я знал всех ребят в округе. Знал, во сколько они выходят играть на улицу. Видели бы вы, с какими лицами они бежали ко мне. Я их щелкал на фотоаппарат, а потом снимки наклеивал на грузовичок – чтобы они меня узнавали. Странное время. Я тогда только бросил колледж, записался на курсы актерского мастерства и все раздумывал, быть актером, не быть – не всю же жизнь продавать мороженое. Очень переживал. Вот так переживаешь и не догадываешься, что сам собою копится какой-то материал. Я о моем фильме «Под сенью крон» – он о том времени.

    Некоторые делят кино на «до Тарантино» и после. Я так думаю: нельзя в кино ориентироваться только на Тарантино, пусть это один из самых великих режиссеров мира. Сам Тарантино никогда бы так не сделал. Это и отличает хорошего режиссера от плохого: хороший берет какие-то вещи напрокат у предшественников, своих любимых режиссеров, и из них уже сооружает что-то свое.

    У людей, привыкших много и часто пить, опьянение выражается не в падении под стол или замедлении речи. Между двумя абсолютно разными людьми вдруг, скажем, возникают отношения.

    Вообще, человеческие отношения забирают меня почище всего. Мое «Интервью» (Бушеми только что снял ремейк одноименного фильма голландца Тео ван Гога. – Esquire) вовсе не про глобальную разницу между миром селебрити и миром серьезной журналистики. Это только кажется, что успешная старлетка и военный корреспондент с разных планет. На самом деле, у них много общего: оба они, можно сказать, тяжело раненые души. И обычное интервью заканчивается самыми настоящими отношениями – вот о чем мне было интересно рассказывать.

    Страшно было, когда я работал пожарным. (Во время 9/11 Бушеми вместе со своей бывшей бригадой пожарных работал на месте катастрофы. – Esquire). Одному страшно бросаться в огонь. Но когда видишь, что вокруг тебя твои товарищи занимаются тем же самым, сразу обретаешь уверенность, бежишь им помогать. Сознание общего дела делает тебя сильным.

    Недавно был на Сицилии – оттуда эмигрировал в Америку мой дед. Узнал наконец, как правильно произносится моя фамилия. Я вовсе не Бусеми, как утверждают кинокритики. Я – Бушеми.

    Пираты иногда делают большое дело. Я только что вернулся из Китая. В Китае разрешено импортировать всего лишь двадцать иностранных фильмов в год, что, конечно, поразительно мало. Исходя из этих цифр, я полагал, что меня они знают только по коммерческому кино, «Армагеддону», «Воздушной тюрьме». Оказалось – нет. Я видел в Китае пиратские копии многих моих работ в независимом кино и вообще много независимых фильмов.

    Когда-то я был в такой отличной форме, что спокойно работал грузчиком. Даже дрался. Сейчас я потолстел. Сейчас я несколько раз подумаю, прежде чем ввязаться в потасовку. Но с другой стороны, никогда не знаешь заранее, будешь драться или нет. Все зависит от ситуации – можешь ли ты помочь чем-то или нет.

    Я так устал умирать в каждом фильме, что теперь всегда заглядываю в конец сценария – оставят ли в живых моего героя.

    В «Интервью» моя судьба не совсем ясна. В отличие от фильма ван Гога, у меня Катя не вызывает полицию, и я не знаю, что она предпримет дальше: отдаст ли кассету с его признанием в убийстве в полицию, оставит ли себе. Я вообще в кино предпочитаю открытые концовки – это как в прозе О’Генри. Тем более, что я не очень верил в этот конец: она звонит в полицию, рассказывает о каком-то признании, и та появляется через пять минут. Не знаю, как в Голландии, но у нас в Штатах я бы на такую скорость полицейских не рассчитывал.

    Два режиссера под одной крышей – это неплохо работает. Особенно когда у твоей жены, как в моем случае, совсем другой стиль, более визуальный, сюрреалистический что ли. Себя я бы назвал реалистом. Может быть, поэтому у нашего сына такой широкий диапазон: потребляет все на свете, от «Звездных войн» и «Гарри Поттера» до последнего фильма Коэнов «Старикам тут не место».

    Из трех искусств, которыми я владею – актерская игра, режиссура и писательство, самое трудное для меня третье. Понимаете, мне это просто нравится, а надо делать заметки на всем, что попадается под руку, гореть, одним словом.

    Ну да, кино убило роман. Но, между прочим, именно после того, как молодые люди стали считать кино вообще главным искусством, расцвело независимое кино.

    В 1980-х я потерял много друзей. Это сейчас уже существуют медикаменты, позволяющие продлевать жизнь больным СПИДом – тогда подобный диагноз был просто смертным приговором. В фильме «Прощальные взгляды» я играю больного СПИДом. Может, это прозвучит тривиально, но я научился у своего персонажа самому главному: ты должен быть благодарен за каждый день жизни.
    Равнодушие - это паралич души.

  16. Следующие пользователи говорят Спасибо Yasmin Hasmik за это сообщение:

    Tatiana Mirabel (21.10.2010)

  17. #9
    Золотое перо Ладошек Заслуженный Писатель нашего времени Аватар для Yasmin Hasmik
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    Швейцария город Берн
    Сообщений
    20,431
    Записей в дневнике
    56
    Спасибо
    6,699
    Был поблагодарен 17,711 раз
    за 7,910 сообщений

    По умолчанию

    Правила жизни Кевина Бейкона



    Кевин Бейкон

    Актер, 52 года, Нью-Йорк

    Записала Шейла Робертс
    Фото Джейсон Носито. Corbis Outline / RPG

    Существует всего два типа актеров: те, кто говорят, что хотят быть знаменитыми, и те, кто врут.

    Каждый придурок может выебать, кого захочет, если он знаменит — это легче легкого. По-настоящему круто, если ты можешь выебать знаменитость, а сам никто.

    Быть милым и приятным — самая тяжелая работа на свете, когда ты не являешься таковым.

    В отличие от многих, покидая гостиницу, я оставляю номер чище, чем он был в тот момент, когда я впервые входил в него.

    До сих пор мы не услышали ни одного убедительного довода в пользу иракской войны. И я не думаю, что мы услышим его хоть когда-то.

    Быть поп-идолом — это ништяк. Меня лишь немного смущает, что те, для кого я идол, уже давно перевалили за сорок.

    Критика — довольно полезная штука. Но я никогда не читаю рецензий на свои работы. Потому что если это плохо сделанные рецензии — меня просто блюет от них, а если они сделаны хорошо, то, как правило, недостаточно хорошо.

    Если ты просрал три первых дубля, ты ничего не сделаешь и в двадцатом.

    Мне плевать, главная роль или второстепенная. Если меня впирает, я покажусь в фильме хоть на 15 секунд. Даже если все 15 секунд мне нужно будет молчать и, отвернувшись от камеры, смотреть в стену.

    Никогда не читайте то, что пишут про вас. Вы и так все знаете. Обогащайте себя — читайте про других.

    Я всегда одинаково плевал и на масштаб роли, и на продолжительность фильма. Тем фильмом, который, как мне кажется, оказал на мою карьеру самое значительное влияние, был «Кеннеди». А я на него потратил всего четыре дня.

    Я ведь обожаю все это: тачки, пушки, девки, ништяки. Жаль, что кино — это единственное место, где я могу получить это сполна.

    Я всегда беспредельно счастлив, когда, играя кого-то, я могу затеряться в чужом характере и на время забыть про себя.

    Если я оказываюсь в ситуации, когда меня никто не узнает и со мной обращаются, как с простым чуваком, я понимаю, что здорово успел отвыкнуть от этого.

    Даже если вы самый знаменитый актер на планете, вы все равно будете вздрагивать при каждом телефонном звонке, гадая, что вам сейчас предложат.

    Девяносто пять процентов того, что дает известность — это очень хорошо. Про остальные пять даже не хочется говорить.

    Меня пугает Лос-Анджелес. Но то, как здесь делаются дела, не может не радовать. Ты идешь в ресторан, надираешься там как проклятый, на выходе наталкиваешься на какого-то чувака. Между вами происходит диалог: «Привет, чувак». — «Привет, чувак». И все. А на следующее утро он звонит тебе и предлагает сняться в его новом фильме.

    Мало кто знает, но я ведь еще и музыкант. Вместе с братом (Кевин и его брат Майкл играют в группе Bacon Brothers. — Esquire) я записал три студийных альбома и один концертный. Ну, это такой мелодичный акустический рок. Знаете, люди обычно не в восторге от поющих актеров. Возможно, потому, что это рассматривается как предательство основного дела.

    В жизни все происходит очень быстро. Вначале телефон звонит, потом телефон перестает. Сегодня ты в ванне, а завтра уже отпевание.

    Мне посрать, как я выгляжу. Живу, как живется, и придерживаюсь чего-то типа морали.

    Обожаю, когда в один день выходят два новых фильма, в каждом из которых — я.

    Я худой. Такой, какой есть. Хотя когда-то я был еще легче — наверное, килограммов на двадцать. Не скажу, что это очень здорово. Когда ты совсем худой, твоя голова начинает чудить, как взбесившаяся заводная игрушка.

    Когда я впервые встретил Кайру, свою жену, я подумал: «А на хрен она мне нужна». Прошло совсем немного времени, и я стал думать иначе: «Черт, да я же без нее жить не могу».

    Как это часто бывает: ты приходишь домой после съемок, на часах до хера времени, ты шуршишь в холодильнике, находишь пиво, чувствуешь, что тот чувак, которого ты играл сегодня, все еще сидит в тебе, и это он пьет твое гребаное пиво и шуршит в твоем холодильнике, и тебя нет вообще, так что-то типа тени, и завтра понедельник, и даже если на секунду ты почувствуешь себя самим собой, то тут же вспомнишь, что завтра нужно опять тащиться на съемочную площадку и опять нужно быть там этим чуваком. Черт, это как проклятье. И ты ждешь не дождешься того дня, когда тебе позвонят ребята из проявки и скажут: все, чувак, все закончилось, кино снято, смонтировано, проявлено и напечатано. И только тут ты вздыхаешь с облегчением, потому что тот чувак, который пил твое гребаное пиво, наконец, покидает тебя.


    Иметь жену, которая снимается вместе с тобой, — это круто. Проблемы начинаются тогда, когда нужно сыграть первую встречу, пылающая любовь, животная страсть. Черт, чуваки, мы уже шестнадцать лет женаты! Какая к черту животная страсть?

    Как-то раз, в разгар съемочного дня, в Лос-Анджелесе началось землетрясение. Было круто: солнце, жара, кино, огромный город, съемочный павильон, землетрясение, и кругом рушащиеся декорации. Обосраться, подумал я и, кажется, закурил.

    Наверное, я люблю детей. Довольно давно — в промежутке между «Спящими» и «Бурной рекой» — я снялся в каком-то фильме — я уже даже не помню, как он назывался, — где было что-то про чувака, который довольно плохо относился к детям. Этого чувака играл я. Но не стоит думать, что я отношусь к детям так же.

    Я стараюсь последовательно срать на деньги. Я вложу одинаковое количество души и сердца в фильм за сто миллионов и в фильм за три.

    Я всегда мечтал работать с Клинтом Иствудом, и когда он позвал меня в свой фильм («Таинственная река». — Esquire), я, конечно, потирал руки. Все спрашивают меня: «Какой метод работы предпочитает Иствуд?» Я обычно отвечаю: «Обезжиренный». Тогда все продолжают наседать: «А что значит обезжиренный?» А я говорю: «Поработайте и узнаете».

    Иствуд суров. Помню, когда съемки еще не начались, я спросил его, когда я должен быть на площадке. «Мы начинаем снимать в понедельник. Значит, тебе нужно явиться ночью в воскресенье». — «Да вы, поди, шутите?» — сказал я. А Иствуд ответил: «Вообще-то некоторые ребята УЖЕ здесь».

    Единственное, для чего я стал актером, — это для того, чтобы пожить в чужих шкурах.

    Временами я хочу бросить кино. Особенно в те моменты, когда приходится давать интервью.

    Как актер, я всегда был уверен в том, что у каждого из нас есть темная сторона. Где-то там, внутри, в глубине наших желудков, сердец и печенок сидит что-то очень темное и жестокое. Гнев, ярость, страх, печаль. Я уверен, что это совсем не привилегия тех, кто получил дурное воспитание. Это сидит в каждом и рвется наружу. Все выпускают своих бесов на волю, как умеют: кто-то плачется психотерапевту, кто-то бухает, кто-то откровенничает на собраниях анонимных алкоголиков, кто-то каждое воскресенье выпрыгивает из самолета и раскрывает парашют в двухстах метрах от земли, кто-то убивает кого-то. А я просто снимаюсь в кино — такой легкий, ненавязчивый экзорцизм.

    Я горжусь тем, что ни разу в жизни не играл в гольф.

    Мне нравятся безумцы и бродяги.

    Я стараюсь держаться подальше от комедии.
    Равнодушие - это паралич души.

  18. Следующие пользователи говорят Спасибо Yasmin Hasmik за это сообщение:

    Tatiana Mirabel (21.10.2010)

  19. #10
    Золотое перо Ладошек Заслуженный Писатель нашего времени Аватар для Yasmin Hasmik
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    Швейцария город Берн
    Сообщений
    20,431
    Записей в дневнике
    56
    Спасибо
    6,699
    Был поблагодарен 17,711 раз
    за 7,910 сообщений

    По умолчанию

    Правила жизни братьев Коэнов


    Джоэл и Итан Коэны

    Режиссеры и сценаристы, Нью-Йорк

    Записал Смрити Мундра
    Фотограф Моджан Азими. Corbis Outline / RPG

    Мы не знаем, кто мы. Пускай другие решают.

    Автоответчик в нашем офисе говорит: «Вы дозвонились в офис Серкл Аризона при Серкл Продакшн, относящуюся к группе Хадсакера, Хадсакер Индастриз и фонду содействия нелегальной иммиграции имени Хадсакера, каковые находятся под общим мудрым управлением головного офиса Хадсакера. В данный момент никто не может подойти к телефону. Оставьте, пожалуйста, свое сообщение, и мы вам непременно перезвоним». Большинство людей не дослушивали это сообщение даже до середины. Но был один человек, который оставил нам ответ. Он сказал: «Господи Боже, я, похоже, ошибся номером. Я звоню из Буэнос-Айреса и только что потратил на звонок кучу денег. Но, это того стоило».

    Мы были бы предельно счастливы никогда больше не отвечать ни на один вопрос, касающийся того, как мы работаем вместе. Причин у нас две. Во-первых, мы отвечаем на эти вопросы уже больше 20 лет. Во-вторых, вряд ли наши ответы могут быть кому-либо интересны. Тем же, кому они интересны, мы можем порекомендовать прочитать любое из нескольких сотен наших интервью, которые мы дали за последние 20 лет. Тот, кто прочитает любое наше интервью до конца, никогда больше не задаст такой вопрос.

    Все видели, как мы работаем. Никакого волшебства тут нет.

    Мы слышали, что наши фанаты создают клубы, где обсуждают наши фильмы и пытаются расшифровать то, что в них якобы зашифровано. Рано или поздно этих людей ждет жестокое разочарование. И если кому-то в ближайшие пять лет захочется нас убить, то таким человеком станет кто-то из этих клубов.

    Есть люди, которые наблюдают за нашей работой с самого начала. Это последние люди, кого бы нам хотелось разочаровать.

    Большинству из того, чему мы научились в жизни, мы научились между двумя нашими первыми фильмами — «Просто кровь» и «Воспитание Аризоны».

    Снимать фильмы — это дело молодых. Конечно, было бы здорово продолжать снимать фильмы и через 20 лет, и через 30. Это забавно. Но мы видим, как многие наши друзья, которые занимаются кино намного дольше нас, без каких-либо видимых причин не могут даже приступить к съемкам.

    Когда ты смотришь на различных режиссеров, ты видишь, как они постепенно замедляются, и как фильмы даются им все сложнее и сложнее. Возможно, вещи и правда становятся иными, когда ты становишься старше. Не хотелось бы думать, что это случится с нами.

    Очень скучно наблюдать за тем, как какой-нибудь режиссер, уютно расположившись в кресле, часами напролет заливает про свое кино. Если бы нас посадили в такое кресло, мы бы даже не знали, что сказать.

    Нам не нужна никакая творческая виагра для того, чтобы делать то, что мы делаем. Со всей ответственностью заявляем, что пока мы полностью обходимся без химической помощи.

    Больше всего мы боимся посредственности.

    Нам невероятно повезло, что мы можем делать такие фильмы, какие захотим.

    Когда ты пишешь сценарий для студии, тебе приходится постоянно думать о том, как оправдать ожидания твоего работодателя. Совсем другое дело, когда ты пишешь сценарий для себя, пытаясь оправдать собственные ожидания, и сам себе приходишься работодателем, критиком и цензором.

    Мы всегда уважали Стэнли Кубрика за то, что он научился дурить систему.

    Дрались ли мы когда-то? Интересный вопрос.

    Мы никогда не совершали преступлений. Только однажды сперли пепельницу из Белого дома.

    Основная причина, по которой все наши преступники изображены недотепами, — это наш личный протест против голливудского штампа: плохой парень — это всегда профессионал, который контролирует каждый шаг. Но в жизни все иначе. Большинство преступников относятся к тем слоям общества, которые наиболее плохо приспособлены к жизни. Вот почему их так часто ловят.

    У нас нет никакой особой привязанности к теме похищения людей. Мы просто следуем за развитием истории. И если история приводит нас к похищению — мы тут как тут.

    Вот вопрос: к чему ведет прием, когда что-то неоднозначное в фильме вдруг становится совершенно ясным? Ответ прост: это не ведет ни к чему.

    Критики всегда более благосклонны к дешевым фильмам, чем к большим голливудским релизам. Чем меньше вы потратили денег на кино, тем меньше они будут придираться. В этом нет логики, но так уж заведено.

    За всю жизнь мы ушли, наверное, лишь с одного фильма. Это было «Рождение нации» (фильм 1915 года режиссера Дэвида Гриффита, проповедующий идеи ку-клукс-клана. — Esquire). Адская скука, чуваки.

    Когда мы снимали «Бартона Финка», мы получили письмо от Американского общества по предотвращению жестокого обращения с животными. По сценарию в комнате Бартона было множество комаров. Неизвестно, как они получили копию сценария, но в письме содержалось требование предоставить им отчет по тому, как мы собираемся обращаться с комарами. Мы не шутим. К сожалению, это правда.

    Сценарий «Бартона Финка» был написан очень быстро. Это заняло не более трех недель. Но мы не знаем, что это значит.



    Жизнь должна быть устроена так, чтобы одновременно делать несколько дел. Мы убеждены в этом. С другой стороны, мы такие же, как и все — в нашей лени и желании пойти по наиболее легкому пути. Это состояние не приговор. Оно позволяет каждому делать великие вещи. Самое главное, чтобы все последующие дела, за которые ты берешься, не были бы похожи на предыдущие.

    Забавно, но многие люди обвиняют нас в том, что мы слишком снисходительны к нашим персонажам.

    Необходимо любить всех своих персонажей, даже самых странных. В конце концов, это твое воображение. Сложно объяснить, каким образом в голове рождается и живет тот, кого ты ненавидишь.

    Лебовски был срисован нами с человека, которого мы однажды встретили. Он был членом любительской команды по софтболу (разновидность бейсбола. — Esquire). Мы не сильно изменили его характер в фильме. Нам лишь пришлось заменить софтбол на боулинг. Потому что боулинг — это тот вид спорта, заниматься которым можно будучи пьяным и накуренным.

    Главной причиной, по которой мы раньше принимали решение работать с теми или иными актерами, был тот факт, что к тому времени они еще не успели стать звездами. Когда мы снимали «Воспитание Аризоны», Николас Кейдж был никем. Большинство людей, с которыми мы работали, на момент съемок были практически неизвестны.

    Исходя из опыта, можем сказать, что название для фильма рождается легко и сразу или не рождается вовсе. В первом случае, вооружившись названием, мы приступаем к съемкам. Во втором — начинаем отчаянно метаться в поисках, когда фильм уже закончен. В этом есть что-то слабохарактерное — когда лишь снятый фильм помогает придумать название.

    Нам бы хотелось, чтобы вокруг создания фильмов была хоть какая-то магия. Потому что на самом деле все слишком прозаично.

    У нас есть поразительная возможность заставлять птиц делать именно то, что нам нужно. В фильме «Просто кровь» есть кадр, снятый камерой, которая была установлена на бампере машины. Эта машина мчится на полной скорости, и огромная стая птиц взмывает в небо ровно в тот момент, когда мы сказали «пошли». А секундой позже их тени пробежали по дороге.

    Самое вонючее место на земле, где нам довелось побывать, — это городок Гари в Индиане. Там как будто говно растворили в воздухе. Или воздух в говне.

    Сказать по правде, мы до сих пор чувствуем себя в Лос-Анджелесе туристами.

    Снимать фильмы лучше, чем сортировать мусор.
    Равнодушие - это паралич души.

  20. Следующие пользователи говорят Спасибо Yasmin Hasmik за это сообщение:

    Tatiana Mirabel (21.10.2010)

Страница 1 из 10 123 ... ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Похожие темы

  1. Этикет. Правила и советы на все случаи жизни.
    от Kuki Anna в разделе Кафешка (раздел для приятного общения)
    Ответов: 51
    Последнее сообщение: 16.12.2015, 19:48
  2. Вегетарианство как стиль жизни (поговорим о плюсах и минусах жизни без мяса)
    от Виктория Противная в разделе Домашний очаг, красота и здоровье
    Ответов: 63
    Последнее сообщение: 05.08.2015, 09:23
  3. Ответов: 381
    Последнее сообщение: 21.09.2014, 15:47
  4. Изменились правила дорожного движения? (Все о ПДД)
    от Александр Волошин в разделе Авто. Мото. Вело (покупка автомобиля и оформление страховки)
    Ответов: 72
    Последнее сообщение: 01.11.2011, 15:27

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •