Уважаемые читатели! С июня 2016 года все сообщения форума переезжают в доступный для чтения архив. Остальной функционал интернет-портала «Вся Швейцария на ладони» работает без изменений: свежие новости Вы найдете на главной странице сайта, бесплатно разместить объявление сможете на "Доске частных объявлений". Следите за нашими новостями в социальных сетях: страница в Facebook и официальная группа в Facebook, страница в сети "Одноклассники". Любители мобильных устройств могут читать новости, афишу культурных мероприятий и слушать русское радио, скачав приложение "Ladoshki" для iOS и приложение для устройств Android. Если Вы еще не являетесь нашим подписчиком, но хотели бы получать анонс культурных событий на свой электронный адрес, заполните анкету на форуме, и Ваш адрес мы добавим в список рассылки. По вопросам сотрудничества и размещения рекламы обращайтесь по адресу: inetgazeta@gmail.com или звоните на контактный номер редакции: +41 76 460 88 37

Страница 2 из 3 ПерваяПервая 123 ПоследняяПоследняя
Показано с 11 по 20 из 23

Тема: Житейские историии листаем страницы прошлой жизни учимся на чужих ошибках

  1. #11
    Администратор Академик изящной словесности Аватар для Главный Редактор
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    город Цюрих Швейцария
    Сообщений
    9,633
    Записей в дневнике
    49
    Спасибо
    9,952
    Был поблагодарен 18,787 раз
    за 8,575 сообщений

    По умолчанию

    В любви третий — киллер

    Ревнивица заказала убийство жены своего кавалера
    — Конечно же, это я виноват в том, что жену убили, — кается Валерий Благиных. Говорить на эту тему ему очень тяжело.

    Раньше у него было две любимые женщины. Тихая и домашняя супруга Валя, с которой 15 лет бок о бок прожил. И 25-летняя заносчивая любовница Галина.

    Теперь нет ни одной. Супруге он цветы на кладбище носит. А бывшая любовница отбывает срок в челябинской колонии общего режима. За предумышленное убийство.

    Юбка покороче, черные волосы гривой ниже плеч, сигаретка в наманикюренных коготочках. Сама еще школу не закончила, а мужики так и крутили головами вслед: “Познакомимся, красотка?..” Галина Полюхова росла с твердым убеждением в своей исключительности. Все лучшее должно принадлежать ей. Посмотрит искоса — обожжет взглядом. Но если приглянется ей кто — берегись. Вроде не красавица, самая обычная, но с крючка ее сорваться невозможно. Настоящая хищница.

    — Есть в ней какая-то непонятная сила. Только взглянет на мужика — и он ее навсегда, — говорит старшая сестра Галины Лилия. — Так они вокруг нее и вертелись…

    К 25 годам за спиной Полюховой имелся уже отряд покоренных пермских донжуанов.

    — Любила ли кого? Не знаю… — вздыхает Лилия. — Она такая баба — себе на уме. Все мужчины на нее деньги тратили, подарками баловали. А когда бросала их, они согласны были в любую секунду примчаться и исполнить любой каприз — только помани. Как это называется? Роковая женщина…

    Остановить свой выбор на ком-то одном Галине никак не удавалось. Слишком мелко мужичишки в ее окружении плавали. Драки, отсидки, вечный пьяный угар и наркотики — такой вот нехитрый джентльменский набор.

    Сошлась она было с пермяком Сергеем Ярковым, переехала к нему в квартиру через неделю знакомства. “Зарегистрируемся, будем жить по-человечески, — откровенничала Полюхова с подругами, поверенными в ее амурно-финансовых делах. — Он хоть и выпивает, зато жилье хорошее, и машина тоже”.

    Но до свадьбы не дошло. Сергей попал в психиатрическую клинику. Квартира с машиной мимо рук проплыли. Тут и познакомилась Галина с Валерием Благиных. Молодой — немного за 30. Спокойный, непьющий. Водителем работал в той же конторе, где она — бухгалтером. Закрутился роман. Только вот незадача: семья у Валеры, жена и дочка растет.

    — Галя приводила его к нам, с мамой знакомила. Насколько я знаю, он развестись хотел, чтобы жениться на сестре. Любил Галю. А она его? Может, и любила. У него же дом свой, да еще в хорошем районе города — на нашей пермской “Рублевке”, — вспоминает сестра Галины Лилия.


    * * *


    Есть у пермской “Рублевки” и другое, народное название — микрорайон Собачий. С чего так назвали — непонятно. Но прицепилось. Там и жила семья Благиных — Валя с Валерой и дочкой Оксанкой.
    Дом на два хозяина. В одной половине — отец Валеры, в другой — семья сына.

    — Чистенько у них всегда было. Как ни придем с мужем в гости, так он меня и попрекает, что у Вали ни пылинки ни соринки, а у нас бурьян по пояс в огороде, — рассказывает подруга Валентины Благиных Елена Захарова. — Сама не понимаю, как она все успевала!

    Валя работала медсестрой в детском санатории. Кроме работы забот полон рот — муж, дочка, огород, кухня. Вот и все развлечения.

    Пермь город не маленький — сплетни его тесным сделали. Никуда от них не денешься. Да и как Вале не поверить, что у мужа любовница, если по ночам все чаще домой не появлялся. Однажды Валера сам не выдержал и честно ей признался, что нашел другую.

    Супружеские измены — дело житейское. Все с любопытством наблюдали, чего дальше-то у Благиных будет. Другая бы на месте обманутой жены благоверного на аркане в семью притащила. А Валя на публике ни одного скандала не устроила. Никто и подумать не мог, что у такой беззащитной женщины такие стальные нервы.

    — Очень спокойная была, хотя в себе все это, конечно, переживала. А может быть, понимала, что Валера рано или поздно вернется в семью, — говорит Валина подруга Елена.

    И муж то возвращался к уютному гнездышку, то снова убегал к молодой и бесшабашной Галине. Так и метался меж двух женщин, пока его родные не вмешались.

    — Я разговаривала с Галиной по телефону. Сказала, чтобы она брата в покое оставила, — говорит Светлана Старцева, сестра Валерия. — Но та — ни в какую! Очень хотела она с Валей поговорить, особенно когда брат ее бросал и к жене перебирался, но наша Валя сказала, что разговаривать им не о чем.

    “Галя как репей прицепилась. И рад бы уйти, да не получается. Иной раз и из машины ее не выгонишь”, — делился Валерий с сестрой.

    А тут выяснилось, что Полюхова ребенка от своего любовника ждет. Надеялась, что теперь-то Валерий никуда от нее не денется, а он, наоборот, одумался. Словно вмиг отрезвел. Решил порвать с любовницей и вернуться домой.

    — Валя у меня все спрашивала, что ей делать. Как простить мужа, если завтра он опять может уйти? Я ей посоветовала какое-то время дистанцию держать, чтоб понял, как виноват перед ней… — рассказывает подруга Елена.

    Снова зажили под одной крышей, как семья. Понемногу Валино сердце оттаивать начало, да и Валерий изо всех сил старался загладить свою вину перед женой.

    — Папа маме колечко золотое купил, он мне его показывал, — говорит дочка Оксана. — А подарить не успел... Я в то утро рано проснулась. Услышала, как за дверями тетя Света что-то про маму говорит — таким голосом, будто плачет или задыхается. Так страшно стало...


    * * *


    До конца улицы, а потом через лесопосадку — к санаторию. Дорога, по которой Валентина Благиных каждое утро, около восьми, шла на работу. Обычно в это время на тропинке никого не встретишь, а на этот раз женщина услышала шаги за спиной, обернулась… Но даже вскрикнуть не успела. Шагавший следом мужчина выстрелил ей в голову из самодельного револьвера.

    Громкий хлопок — и все. Рухнула на землю как подкошенная. Смерть наступила мгновенно.
    Ее труп нашли быстро.

    — Когда я Валю увидела, сразу поняла, что это Галина ее убила или наняла кого-то, — вспоминает Светлана Старцева. — А Валера мне не поверил: “Не могла она такое сделать!”

    Но все же в день похорон сам позвонил закадычной подруге Галины. “Машину она у меня брала, а еще, знаю, искала зачем-то оружие”, — не стала та выгораживать Полюхову.

    — Он так рыдал! — качает головой Светлана. — Никак не могли его утешить. Понимал, что не спутайся он тогда с этой девицей — и Валя живая осталась бы. Во всем себя винил.

    …Следователи пермской прокуратуры выяснили, что пистолет Галина Полюхова нашла у одного из своих бывших любовников. Выстрелить уговорила еще одного экс-воздыхателя — дважды судимого наркомана Безлепкина.

    “Галя мне сказала, что эта медсестра, Валентина, несколько лет назад убила ее ребенка, на пол в роддоме уронила. И теперь я должен помочь ей отомстить, — объяснялся он в суде. — На преступление пошел из-за любви к Полюховой. Я ее очень любил”.

    Сначала Галина принесла бывшему возлюбленному нож. Но тот испугался, что не сможет зарезать женщину.

    Тогда раздобыла револьвер. Пока сообщник убивал Валю, она была неподалеку — ждала его в машине.

    Следователям оставалось только удивляться, насколько Полюхова доверяла своим любовникам. Ни на секунду не сомневалась, что они не расскажут правды. Никогда и никому. Видно, и впрямь считала себя всесильной. Но она ошиблась. Преступник показал даже, где спрятано оружие, из которого убили Валентину Благиных.


    * * *


    Незадолго до суда обвиняемая родила от Валерия Благиных дочку Кристину. А на суде призналась, что заказала убийство Вали потому, что та мешала ей создавать семью с Валерой. “Чтоб туда-сюда не бегал, чтоб остался со мной и с моим ребенком”. Прощения у родственников Вали она просить отказалась.

    Сообщники получили по 13 лет. Исполнитель — в колонии строгого режима, заказчица — в ИК общего режима. Приговор вынесли в присутствии Валерия Благиных. Он старался не смотреть на женщину, убившую его жену, а месяц назад родившую дочку. От новорожденной Кристины отец отказался.

    Ребенка вместе с матерью этапировали в челябинскую колонию, где он будет находиться еще три года. Потом Кристину отдадут в дом малютки. Галина, по слухам, дочку видит редко. Ей не до ребенка, так как сейчас она устраивает свою личную жизнь.

    Да, даже в тюрьме Полюхова не изменяет своим привычкам: у нее закрутился арестантский роман с одним из заключенных. Любовь по переписке. Очередной жених сидит в соседней камере. Записки на ниточке перетягивают. Влюбленные друг друга пока не видели…

    Сестра Галины Лилия опускает глаза в пол. Она единственная, кто не отказался от Галины и шлет той на зону весточки. “Да, она писала, что познакомилась с мужчиной. Сам он челябинский. Квартира, машина — все как положено. Наверное, влюбилась. Хотят расписаться”.

    Валерий свою бывшую любовницу из тюрьмы не ждет и простить до сих пор не может. Он встретил другую женщину. Говорят, счастлив.

    ссылка на статью
    http://www.mk.ru/blogs/idmk/2007/09/06/mk-daily/310554/

  2. #12
    Администратор Академик изящной словесности Аватар для Главный Редактор
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    город Цюрих Швейцария
    Сообщений
    9,633
    Записей в дневнике
    49
    Спасибо
    9,952
    Был поблагодарен 18,787 раз
    за 8,575 сообщений

    По умолчанию

    85-летняя Катерина Андреевна Рыбина ищет своего итальянского жениха,которого бросила… 60 лет назад



    “Мне бы хоть перед смертью прощения у Анджело попросить, за то что не сберегла нашу любовь. Такая, может, один раз в жизни только и дается”.
    Шестьдесят с лишним лет назад она сделала выбор — Родина, но не любовь. Узница фашистского концлагеря на берегу Ла-Манша, 20-летняя Катя Галушко. Невеста итальянского военнопленного, которого спасла от смерти, которому втайне таскала еду через минное поле. Ведро картошки. По краю смерти. Они оба выжили, Катя и ее Анджело. Они оба могли бы быть счастливы. Но…

    …Голая лампочка под потолком бедной украинской хаты. Муха летает по комнате. Сидя на кровати, все поет 85-летняя старуха Катерина протяжную итальянскую песню.

    Одну и ту же, последним трофеем оставшуюся с войны.


    Время исправить


    Уже и слова той песни почти неразличимы. И мотив, скорее, на здешний, южнорусский манер. И непонятно, о чем она — то ли о матери, ждущей с фронта единственного сына, то ли о девушке, которая так никого и не дождалась.

    В старом халате бабка Катерина. В шерстяном платке. В кофте без верхней пуговицы. “Зря вы приехали, не гожусь я для общества. И рассказывать мне вам нечего, у меня вон куры некормлены”, — говорит старуха, поджимая губы.

    Лает во дворе, в закутке, пес без имени.

    За одиноким Катерининым домом — дорога из Гуляй-Поля петляет в малиново-предзакатной степи.

    “Прошло и быльем поросло, чего теперь мучиться? — произносит вдруг тихо бабушка. — У подушки моей спросите, сколько я в нее выплакала, сожалея о том, как счастье свое упустила. Об одном, может, и тоскую, что не попрошу на этом свете прощения у Анджело, которого бросила ради возвращения в Советский Союз. Мне — 85, а ему все 95, поди. Поздно его искать”.

    …Он бежал за их товарняком и, заглядывая в окна тамбура, кричал на ходу: “Прыгай, Катарина! Еще есть время все исправить!”.

    Отстал, когда кончился перрон. Остановился. Заплакал.

    Таким и остался в ее памяти.

    Рукавом вытерла слезы Катя. Отвернулась от окна.

    Все кончено. Она так решила. Добровольно возвращаясь домой в СССР. После четырех лет плена.

    Сколько хорошего еще случится — там, за поворотом, думала Катя, в прекрасном будущем, куда уносил ее по отполированным войною рельсам старый товарный вагон…

    В прошлом остались концлагерь за колючей проволокой, трубы газовых камер. Ставший частью ее самой страх перед смертью.

    На безымянном пальце — медное колечко, что выковал в день ее 20-летия красивый итальянский офицер Анджело, живший в соседнем бараке. Он положил это кольцо на ее кровать. Усыпал постель бутонами полевых цветов-незабудок, сорванных по дороге на немецкую фабрику, где на благо “великой Германии” трудились оба.

    Концлагерь — самое страшное и… лучшее воспоминание в ее жизни.


    “ОСТ на груди у меня!”


    Все как у многих ее сверстниц, переживших ту войну.

    Есть нечего. На душе погано. Мобилизация. Ее, дипломированную медсестру со знанием немецкого языка, только что закончившую училище в соседнем городке, на фронт не берут. По возрасту не вышла — 17 лет.

    Эх, где ты прежняя вольница здешних мест, где веселый батька Махно… Не светятся окна в хатах Гуляй-Поля. Оккупация.

    Вышла на улицу погулять с сестрой — попала под облаву.

    — Сперва я была в концлагере, где много русских. Под Любеком. Работали на износ, а хлеба давали мало, четыреста грамм надо было растянуть на пять дней, — вспоминает бабка Катерина.

    И каждый день кто-то из ее знакомых, стоявших рядом, не выходил на смену. Дистрофия — и в печку.

    “В черной жилетке, в железной клетке — “ОСТ” на груди у меня!”

    Проснулась утром — усталость такая, что не повернуть головы, не подняться на лагерную перекличку. Сколько таких грязно-серых рассветов осталось лично ей, Катерине?

    “Тикать надо отсюда, родная”, — прошептала сестре Оле, вместе с которой и оказалась в Германии.
    “Тикай ты!”

    Шла ночью. На Запад? На Восток? Как надеялась пересечь линию фронта? И сама не знает. Но — упрямая…

    Своровала у бауэров морковку на ферме, от дождя зарылась в стог сена, мокрый, пахнувший далеким домом. Сама Катерина в сене — а пятки торчат наружу.

    “Тот! Мертвая!” — услышала сквозь дремоту. Это немецкий полицейский щекотал ее прикладом.

    “Добрый был человек, хоть и из фашистов, но не стал меня бить. Я на их языке объяснила, что заблудилась, что полька по национальности, работаю на крестьянской ферме”.

    Полицай сдал ее в другой концлагерь. Там почти не было русских. Много итальянских офицеров, сражавшихся на стороне де Голля и захваченных в плен в Африке, в неведомом Тунисе.

    Шумные, веселые, молодые смугляки.

    Вот только глаза — голубые. Как Средиземное море.

    На новом месте заключенным разрешали даже играть на гитаре, и та, с треснутой декой, висела здесь же, на гвоздике в бараке.

    Наутро девушка вышла на работу.

    А за соседним станком стоял он. “Дюже красивый. Старше меня лет на десять. Сказал, что зовут его Анджело Розетти, и — слезы со щек вытер”.

    Он не говорил на немецком.

    Она не понимала по-итальянски.

    “А меня зовут Катей!” — ответила, вот и весь разговор.


    Ведро картошки у смерти на краю


    По выходным отпускали на прогулку в соседнюю ореховую рощицу. Анджело с Катей бродили сквозь тенистые аллеи, он брал ее каштановые волосы и, играя, расчесывал их, гладил.

    — Со временем стали понимать друг друга. Анджело приходили посылки из Италии, из Красного Креста, и он меня подкармливал. “Почему сам не ешь?” — “Хочу, чтобы ты была сыта!” Анджело рассказывал, что перед Первой мировой его батька ездил к нам в Россию — за пшеницей, — вздыхает 85-летняя Катерина Андреевна.

    — У Розетти был свой дом на берегу моря, в тихом поселке, большая и дружная семья, Анджело показывал мне фотографии — вот падре, вот мамочка, сестрички с братьями… И ведь за три года даже не поцеловал меня ни разу, — с какой-то непонятной горечью произносит бабушка. — “Я тебя очень жалею, я тебе берегу, Катарина!” Для кого только берег?

    В мае 45-го к Кате подбежала немка, трудившаяся на подсобных работах. “Попрощайся со своим, мужчин из лагеря увозят!” — объяснила она, пытаясь перекричать американские бомбы.

    Тогда первый раз в их жизни возник поезд. Бледный Анджело на перроне. Взял Катину руку в свою. “Не знаю, свидимся ли?”

    В ту же ночь приснился сон — будто разрезала себе палец. Открыла от боли глаза, кто-то стучался в окно барака.

    Тюремщиков в их лагере не осталось. Союзники еще не пришли. Свобода!

    Но пленные в ожидании новых времен не разбредались — здесь, за колючей проволокой, по крайней мере было подобие дома, осознание того, что ты не один.

    Тук-тук…

    Анджело. Грязный, оборванный, но — живой. “Я почувствовал, что не могу без тебя — будто оставил ногу или руку. Со мной еще 14 человек. Мы схоронились за заминированном полем”.

    — А где остальные? — ахнув, переспросила Катя.

    — Их утопили на пароме в Ла-Манше. Вывезли на середину и… Поесть дай.

    Обещала завтра вырыть на огородах и принести ведро картошки. В перерывах между артобстрелами.

    “Только не сгинь, Катарина, — прошептал Анджело. — Там поле голубенькое, из незабудок, помнишь, я тебе их на день рождения подарил — где цветы примяты, скошены, там ступай, там мин нет”.

    — Несколько раз носила итальянцам еду. Стреляет где-то, а я знай иду вперед, — продолжает Катерина Андреевна. — Один раз дюже испужалась — среди шума наступила тишина. А это война кончилась!

    Анджело уехал в Италию просить разрешение у родителей на брак с русской. Оттуда привез ей платье цвета капучино — подарок будущей свекрови. Целый чемодан крошечных, в ладонь, фотографий.

    Нежные итальянские пейзажи. Горы. Люди. Лодки под белыми парусами. “Это дорога от лагеря, где мы встретились с тобой, Катя, до нашего дома, я фотографировал ее для тебя — когда мы с тобой по ней поедем, ты станешь узнавать знакомые места!”

    Она не знала — радоваться или плакать. В какой-то эйфории добрались до мэрии в ближайшем городке, чтобы расписаться, но там их не приняли — выходной.

    И тут Катя засомневалась.

    Любит ли она Анджело больше, чем свою родину, которую не видела четыре года? Или просто по-человечески привязалась к нему?

    В двадцать лет почти невозможно отличить любовь от привычки. Невозможно понять, что второе иногда сильнее первого.

    Когда тянет… Тоненько-тоненько. И не отпускает до конца.

    Катя решила вернуться домой. “Напоследок Анджело нагрузил мне два чемодана с добром. Вложил в руку бумажку с адресом. А сам бежал следом за поездом и кричал: “Прыгай! Не покидай меня!”


    Встречи во сне


    — Дальше все как у всех, чего рассказывать, — усмехается Катерина Андреевна, мотает клубок с нитками и перебирает узловатыми, морщинистыми руками старые итальянские снимки. Все, что у нее осталось.

    Добро из чемоданов Анджело да и сами эти подаренные чемоданы отняли мародеры. До дома добиралась чуть не на крышах поездов, цепляясь за приступки колес. Не нужная никому.

    Не было теплой встречи — сорок градусов мороз, начиная от Белоруссии. Воду из кружки пролила на полустанке, а та, еще до земли, превратилась в лед.

    “Немецкие подстилки!” — так их, вернувшихся из плена девчат, обзывали победители.

    “Такое время было, я ни на кого не в обиде, — вздыхает баба Катя. — Мне еще повезло, что медсестра, что удалось устроиться в госпиталь. В НКВД, правда, приказали, чтобы назвала имена полицаев, которые у нас в городе во время оккупации шастали. А я что — четыре года отсутствовала”.

    Невыездная. Сослали работать в Среднюю Азию. И вроде оттаяло сердце, а ни до кого не лежала душа. Но лет уже 26, и надо выходить замуж — иначе старая дева. Второе клеймо после предательницы родины. Подруга прислала с Донбасса письмо, приглашала на великую стройку.

    Там познакомилась с рабочим парнем по фамилии Рыбин. “Мне нужен хороший человек, Катя. Мне не требуется внешняя красота, — высокопарно произнес тот и предложил ей выйти за него замуж. — Как распишемся — квартиру дадут”, — весомо добавил напоследок.

    Слюбилось. Народились дети. Двое. Мальчик и девочка.

    Полнела. Ширела. И песен на итальянском уже не пела — не те настали времена.

    По вечерам, чтобы никто не видел, Катерина Андреевна садилась к школьному столу сына, доставала тетрадочный лист бумаги. И что-то писала на нем, думая, что дети спят.

    Рвала листок в мелкую паутинку.

    “Как твоя жизнь, Анджело? У меня норма. Есть бамбины-дети, марито-муж, в общем, как у всех, не жалуюсь”, — это из того, что запомнила, на итальянском.

    А что в душе — да разве душу на другой язык переведешь?

    “Ты прости меня, дуру окаянную, что не поехала тогда с тобой. Эх, кабы знать…”

    В конце 60-х проездом неожиданно заглянула другая подружка по концлагерю со своим итальянским мужем. Та, которая осталась в зоне западной оккупации. Нарядная, довольная.

    Про Анджело она ничего не слыхала.

    — Да что мне про него рассказывать, — разводит руками баба Катя. — Я и так все знала. Из снов. Долго он не женился — меня, видать, ждал. Но раз привиделся — с дивчиной стоит итальянской и с мальчуганом. Значит, стало быть, с женой и сыночком. Отпусти ты меня, говорит, Катарина — тянешь больно.

    Катерину Андреевну вызвали в местный КГБ. Объяснили, что на ее имя пришла посылка откуда-то из заграницы.

    Ей настоятельно порекомендовали ни в какую переписку с иностранцами не вступать, не порочить имя советской женщины. Хоть и оказавшейся когда-то на вражеской территории, но добросовестным трудом на благо советской Родины искупившей свою вину.

    Все так — Катерина не спорила.

    И по ночам писать перестала.

    …За одиноким Катерининым домом — дорога из Гуляй-Поля петляет в ночной степи.

    Дети разъехались в разные города. Но зовут к себе. Чего одной-то куковать?! Даже дед Рыбин, с которым прожила больше полувека, устав ее уговаривать, к сыну подался, в Одесскую область. Сервант с собой прихватил. Оставил бабке старый телевизор с новостями.

    Но Катерина никуда ехать не хочет — поздно, говорит, отъездилась. “Недавно опять сон видела, вроде как поводья: и родители умершие мои там, и сестры покойные. И Анджело с ними. Дня не было, чтобы я о нем не помнила”.

    А я смотрю на нее, упрямую Катерину Андреевну Рыбину, что живет на отшибе Гуляй-Поля, и думаю: что было бы, если бы она была не она — а почтенная итальянская матрона Катарина Розетти, хозяйка большого дома с колоннами на средиземноморском берегу. А вокруг бегали бы итальянские бамбины, ее внуки и правнуки, и седой итальянский марито-муж улыбался бы ей…

    И тогда бы она с трудом вспоминала не итальянские — наши песни.

    И точно так же, наверное, задыхалась бы от тоски.


    Желая помочь Катерине Андреевне и найти ее бывшего возлюбленного, наша газета связалась с посольством Италии в Москве и с обществом итало-российской дружбы.

    К сожалению, как выяснилось, ранее, еще до войны, в провинции Верона существовала деревушка с подобным адресом, но вот уже больше полувека как ее не стало.

    Жители разъехались по разным городам.

    Но “МК” все же попытается разыскать родных Анджело Розетти и передать им привет и поклон от Кати Галушко…


    Одесса—Гуляй-Поле—Москва.

  3. #13
    Администратор Академик изящной словесности Аватар для Главный Редактор
    Регистрация
    17.10.2006
    Адрес
    город Цюрих Швейцария
    Сообщений
    9,633
    Записей в дневнике
    49
    Спасибо
    9,952
    Был поблагодарен 18,787 раз
    за 8,575 сообщений

    По умолчанию

    Он подошел к ней на пустой и темной ленинградской улице, у Черной речки, где стрелялся Пушкин. Запах алкоголя, ссадина на голове, расхристанная рубашка. Попросил денег в долг — рассчитаться в ресторане. В ее кошельке было пусто, и тогда она сняла с пальца кольцо с аметистом — старинное, фамильное, подарок бабушки. Его звали Владимир Высоцкий. Ее — Людмила Абрамова. Оба приехали сниматься на “Ленфильм” в картине “713-й просит посадки”. Она — студентка ВГИКа, ученица Михаила Ромма. Он — молодой, никому не известный актер. Но темперамент, или, как сейчас говорят, энергетика от него исходила бешеная. Правда, в тот момент все это не играло никакой роли.

    Источник

  4. #14
    Аватар для Manny Stakhanov
    Регистрация
    04.11.2007
    Адрес
    Russia
    Сообщений
    32
    Спасибо
    10
    Был поблагодарен 5 раз
    за 2 сообщений

    По умолчанию

    Хорошая ветка форума, почитал, понравились истории о людях, человек я здесь новый, но общество тут очень хорошее, барышни приятные в общении и во всех отношениях поэтому возникло желание рассказать о своей ныне покойной бабке. Историю эту она мне рассказал лет 10 назад, деталей уже не помню, но смысл такой.

    Сразу после войны, работала значит моя бабуся (которой на тот момент было лет 20-22) в магазине продавцом, раньше была система «Райпо» кто не знает, поясняю это Районные Потребительские Общества которые имели множество магазинов на вывесках которых рядом с названием магазина была надпись "КООП".

    Ну и значится нагрянула проверка-ревизия в их магазин, магазин был относительно большой с несколькими отделами, ну там "Одежда", "Хозтовары", "Кожгалантерея" ну и все такое... и поэтому проверку начали по очереди каждый отдел. До того как дойти до отдела в котором работала моя бабка, начали проверять отдел в котором работала её старшая подруга, ну а подруга немножко приворовывала, мужа нет а детей двое, сами понимаете на одну зарплату тежеловато значится детей-то после войны поднимать. Ну и прибежала она в бабкин отдел со слезами так мол и так, подруга спаси меня, дай из кассы 200 рублей (или что-то около этого, в тех деньгах) а когда ревизоры пойдут в твой отдел я тебе их верну.

    Ну бабка пожалела её и дала, а когда ревизоры должны были вот-вот придти к ней побежала к подруге вернуть денюжку а та ей, мол иди отсюда, молодая еще отсидишь (раньше за недостачу сажали, это потом уже начали из зарплаты вычитать) ничего страшного мол а мне детей двоих еще растить.

    Ну и в общем дали бабусе моей 2 года, в колонии общего режима в городе Таганроге, Ростовской области.

    Теперь начинается главная и так сказать романтическая часть моего рассказа о судьбе моей бабки

    Попала значит бабка в колонию при заводе, на заводе делали разного рода металлоизделия, ну там кровати из железных трубок, помните наверное были такие, сетка натянутая на раму и дуги из трубок, электрообогреватели, электроводогрейки, ну и все такое.
    Бабка моя в молодости была видная, красивая, а режим в колонии был не особо строгий, срок отбывали в основном за мелкие правонарушения, поэтому, не смотря на то, что бараки, были отдельно для мужчин и женщин, непосредственно в цехах, работали вместе и мужчины и женщины.

    Ну и значится познакомилась там моя бабка с мужчиной своей мечты так-скать , старше бабки был лет на 10, до тюрьмы работал инженером, с высшим образованием, интеллигентный, срок такой же как и у бабки, посадили тоже за какую-то ерунду и по времени срок совпадает, то бишь, на свободу должны почти одновременно выйти, роман завязался бурный и все шло к тому, что по освобождению должны были пожениться.

    Но… тут как всегда появляется русское «Но» . Из НКВД пришел запрос в тюрьму на этого человека, оказывается он в войну, при немцах в Киеве, запустил завод и был на этом заводе главным инженером, преступление конечно не особо тяжкое, людей не убивал, НО поддержка фашистского режима и все такое, короче забрали его из этой тюрьмы в другую и увезли далеко на север. Ну бабка пыталась писать ему, после выхода на свободу начала искать его, куда ток не писала, но так его и не нашла.

    Мужиков после войны не хватало, а время поджимало, замуж выходить нужно, детей рожать нужно, первый раз вышла замуж моя бабка не удачно, муж сильно пил, частенько бил её, развелась. Второй раз вышла замуж (за моего деда то бишь), любви особой не было как я понял, но дети родились, все стерпелось, прижилось, муж выпивал но хотя бы драться не кидался и то хорошо по тем временам, но от пьянки как я понял, в конце концов и помер, так и прожила жизнь вспоминая все время своего инженера.
    Даже будучи замужем пыталась его найти через людей вышедших из колонии на свободу. Но видать не судьба ей была выйти замуж по любви. Когда мужиков в два раза меньше женщин, женщинам выбирать мужиков особо не приходится, хоть бы вообще выйти замуж, а то ведь и рожали детей без мужей и воспитывали сами, такая вот жизнь была в те годы. История конечно не такая красивая как большинство историй в этой ветке форума, но тоже отражает ту эпоху, то время, те судьбы которые были во многом похожими.

    Вот собственно и все, прошу прощения если концовка вышла не слишком киношной
    Эх Аврора... где же был твой айсберг.

  5. Следующие 4 пользователя говорят Спасибо Manny Stakhanov за это сообщение:

    Elena Swissbel (19.01.2009), Marina Lilleke (02.02.2009), Natalia Kovatsch (11.10.2013), Главный Редактор (07.11.2007)

  6. #15
    Постоянный Житель Форума Аватар для Mэри Поппинс
    Регистрация
    19.04.2007
    Адрес
    в пути
    Сообщений
    166
    Спасибо
    31
    Был поблагодарен 86 раз
    за 48 сообщений

    По умолчанию

    "Жди меня" и немцы
    Девушка Рита - немка из Германии, молодая мама (23 года), ждёт второго мальчика на 7 месяце беременности. Молодой папа счастлив и скоро они хотят сыграть свадьбу.
    Как хорошо, когда мечты сбываются, и у Риты есть непреодолимое желание-мечта -- увидеть свою маму и пригласить на свадьбу. У Риты есть приёмные родители, они взяли к себе Риту и её брата близнеца, когда им было 2 годика. Родились дети в Казахстане.
    Мечта растёт с каждым днём, усиливиясь с каждым биением сердца малыша под грудью Риты. Молодой папа на удивление для себя и любимой узнал, что до Казахстана 5 тысяч километров. Денег на поездку не хватало и приёмная мать отказала в помощи; после их ссоры приёмный отец Риты принёс всё же ей деньги; он же дал и номер телефона тёти Риты в Караганде.
    Но как же с родной мамой говорить? Русского языка Рита не знает, хотя в детстве ей давали уроки.
    Ах, какое благо: у Риты есть коллегиня, которая говорит по-русски.
    Звонки в Казахстан... Беременная девушка дрожащим голосом отстреливает записанные фразы: "Пьривет! Эта Рит..". Ах связь оборвалась. На молоденьком красивом личике вдруг сжимаются все черты лица вместе: "Ой, они не хотят слышать может. Ах, как же это будет".
    -"Пьривет! Эта Рита из Германия. Я Галинас дочь. Ты меня знаешь?".
    -"нет". Это была дочь тёти Риты. Конечно она о ней не слышала.

    Беременная девушка летит с братом в Казахстан и после 8 часов пути ищет маму на базаре. Ей сказала тётя, что мама работает на базаре.
    Потом Рита совсем разнервничавшись звонит по тому же тётиному телефону: "Гдье ты живьюшь",- выдала Рита из каких-то закромов памяти.
    Потом брат с сестрой, побывав у тёти, отправились с ней же на такси к маме.
    Мечта сбылась. Объятия.

    Мама оказалась алко- и наркозависимой бомжихой.
    Последний раз редактировалось Фунтик Жанна; 30.07.2011 в 17:35.

  7. #16
    Постоянный Житель Форума Аватар для Фунтик Жанна
    Регистрация
    28.03.2007
    Адрес
    Швейцария, Locarno
    Сообщений
    5,496
    Спасибо
    446
    Был поблагодарен 1,740 раз
    за 1,186 сообщений

    По умолчанию

    Счастье в семейной жизни передается по наследству

    Ученые впервые обнаружили генетическую основу удовлетворенности в браке. Почему одни люди довольны - некоторые даже очень - своим браком, а другие нет? Этот, казалось бы, риторический вопрос задали себе американские исследователи из Калифорнийского университета в Беркли (UC Berkeley) и Северо-Западного университета (Northwestern University). Ответ искали почти четверть века - с 1989 года, прослеживая судьбу 156 супружеских пар. И на днях сообщили в журнале Emotion: да, конечно, люди-то, действительно, разные, но субъективные причины не главное. Основа счастливого или, наоборот, несчастливого брака все же генетическая. Иными словами, удовлетворенность им передается по наследству. И зависит от гена под названием 5-HTTLPR, который управляет уровнем серотонина - гормона счастья, как его иногда называют.Как объяснил один из руководителей исследования Роберт Левенсон (Robert W. Levenson), от уровня серотонина в организме зависит эмоциональная реакция человека на те или иные события в семейной жизни. И, соответственно, на взаимоотношения супругов. Так и получается, что ген влияет на них.У гена 5-HTTLPR несколько вариаций - аллелей: длинная и короткая. Владельцы коротких оказались самыми эмоциональными. И самыми несчастливыми в браке. Потому что они очень бурно реагировали на возникающие неприятности - часто злились, скандалили. Хотя столь же искренне и радовались чему-то хорошему.А те супруги, у которых были выявлены длинные аллели, редко "включали" эмоции и почти не учитывали их, формируя свое отношения к семейной жизни. То есть, были удовлетворены браком. Как правило.Вариации гена 5-HTTLPR наследуются от родителей. Стало быть, и удовлетворенность браком - по крайней мере на уровне ощущений - передается от поколения к поколению. Соответственно, если установить точно, насколько были счастливы папа и мама, то можно спрогнозировать и собственную удовлетворенность. При условии, конечно, разумного выбора партнера. Подверженность эмоциям брак отнюдь не укрепляет. То есть, сочетание двух коротких аллелей "гена супружеского счастья", а по жизни, двух импульсивных людей - не самое лучшее для семейной жизни. В смысле удовлетворения ею. Хотя ученые уверяют, что таких "короткогенных" супругов нельзя считать совсем уж несовместимыми. В процессе исследования они наблюдали исключения. Открытие американских ученых безусловно полезно для укрепления семьи. Ведь оно перекладывает вину за неудовлетворенность браком с партнера на самого неудовлетворенного. Мол, это не он мне всю жизнь испортил, а гены у меня такие. И что тут поделать? Природа… В итоге, человек перестает терзать себя мыслями о том, что мог бы жениться (выйти замуж) на другой (за другого) и тогда бы обрести настоящее счастье в браке. Мысли о разводе уходят. Ранее неудовлетворенный постепенно успокаивается и начинает радоваться текущей жизни.

  8. #17
    Постоянный Житель Форума Аватар для Фунтик Жанна
    Регистрация
    28.03.2007
    Адрес
    Швейцария, Locarno
    Сообщений
    5,496
    Спасибо
    446
    Был поблагодарен 1,740 раз
    за 1,186 сообщений

    По умолчанию

    Жених сел в тюрьму за срыв своей свадьбы

    Житель Ливерпуля забыл забронировать зал церемонии бракосочетания и поэтому решил сорвать свою свадьбу. Однако сделал он это довольно необычным способом – молодой человек сообщил о бомбе в здании, где должно было состояться мероприятие. За это он получил год тюрьмы. Пока невеста готовилась к церемонии, Нил МакАрдл выскользнул из своего дома и направился к телефонной будке. Он позвонил в полицию и сказал, что в Сент-Джордж-Холл заложена бомба. При этом британец подчеркнул, что она должна взорваться в течении 45 минут. Правоохранители тут же эвакуировали всех из здания и вызвали аварийно-спасательные службы. Когда влюбленные приехали к месту своего бракосочетания, они увидели сотни полицейских, сообщает The Guardian. Позже было обнаружено, что никакой бомбы в здание заложено не было. Более того, после этого выяснилось, что жених не забронировал Сент-Джордж-Холл, где должна была состояться его свадьба. МакАрдл признался своей невесте в проступке. По его словам, он сообщил о бомбе, потому что сильно "запаниковал". Полицейские услышали этот разговор и арестовали мужчину. В зале суда он не отрицал свою вину. Однако все же служители Фемиды приговорили молодого человека к году лишения свободы. Несмотря на это, влюбленные не расстались. Девушка простила своему жениху забывчивость и закрыла глаза на его столь необычное решение сложившейся

  9. #18
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию



    Дарья Макарова

    Сегодня умер мой сын, ему было 8,5 месяцев. Это случилось ровно 5 лет назад.
    И сегодня я хотела бы рассказать, насколько мы больны.
    После смерти Максима я потеряла смысл жизни. Я не понимала, что происходит, не знала какое время суток, мое тело существовало, но меня в нем не было. Так продолжалось несколько дней, пока я не выплеснула часть своей боли на бумагу - пока не написала свой рассказ, который не смогла дописать до конца. Рассказ я прочитала на похоронах - 16 ноября, и мои родственники попросили его опубликовать.
    С тех пор вы меня знаете. Случилась огромная история, много дел сделано, но не сделано главное - я не смогла сломать черствость и безразличие в тех, кто сообщает родителям о смерти детей.
    За пол года до смерти Максюши, моя сводная сестра потеряла сына (внутриутробная смерть за день до родов), и она мне рассказала КАК в Европе обращаются в таком случае с родителями. Я была поражена чуткости, такту и бережному отношению медработников.
    Но это у них...у них есть специальные комнаты в больницах, где родители могут переодеть малыша, покачать его на руках в последний раз, ПОЦЕЛОВАТЬ свое дитя...они могут отпустить его.
    Формат этого отношения задает международный фонд SANDS (рекомендую погуглить), в России их нет.
    Как было со мной:
    Утром 12 ноября нас с мужем пригласили к 12:00 на консилиум, с нами говорили и вешали лапшу на уши...но нас не пустили к сыну после консилиума, который проходил в соседней комнате от реанимационной палаты. Меня буквально под руки выводили из отделения. Выставив нас за дверь, нам сказали, что часы приема как обычно, уходите....но мы не ушли.
    Мы стояли перед дверью, выслушивая ворчание медперсонала о том, что мы мешаем всем. Я помню то ощущение вакуума - ни боли, ни страдания, просто вакуум. И я в нем...просто жду, как окуклившаяся гусеница. Прошло 2 часа, к нам вышел зав.реанимацией...ну как вышел...он выглянул изза двери и сказал:
    - уезжайте отсюда, вам здесь делать нечего, ваш сын умер.
    И всё. И точка.
    Я вышла из оцепенения и услышала издалека свой голос:
    - но как...?...вы же говорили...врачи же видели его...почему умер?...как это возможно?!
    - уезжайте, вы мешаете остальным.
    - но можно его увидеть? Попрощаться хотя бы?!
    - получите тело из морга и попрощаетесь!
    И закрыл дверь на замок.
    И тут первый провал в памяти - не помню, что именно произошло, но, говорят, я пинала дверь реанимации ногами и кричала, чтобы меня пустили к сыну, что я не уйду, пока не увижу его.
    Дверь открылась и мне сделали строгий выговор, пообещали вызвать охрану и вывести меня из больницы насильно.
    Не знаю как, но я уговорила врача отвести нас к Максюше.
    Реанимационный зал. Старый советский кафель, облезлая дермантиновая кушетка, на ней лежит сверток. Подхожу на ватных ногах и боюсь заглянуть свертку в лицо. Муж обнимает меня...но мы не плачем. Мы просто не верим. Большего ощущения сюрреализма в моей жизни не было.
    Возле нас стоит кто-то из сотрудников реанимации и строгим голосом выдает команды:
    - руками не трогать! Близко не подходить!
    Этот голос возвращает меня в реальность и в голове проскальзывает мысль: "я никогда этого не забуду. Это же кошмар какой-то". Поворачиваюсь на голос и спрашиваю:
    - а можно его поцеловать?
    - нет!
    Вот поймите - НЕЛЬЗЯ матери целовать своего сына. Нельзя и все тут. Не положено. В их БОЛЬНОЙ системе коррдинат, где все с ног на голову, где человеческая жизнь не значит ничего, где нет ничего человечного, нет добра и сострадания, в их мире матери запрещено целовать ребенка, а тем более - взять на руки.
    Это наше общество...его значительная часть. Это электорат. Это народ....больной, бездушный, тупо выполняющий инструкции, придуманные нелюдями.
    В нашей стране НЕЛЬЗЯ родителям посещать детей в реанимации (нам с мужем давали по 2 (!!!) минуты один раз в день), НЕЛЬЗЯ попрощаться с умершим ребенком, НЕЛЬЗЯ взять его на руки.
    Много чего нельзя. В ретроспективе последних 55 часов жизни моего Максима, могу сказать, что отношение к нам - скотское. И страшно, что люди, работающие внутри системы, не родились такими, а стали, благодаря системе. Правила и регламенты написаны какими-то роботами-фашистами.
    И, я точно знаю, что если бы тогда с нами поступили по-человечески, если бы к нашей потере и нашему горю отнеслись бережно, если бы позволили проститься с сыном и отпустить его, то я не стала бы эти пять лет заниматься благотворительностью, политикой и изменением системы здравоохранения.
    Пять лет я работала бесплатно, помогая родителям маленьких пациентов, заставляя систему работать. Исправляя ошибки чиновников...
    И каждый день я заставляла себя вставать и идти, это было смыслом моей жизни...
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  10. Следующие пользователи говорят Спасибо Kuki Anna за это сообщение:

    Vera Riviera (26.01.2016)

  11. #19
    Food Blogger Постоянный Житель Форума Аватар для Vera Riviera
    Регистрация
    26.02.2007
    Адрес
    Швейцария
    Сообщений
    1,860
    Записей в дневнике
    2
    Спасибо
    1,426
    Был поблагодарен 1,811 раз
    за 921 сообщений

    По умолчанию

    Семь ступеней любви...



    Степень первая: конфетно-букетный период или «химия любви» (длится приблизительно 18 месяцев). Когда мужчина и женщина встречаются и влюбляются друг в друга, у них в организме вырабатываются определенные гормоны, которые окрашивают мир в яркие цвета. В этот момент голос кажется бесподобным, любая глупость кажется удивительной. Человек находится в состоянии наркотического опьянения. В этот период не следует принимать какие-либо решения, так как действие этого наркотика когда-то закончится и все придет на круги своя.

    Степень вторая: фаза, которая обязательно наступает после первой, когда чувства умиротворяются, это фаза пресыщения.

    Степень третья: эта фаза отношений называется отвращение. Она обязательна для любых долгосрочных отношений. На фазе отвращения начинаются ссоры, как будто вам дали лупу и вы концентрируетесь на недостатках, которые есть у партнера. Самый легкий и самый плохой выход из этого – это развод. Что плохого? Это то, что вы снова вступаете в конфектно-букетный период с другим партнером. Есть люди, которые только и вращаются на этих трех фазах. В Ведах эти фазы считаются уровнем ниже цивилизованного человека, так как в настоящие отношения вы еще не вступали.

    Степень четвертая: Следующая фаза, это терпение. Ссоры между партнерами продолжаются, но они носят на такой фатальный характер как в предыдущем периоде, так оба знают, что когда ссора закончится, отношения снова восстановятся. Если мы прикладываем усилия в строну развития терпения, то нам воздается развитием разума. Таков закон природы. Итак, на этой фазе нам дается разум.

    Степень пятая: фаза долга, или уважения - это первая стадия любви. До этого любви еще не было. Я начинаю думать не то, что он мне должен, а то, что я ему должна. Сосредоточенность на своих обязанностях развивает нас.

    Степень шестая: это дружба. Дружба - это серьезная подготовка к любви.

    Степень седьмая: это любовь. Любовь это не дешевая вещь. К ней идут всю жизнь. Любви обучаются через различные жизненные ситуации, причем в долгосрочных, близких отношениях. Любовь – это не то, что сваливается внезапно к нам на голову, для любви мы зреем, отказываясь от эгоизма внутри себя. Родителей мы выбираем? Нет, мы любим тех, кто нам достались. Братьев и сестер мы выбираем? Нет, мы должны любить тех, кого нам Бог послал. Единственного кого мы выбираем, это своего мужа или жену. Затем к нам приходят дети. Их разве мы выбираем? Нет, мы любим тех, кого нам Бог послал, затем дети приводят своих невесток или женихов. Их мы выбираем? Нет, нам надо терпеть и любить, кого нам Бог послал, расширять свое сердце и ценить тех, кто рядом с нами. Поэтому людям, которые собираются разводиться, для начала надо познакомиться друг с другом, затем подружиться, а потом уже полюбить друг друга. Большинство пар воспринимают это скептически, но это то, как мы живем. До тех пор пока мы будем думать, что любовь - это зефир в шоколаде, мы не поймем что такое любовь. Любовь подобна шести вкусам, в которой есть и сладкий вкус и соленый и терпкий и вяжущий и острый и даже горький. Мы не должны требовать что-то от другого человека, мы просто должны быть преданы нашей любви. Преданность – это главное качество любви. Если у Вас "закончилась любовь", будьте уверены – она никогда и не начиналась.

  12. #20
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию

    Я родила от гея! Реальные истории беременности

    На что готова пойти женщина, когда начинают тикать ее биологические часы, а идеального мужчины на горизонте нет? Наша героиня, взвесив все «за» и «против», решила родить ребенка



    Сколько себя помню, я мечтала быть мамой. Варить кашу по утрам, а днем кипятить и гладить крошечные пеленки, вечером наливать ванночку для купания. Водить детей в садик, читать им книжки на ночь, проверять уроки после школы, тайком целовать их спящих, уже повзрослевших и таких самостоятельных... Я чувствовала: это мое, я – прирожденная мама. Годы шли быстро, быстрее, чем надо, может быть, а идеальный папа все никак мне не встречался. Нет, не то чтобы у меня были нереальные требования к отцу моих будущих детей. Я мечтала о добром, щедром и веселом парне. Периодически казалось, что вот же Он, но что-то не складывалось. От одного слышала «нам рано заводить детей, давай поживем для себя», другой оказался скуповат, третьего не одобрили мои родители. А для меня их мнение всегда было важно, так уж меня воспитали.

    Ну и вот как-то так сложилось: в 30 лет я поняла­, что зря теряю время в ожидании. Что, возможно, идеальный отец и идеальный спутник жизни не одно и то же. Я сказала себе: «Люба (здесь и далее – имена изменены. – прим. MC), надо просто родить, а если ты встретишь настоящую любовь, то тебя и с ребенком примут». Я стала читать в Интернете, как женщины решали «проблему», похожую на мою. ЭКО я отмела, потому что «не по-божески», а, главное, у моего ребенка не будет отца. Который бы играл с сыном в футбол, а дочку катал на плечах и называл принцессой. И вот на одном из форумов, где девушки болтают о нашем, о женском, набрела на тему «я родила от гея».

    Шок! Первая мысль: это бред! Чему такой отец научит ребенка?! Но начала читать... и поняла, что такой папа по сути ничем не отличается от традиционного. Стала переписываться с девчонками, родившими от парней другой ориентации. Да, эти папы приходящие, но в большинстве своем они так же любят малышей, приезжают, играют, гуляют, дают деньги, возят отдыхать и плачут, услышав первое «папа». Короче, все как с обычным мужчиной, с той лишь разницей, что ты понимаешь: он – отец твоего малыша, но твоим мужем он никогда не будет. Я решила рискнуть, пошла на сайт знакомств, как меня нау­чили на форуме мамочек, и в разделе «девушка ищет нетрадиционную пару для материнства» создала свою анкету: Любовь, 30 лет, не замужем, москвичка, без материальных проблем, курю, ищу мужчину, состоящего в длительных таких-то отношениях, без вредных привычек, серьезного, твердо стоящего на ногах и т.д.

    Откликнулись несколько ребят. На первое «свидание» я шла на ватных ногах. И... я им не подошла: как мы позже выяснили в переписке, я показалась им полноватой (вдруг малыш пойдет в нее?) и слишком строгой (вдруг она будет воспитывать ребенка ремнем?).

    Представляете?! Вот такой серьезный подход. Что-то не припомню, чтобы традиционные мужья моих подруг думали о подобных вещах.



    Чем больше встреч, тем четче я понимала – я на правильном пути: большинство парней основательно подошли к вопросу отцовства, вплоть до того, что на первую встречу приносили результаты анализов, чтоб я была уверена: со здоровьем все в порядке.

    Моей Олечке четыре года. Ее папа покорил меня тем, что спустя час после приятного общения, смущаясь, достал тетрадь и дал мне ее почитать. Там были письма к нашей будущей Оле. Оказалось, Леша уже пару лет делает эти заметки. Я прочитала абсолютно мои мысли. Про то, как он на руках несет ребенка в море – первый заплыв! И про то, как он робко меняет памперсы, и про бабушек-дедушек, и про предполагаемую меня – самое подкупающее: «мама – непререкаемый авторитет».

    Но познакомиться и даже подружиться – это одно, а как лечь в постель с чужим мужчиной и без любви сделать ребенка? Ведь я, да и Леша тоже, решили, что современные репродуктивные технологии – не наш путь. Скажу честно, в первую попытку я ждала­ овуляцию как на иголках, психовала, вдруг начала считать себя ненормальной – у всех мужья и семьи, а я должна спать с геем, чтоб родить, – и конечно, у нас ничего не вышло. Слава богу, Лешка оказался мужиком понимающим, мы провалялись в постели в пижамах почти целый день: смотрели кино, болтали, он травил анекдоты, бегал на кухню за бутербродами и чаем и никуда меня не торопил. А про мою ненормальность просто сказал: «У каждого свой путь к счастью, наш не лучше и не хуже, просто чуть сложнее». А еще привел статистику, сколько детей в мире рождается­ в таких семьях, как у нас, сколько через ЭКО. Он врач, знал, о чем говорил. Цифры и встреча с приятельницей, которая увидела меня с Лешей в кафе и оценила его на пятерку по пятибалльной шкале (не подозревая о его ориентации), меня окончательно примирили с действительностью. Через месяц мы сделали еще одну попытку. Как обычно, отследила овуляцию по температуре, смснула «папе»: «Пора!» Зачем-то надела красивое белье, наверное для того, чтобы чувствовать себя уверенней. Но сработало. Леша его заметил! И как-то все легко случилось. Да, без моего­ оргазма, но мы так были сосредоточены на другом – в тот момент я о своем удовольствии не думала.

    Томить не буду: чуда не случилось, с первой попытки я не забеременела. Лешка сказал, что это нормально и он к марафону готов. Наш «марафон» длился 4 месяца. Когда кровь показала, что гормон ХГЧ уже подрос до нескольких сотен, я прыгала до потолка. Внутри меня маленькая Олечка! Или маленький Сережа! Я ведь имена придумала давно, а наш папа не возражал. Сказал: «Ты мама, ты и решишь, от меня и так будет отчество и фамилия». Почему я решила записать ребенка под фамилией отца, наверное, объяснять не надо: стою на том, что отец принципиально важен в жизни детей. Леша и его парень, который меня в шутку звал «конкурентка», приехали вечером отметить событие. Я не знаю, как уж бойфренд на самом деле воспринимал все происходящее, но вида, что ревнует или нервничает, никогда не подавал. Да и я в какой-то момент запретила себе думать о нем: это могло отдалить нас от желанной цели.

    Беременность я помню как в тумане. Постоянный жуткий токсикоз, скачущие гормоны, я ем ведрами. Месяце на шестом меня переклинило: я стала умолять Лешку пожениться. Прямо каждый день названивала и рыдала в трубку: «Пожалуйста, женись на мне, будем жить вместе, ты изменишься, вот увидишь!» Какое счастье, что он сумел меня переубедить. Мягко, но твердо повторял: «Люба, мы все равно на всю жизнь вместе, зачем нам брак?»

    На родах Леша не присутствовал. Да и обычного мужа я бы не хотела там видеть. Мне и без него было трудно, а вот за красивую встречу из роддома, коляску, кроватку и приданое я нашему папе благодарна. Все купил, привез вовремя, собрал... Еще до рождения Ольги Алексеевны он сказал, что будет каждый месяц класть на ее персональный счет к 18-летию по 200 евро (он называет это стартовым капиталом). Дочке уже 4 года, и каждый месяц я получаю смс: «Деньги перевел». Это помимо прочих расходов на ребенка. Не могу сказать, что Леша нас содержит. Скорее, мы делим расходы на ребенка поровну. Приезжает он нечасто, увы. Это меня несколько огорчает, я бы хотела, чтобы Оля не ждала папу неделями. Но... я не исключаю, что в жизни дочери скоро появится еще один папа. Дело в том, что недавно я встретила молодого человека. Как когда-то мечтала: доброго, щедрого, веселого. Не гея. Морально готовлюсь к разговору с Лешей, нервы вибрируют. Конечно, своему молодому человеку я не стану рассказывать всей правды, тему ориентации я оставлю за скобками. Для традиционной мужской психики это испытание.

    Кстати, для моих родителей работает легенда, что мы с отцом Олечки «решили остаться друзьями». Вообще мой опыт – это ни в коем случае не призыв «делай как я». Я рассказала это лишь для того, чтобы вы помнили слова Леши: не бывает единственно верного решения, у каждого свой путь в жизни.



    От редакции

    В нашем журнале мы даем трибуну различным точкам зрения. Рассказ Любы – это не отрицание классической семьи и не ода представителям нетрадиционной ориен­тации. На этом, кстати, настаивает и сама героиня­, которая на момент подписания номера начала готовиться к свадьбе – вполне себе традиционной.
    Фото: Getty Images
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

Страница 2 из 3 ПерваяПервая 123 ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Похожие темы

  1. Кем вы были в прошлой жизни? Тест
    от Yasmin Hasmik в разделе Игры. Тесты. Загадки. Кроссворды
    Ответов: 19
    Последнее сообщение: 24.09.2009, 16:52
  2. Житейские истории...Расскажи свою историю...Поделись с нами историей своей жизни...
    от Главный Редактор в разделе Будем знакомы - представьтесь!
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 24.07.2009, 01:06
  3. Тест.Где вы жили в прошлой жизни?
    от Yasmin Hasmik в разделе Игры. Тесты. Загадки. Кроссворды
    Ответов: 34
    Последнее сообщение: 14.01.2009, 18:01

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •