Уважаемые читатели! С июня 2016 года все сообщения форума переезжают в доступный для чтения архив. Остальной функционал интернет-портала «Вся Швейцария на ладони» работает без изменений: свежие новости Вы найдете на главной странице сайта, бесплатно разместить объявление сможете на "Доске частных объявлений". Следите за нашими новостями в социальных сетях: страница в Facebook и официальная группа в Facebook, страница в сети "Одноклассники". Любители мобильных устройств могут читать новости, афишу культурных мероприятий и слушать русское радио, скачав приложение "Ladoshki" для iOS и приложение для устройств Android. Если Вы еще не являетесь нашим подписчиком, но хотели бы получать анонс культурных событий на свой электронный адрес, заполните анкету на форуме, и Ваш адрес мы добавим в список рассылки. По вопросам сотрудничества и размещения рекламы обращайтесь по адресу: inetgazeta@gmail.com или звоните на контактный номер редакции: +41 76 460 88 37

Показано с 1 по 6 из 6

Тема: О поэтах. Классики и современники

  1. #1
    Хочешь выглядеть стильно - спроси её как! Постоянный Житель Форума Аватар для Ksenia Lambiel
    Регистрация
    15.11.2010
    Адрес
    Москва, Россия
    Сообщений
    2,550
    Записей в дневнике
    14
    Спасибо
    4,974
    Был поблагодарен 3,502 раз
    за 1,463 сообщений

    По умолчанию О поэтах. Классики и современники

    Шарль Пьер Бодлер, Charles Pierre Baudelaire



    Перед нами - публичная исповедь Бодлера, впрочем, столько же публичная, сколько интимная.
    В. Алексеев



    5 июня 1857 года вышло первое издание книги французского поэта Шарля Бодлера «Цветы зла», ставшей предтечей декадентства. Лирический герой поэтического цикла разрывается между идеалом духовной красоты и красотой порока, его терзают ощущение раздвоенности и жажда смерти.

    Однако спустя месяц после его издания Бодлера обвинили в имморализме и привлекли к судебному разбирательству. Генеральный прокурор Франции обвинил «Цветы зла» в том, что они бросают вызов законам, защищающим религию и нравственность. Стихотворения «Отречение Святого Петра», «Авель и Каин», «Литании Сатане», «Вино убийцы...» были названы сплошным богохульством.

    Судьи не смогли определить, сознавал ли поэт, что он богохульствует. За оскорбление общественной морали и нравов Бодлер осудили и обязали заплатить крупный штраф.



    На суде ему запретили переиздавать "Цветы Зла" без купюр – так называемых осуждённых стихотворений, считавшихся наиболее хулиганскими. Большую часть своей короткой жизни поэт прожил в трагической нищете.

    Осужденные стихотворения были запрещены к продаже и публикации на территории Франции до 31 мая 1949 года, когда кассационный суд вынес решение, что оценка первых судей не учитывала символического смысла поэзии и выглядела весьма произвольной.



    ВРАГ
    Моя юность прошла, словно буря над садом,
    В блеске призрачных солнц этот бешеный шквал
    Сразу весь урожай погубил своим градом
    И с деревьев листву, искромсав, посрывал.
    Вот и буре конец, только я уже вряд ли
    Соберу в том саду золотые плоды.
    Надо землю ровнять, брать лопату и грабли…
    Но воздаст ли Господь за благие труды?
    И найдут ли – как знать? – новых мыслей растенья
    Нежный сок, что весной возбудит их цветенье
    В почве, вымытой словно песок у реки?
    Время точит наш дух и мы стонем от боли,
    А невидимый Враг всем мольбам вопреки
    Жрёт и жрёт нашу плоть, свирепея всё боле.
    (перевод Вадима Алексеева)



    Безумье, скаредность, и алчность, и разврат
    И душу нам гнетут, и тело разъедают;
    Нас угрызения, как пытка, услаждают,
    Как насекомые, и жалят и язвят.
    Упорен в нас порок, раскаянье - притворно;
    За все сторицею себе воздать спеша,
    Опять путем греха, смеясь, скользит душа,
    Слезами трусости омыв свой путь позорный.
    И Демон Трисмегист, баюкая мечту,
    На мягком ложе зла наш разум усыпляет;
    Он волю, золото души, испепеляет,
    И, как столбы паров, бросает в пустоту;
    Сам Дьявол нас влечет сетями преступленья
    И, смело шествуя среди зловонной тьмы,
    Мы к Аду близимся, но даже в бездне мы
    Без дрожи ужаса хватаем наслажденья;
    Как грудь, поблекшую от грязных ласк, грызет
    В вертепе нищенском иной гуляка праздный,
    Мы новых сладостей и новой тайны грязной
    Ища, сжимаем плоть, как перезрелый плод;
    У нас в мозгу кишит рой демонов безумный.
    Как бесконечный клуб змеящихся червей;
    Вдохнет ли воздух грудь - уж Смерть клокочет в ней
    Вливаясь в легкие струей незримо-шумной.



    До сей поры кинжал, огонь и горький яд
    Еще не вывели багрового узора;
    Как по канве, по дням бессилья и позора,
    Наш дух растлением до сей поры объят!
    Средь чудищ лающих, рыкающих, свистящих
    Средь обезьян, пантер, голодных псов и змей,
    Средь хищных коршунов, в зверинце всех страстей
    Одно ужасней всех: в нем жестов нет грозящих
    Нет криков яростных, но странно слиты в нем
    Все исступления, безумства, искушенья;
    Оно весь мир отдаст, смеясь, на разрушенье.
    Оно поглотит мир одним своим зевком!
    То - Скука! - облаком своей houka* одета
    Она, тоскуя, ждет, чтоб эшафот возник.
    Скажи, читатель-лжец, мой брат и мой двойник
    Ты знал чудовище утонченное это?!



    БЕАТРИЧЕ

    В пустыне выжженной, сухой и раскаленной
    Природе жалобы слагал я исступленный,
    Точа в душе своей отравленный кинжал,
    Как вдруг при свете дня мне сердце ужас сжал
    Большое облако, предвестье страшной бури,
    Спускалось на меня из солнечной лазури,
    И стадо демонов оно несло с собой,
    Как злобных карликов, толпящихся гурьбой.
    Но встречен холодно я был их скопом шумным;
    Так встречная толпа глумится над безумным.
    Они, шушукаясь, смеялись надо мной
    И щурились, глаза слегка прикрыв рукой:
    "Смотрите, как смешна карикатура эта,
    Чьи позы - жалкая пародия Гамлета,
    Чей взор - смущение, чьи пряди ветер рвет;
    Одно презрение у нас в груди найдет
    Потешный арлекин, бездельник, шут убогий,
    Сумевший мастерски воспеть свои тревоги
    И так пленить игрой искусных поз и слов
    Цветы, источники, кузнечиков, орлов,
    Что даже мы, творцы всех старых рубрик, рады
    Выслушивать его публичные тирады!"
    Гордец, вознесшийся высокою душой
    Над грозной тучею, над шумною толпой,
    Я отвести хотел главу от жалкой своры;
    Но срам чудовищный мои узрели взоры...
    (И солнца светлая не дрогнула стезя!)
    Мою владычицу меж них увидел я:
    Она насмешливо моим слезам внимала
    И каждого из них развратно обнимала



    Люблю тот век нагой, когда, теплом богатый,
    Луч Феба золотил холодный мрамор статуй,
    Мужчины, женщины, проворны и легки,
    Ни лжи не ведали в те годы, ни тоски.
    Лаская наготу, горячий луч небесный
    Облагораживал их механизм телесный,
    И в тягость не были земле ее сыны,
    Средь изобилия Кибелой взращены —
    Волчицей ласковой, равно, без разделенья,
    Из бронзовых сосцов поившей все творенья.
    Мужчина, крепок, смел и опытен во всем,
    Гордился женщиной и был ее царем,
    Любя в ней свежий плод без пятен и без гнили,
    Который жаждет сам, чтоб мы его вкусили
    А в наши дни, поэт, когда захочешь ты
    Узреть природное величье наготы
    Там, где является она без облаченья,
    Ты в ужасе глядишь, исполнясь отвращенья,
    На чудищ без одежд. О мерзости предел!
    О неприкрытое уродство голых тел!
    Те скрючены, а те раздуты или плоски.
    Горою животы, а груди словно доски.
    Как будто их детьми, расчетлив и жесток,
    Железом пеленал корыстный Пользы бог.
    А бледность этих жен, что вскормлены развратом
    И высосаны им в стяжательстве проклятом
    А девы, что, впитав наследственный порок
    Торопят зрелости и размноженья срок!
    Но, впрочем, в племени, уродливом телесно,
    Есть красота у нас, что древним неизвестна,
    Есть лица, что хранят сердечных язв печать, —
    Я красотой тоски готов ее назвать.
    Но это – наших муз ущербных откровенье.
    Оно в болезненном и дряхлом поколенье
    Не погасит восторг пред юностью святой,
    Перед ее теплом, весельем, прямотой,
    Глазами, ясными, как влага ключевая, —
    Пред ней, кто, все свои богатства раздавая,
    Как небо, всем дарит, как птицы, как цветы,
    Свой аромат и песнь и прелесть чистоты.



    Все что вы видите во мне - это не мое, это ваше. Моё - это то, что я вижу в вас.


  2. Следующие 3 пользователя говорят Спасибо Ksenia Lambiel за это сообщение:

    Irina Piero (16.09.2011), Yasmin Hasmik (16.09.2011), Елена Искристая (16.09.2011)

  3. #2
    Постоянный Житель Форума
    Регистрация
    04.03.2010
    Адрес
    Bern Schweiz
    Сообщений
    407
    Записей в дневнике
    12
    Спасибо
    312
    Был поблагодарен 313 раз
    за 145 сообщений

    По умолчанию

    Зинаида Гиппиус



    ЛЮБОВЬ - ОДНА


    Единый раз вскипает пеной
    И рассыпается волна.
    Не может сердце жить изменой,
    Измены нет: любовь - одна.

    Мы негодуем иль играем,
    Иль лжем - но в сердце тишина.
    Мы никогда не изменяем:
    Душа одна - любовь одна.

    Однообразно и пустынно,
    Однообразием сильна,
    Проходит жизнь... И в жизни длинной
    Любовь одна, всегда одна.

    Лишь в неизменном - бесконечность,
    Лишь в постоянном - глубина.
    И дальше путь, и ближе вечность,
    И всё ясней: любовь одна.

    Любви мы платим нашей кровью,
    Но верная душа - верна,
    И любим мы одной любовью...
    Любовь одна, как смерть одна.


    Анна Ахматова



    Двадцать первое. Ночь. Понедельник.


    Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
    Очертанья столицы во мгле.
    Сочинил же какой-то бездельник,
    Что бывает любовь на земле.

    И от лености или от скуки
    Все поверили, так и живут:
    Ждут свиданий, бояться разлуки
    И любовные песни поют.

    Но иным открывается тайна,
    И почиет на них тишина…
    Я на это наткнулась случайно
    И с тех пор все как будто больна.


    Марина Цветаева




    В черном небе слова начертаны...
    В черном небе слова начертаны -
    И ослепли глаза прекрасные...
    И не страшно нам ложе смертное,
    И не сладко нам ложе страстное.

    В поте - пишущий, в поте - пашущий!
    Нам знакомо иное рвение:
    Легкий огнь, над кудрями пляшущий,-
    Дуновение вдохновения!

  4. Следующие 2 пользователя говорят Спасибо Svetlana Luotari за это сообщение:

    Fashion Bunny (16.09.2011), Ksenia Lambiel (16.09.2011)

  5. #3
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,975
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,290
    Был поблагодарен 28,412 раз
    за 19,370 сообщений

    По умолчанию


    Бунт Фауста



    Легенда о Фаусте

    Еще в ранние годы внимание Гёте привлекла народная легенда о Фаусте, возникшая в XVI веке.

    В XVI веке феодализму в Германии были нанесены первые серьезные удары. Реформация разрушила авторитет католической церкви; мощное восстание крестьян и городской бедноты до основания потрясло всю феодально-крепостническую систему средневековой империи.

    Не является поэтому случайностью, что именно в XVI веке зародилась идея «Фауста» и в народной фантазии возник образ мыслителя, смело дерзающего проникнуть в тайны природы. Это был бунтарь, и, как всякого бунтаря, подрывавшего основы старого порядка, церковники объявили его вероотступником, продавшимся дьяволу.

    Христианская церковь веками внушала простым людям идеи рабской покорности и смирения, проповедуя отречение от всех земных благ, воспитывая в народе неверие в свои собственные силы. Церковь ревностно охраняла интересы господствующего феодального класса, боявшегося активности эксплуатируемого народа.

    В начале XX века произведение Гёте стало источником вдохновения для многих выдающихся русских мастеров кисти. Особенно интересны панно Михаила Врубеля, отмеченные неуёмной фантазией и повышенной декоративностью




    «Полет Фауста и Мефистофеля» входит в цикл панно, исполненных Врубелем для готического кабинета особняка А.В. Морозова в Москве.




    Смотришь на изображения главных героев и будто слышишь их диалог:
    — Зачем они к лобному месту летят?
    — Не знаю, что с ними со всеми.
    — И мечутся стаей, вперед и назад.
    — Такое уж ведьмино племя.
    — Кадят перед плахой, кропят эшафот.
    — Вперед без оглядки, вперед!

    Легенда о Фаусте сложилась как выражение страстного протеста против этой унижающей человека проповеди. Эта легенда отражала веру в человека, в силу и величие его разума. Она подтверждала, что ни пытки на дыбе, ни колесования, ни костры не сломили этой веры в массах вчерашних участников разгромленного крестьянского восстания. В полуфантастической форме образ Фауста воплощал в себе силы прогресса, которые нельзя было задушить в народе, как нельзя было остановить ход истории.



    «Как влюблена была Германия в своего «Доктора Фауста»!» - восклицал Лессинг. И эта любовь народа только подтверждала глубокие народные корни легенды.


    На площадях немецких городов возводились нехитрые сооружения, подмостки кукольного театра, и тысячи горожан с волнением следили за приключениями Иоганна Фауста. Такой спектакль в юные годы увидел Гёте, и легенда о Фаусте на всю жизнь захватила воображение поэта.


    К 1773 году относятся первые наброски трагедии. Последние сцены ее написаны летом 1831 года, за полгода до смерти Гёте.


    Но основной идейный замысел великой трагедии сложился в 90_х годах XVIII века, в годы, непосредственно следовавшие за французской революцией.


    Для читателя, который впервые приобщается к художественному миру «Фауста», многое покажется необычным. Перед нами - философская драма, жанр, характерный для века Просвещения. Особенности жанра проявляются здесь во всем: в характере и мотивировке конфликта, в выборе и расстановке действующих лиц. Острота конфликта определяется здесь не просто столкновением человеческих характеров, а столкновением идей, принципов, борьбой разных мнений. Место и время действия условны, то есть лишены точных исторических признаков.


    Фантастична сцена, где изображена ночная скачка Фауста и Мефистофеля. Ночь. Открытое поле. Фауст и Мефистофель проносятся на вороных конях




    В XIX веке «Фауста» особенно охотно иллюстрировали немецкие и французские классицисты и романтики. Примером этому может служить серия иллюстраций Августа фон Крелинга. На рис. 4 представлена уже известная нам сцена Фауста в кабинете.




    Блестящая фламандская стилизация «Свидание Фауста и Маргариты», 1861 г. Картина француза Джеймса Тиссо, которая была приобретена государством для Люксембургской галереи



    Когда происходят события в «Фаусте»? - вопрос, на который трудно ответить. Во времена Гёте? Едва ли. В XVI веке, когда жил легендарный чернокнижник Иоганн Фауст? Но совершенно очевидно, что Гёте не стремился создать историческую драму, изображавшую людей того времени. Смещение всех исторических времен особенно разительно во второй части. Елена, героиня древнего мифа (около 1000 лет до нашей эры!) внезапно переносится в эпоху рыцарского средневековья и встречается здесь с Фаустом. А их сыну Эвфориону приданы черты английского поэта XIX века Байрона.

    Условны не только время и место действия, но и образы трагедии. Поэтому невозможно говорить о типичности изображаемых Гёте характеров в том смысле, как это мы говорим, например, при рассмотрении произведений критического реализма XIX века.


    В Маргарите можно увидеть реальный тип немецкой девушки XVIII века. Но и ее образ в художественной системе трагедии играет особую иносказательную роль: для Фауста она - воплощение самой природы. Образу Фауста приданы общечеловеческие черты. Фантастичен Мефистофель, и, как мы увидим, за этой фантастикой стоит целая система идей, сложных и противоречивых.


    В связи с этим следует обратить внимание и на особенности сюжета в «Фаусте». Сюжет, как известно, отражает взаимоотношения персонажей. Но «Фауст» - не бытовая Драма, а философская трагедия. Поэтому главное здесь - не внешний ход событий, а движение гетевской мысли. С этой точки зрения очень важен и необычный пролог, который происходит на небесах. Гёте пользуется привычными для того времени образами христианской легенды, но, конечно, вкладывает в них совершенно иное содержание. Гимны архангелов создают своего рода космический фон. Вселенная величественна, все в природе находится в непрерывном движении, в борьбе:


    Грозя земле, волнуя воды,

    Бушуют бури и шумят,
    И грозной цепью сил природы
    Весь мир таинственно объят.

    Есть глубокий смысл в том, что сразу же по окончании этого гимна мирозданию начинается спор о человеке, о смысле его существования. Поэт как бы приоткрывает перед нами величие космоса, а затем спрашивает: что же такое человек в этом огромном, бесконечном мире?


    Мефистофель отвечает на этот вопрос уничтожающей характеристикой человека. Человек, даже такой как Фауст, по его мнению, ничтожен, беспомощен, жалок. Мефистофель издевается над тем, что человек гордится своим разумом, считая это пустым самомнением. Этот разум, утверждает Мефистофель, служит лишь во вред человеку, ибо делает его «еще более животным, чем любое животное» (в переводе Н. Холодковского: «чтоб из скотов скотиной быть»).



    Гуманистическую программу Гёте вкладывает в уста господа, который противопоставил Мефистофелю свою веру в человека. Поэт убежден, что Фауст преодолеет временные заблуждения и найдет дорогу к истине:


    И посрамлен да будет сатана!

    Знай: чистая душа в своем исканье смутном
    Сознаньем истины полна!

    Таким образом, в прологе не только обнажен основной конфликт и дана завязка той борьбы, которая развернется вокруг вопроса о призвании человека, но и намечено оптимистическое разрешение этого конфликта.


    В первой сцене перед нами кабинет Фауста. Мрачная комната с готическими сводами, уходящими высоко вверх, символизирует тот душный, тесный круг, из которого Фауст стремится вырваться «на волю, в широкий мир». Науки, которые он изучал, не приблизили его к познанию истины. Вместо живой природы его окружают тлен и хлам, «скелеты животных и кости мертвецов».



    Отчаяние толкает его к магии. Волшебным заклинанием он вызывает Духа Земли, но тайна его остается недоступной Фаусту. Природа необъятна, путь к ее познанию труден. Недаром Фауст вспоминает о мучениках мысли, сожженных на кострах. Перед мысленным взором поэта, вероятно, вставал образ Джордано Бруно, осужденного на смерть средневековой инквизицией.


    Раздумья Фауста переданы в ярких лирических монологах. Поэт находит живые краски для передачи сложного философского рассуждения героя. В уста Фауста он вкладывает выразительную характеристику обстановки. Свой кабинет Фауст сравнивает с «глухой каменной норой», в которую солнечный свет едва проникает сквозь тусклые цветные стекла. Книги изглоданы червями и покрыты пылью.


    Живой природы пышный цвет, Творцом на радость данный нам, Ты променял на тлен и хлам, На символ смерти, на скелет!.. - так образно Гёте передает смысл той борьбы, которая происходит в душе Фауста.


    Но Гёте не ограничивается этим страстным монологом. Конфликт между подлинной наукой и мертвым знанием он раскрывает, сталкивая Фауста с его учеником Вагнером. Вагнер - это тип обывателя в науке. Кропотливо роясь в пыльных пергаментах, замкнувшись в полумраке средневекового кабинета, Вагнер, в отличие от Фауста, вполне удовлетворен своим жребием. Он далек от жизни и не интересуется жизнью:


    …Без скуки безотрадной

    Копается в вещах скучнейших и пустых;
    Сокровищ ищет он рукою жадной -
    И рад, когда червей находит дождевых!.

    Следующая сцена, «У городских ворот», - одна из важнейших в трагедии Гёте.


    Действие происходит на зеленой лужайке перед городскими воротами. Надо реально представить себе обстановку средневекового немецкого города, чтобы почувствовать глубокий смысл этой сцены. Старинный город с узкими улицами, окруженный крепостной стеной, валом и рвом, предстает как символ средневековой замкнутости.


    Пасхальный праздник утрачивает свой религиозный смысл. Народ празднует воскресение природы. Из затхлых, тесных домов, из мастерских, где каждый был прикован к своему ремеслу, из мрака церквей,


    Из душного города в поле, на свет Теснится народ, оживлен, разодет…


    Эту пеструю толпу народа Гёте не изображает одноликой. Городские бюргеры, подмастерья, девушки-служанки, крестьяне, солдаты, студенты - каждая социальная группа охарактеризована немногими, но выразительными словами. С большим мастерством Гёте пользуется разнообразными стихотворными ритмами, которые подчеркивают социальную характеристику.


    Медлительно-тяжеловесна речь бюргера, который мечтает о тихом домашнем уюте и любит потолковать по праздникам:


    Как где-то в Турции, в далекой стороне.

    Народы режутся и бьются.

    Походным маршем звучит песня солдат. Они принадлежат к наемному войску («Славная плата славным трудам!»), и поэтому в их песне ни слова нет о том, за что они сражаются. Удаль их бесцельна, и смерть в бою лишена ореола славы.


    Веселый, задорный ритм народной песни «Пустился в пляску пастушок» вводит нас в атмосферу крестьянского праздника:


    Народ под липами кишел,
    И танец бешеный кипел,
    И скрипка заливалась.


    И здесь, среди танцующих крестьян, появляется Фауст. Весь его замечательный монолог пронизывает ощущение жизни, радости бытия, живое восприятие природы:


    Умчалися в море разбитые льдины;

    Живою улыбкой сияет весна…
    …Повсюду живое стремленье родится,
    Все вырасти хочет, спешит расцветиться,
    И если поляна еще не цветет,
    То вместо цветов нарядился народ.

    Весенний праздник Фауст ощущает как воскресение самого народа, который покидает тесные пределы средневекового города, как сам он стремится вырваться из мертвых оков средневековой науки.


    Когда крестьяне благодарят Фауста за помощь во время эпидемии, слова благодарности отзываются в его душе насмешкой. Фауст понимает, что его наука пока бессильна помочь народу.


    В этой сцене еще больше раскрывается противоположность между Фаустом и Вагнером. Вагнер чуждается народа, боится и не понимает его. Так же чужда народу и его книжная мудрость. В конце сцены Вагнер признается, что для него непостижимы стремления Фауста. У него только одно желание и одна радость - переходить от книги к книге, от страницы к странице.


    Следующая сцена - решающая для всего идейного замысла «Фауста».


    Фауст мечтает о том, чтобы просветить свой народ и перевести на родной язык Евангелие - книгу, которая в те времена заменяла учебники. «Вначале было Слово, и слово было Бог» - так начиналась эта книга. И первая же строчка поднимает в душе Фауста волну сомнений. «Я слово не могу так высоко ценить», - говорит он.




    Слово не может быть двигателем прогресса, основой развития цивилизации. Он меняет текст перевода и уверенно пишет: «Д е я н и е - начало бытия».


    Не разделяя революционных взглядов, Гёте вместе с тем утверждал идею прогресса, непрерывного движения вперед. И он понимал, что своей деятельностью, созидательным трудом человек сможет проложить себе дорогу в будущее.


    А.М. Горький писал по поводу сцены перевода Евангелия: «За сто лет до наших дней Гёте сказал: «В деянии начало бытия». Очень ясная и богатая мысль. Как бы самосильно является из нее такой же простой вывод: познание природы, изменение социальных условий возможно только посредством деяния».
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  6. #4
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,975
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,290
    Был поблагодарен 28,412 раз
    за 19,370 сообщений

    По умолчанию

    Фауст и Мефистофель. Мне скучно, бес...




    Эжен Делакруа. Иллюстрации к "Фаусту" И.В. Гёте. Дуэль Фауста и Валантена

    Это - "Фауст".

    Пьеса, не уступающая даже шедеврам Шекспира. Жемчужина немецкой драматургии. Эта гениальная трагедия была многократно экранизирована, легла в основу легендарной оперы Гуно и до сих пор не сходит с подмостков лучших мировых театров. О ее скрытом, глубинном смысле написаны сотни исследований, однако, читая и перечитывая историю доктора Иоганна Фауста и его спутника, демона Мефистофеля, каждый снова и снова будет находить для себя смысл новый - собственный, уникальный и глубоко личный.

    О Фаусте от А.С. Пушкина.
    «СЦЕНА ИЗ ФАУСТА». БЕРЕГ МОРЯ. ФАУСТ И МЕФИСТОФЕЛЬ.

    Фауст Мне скучно, бес.

    Мефистофель
    Что делать, Фауст?
    Таков вам положен предел,
    Его ж никто не преступает.
    Вся тварь разумная скучает:
    Иной от лени, тот от дел;
    Кто верит, кто утратил веру;
    Тот насладиться не успел,
    Тот насладился‚ через меру,
    И всяк зевает да живет —
    И всех вас гроб, зевая, ждет.
    Зевай и ты.

    Фауст
    Сухая шутка!
    Найди мне способ как-нибудь
    Рассеяться.

    Мефистофель
    Доволен будь
    Ты доказательством рассудка.
    В своем альбоме запиши:
    Fastidium est quies — скука
    Отдохновение души.
    Я психолог... о, вот наука!..
    Скажи, когда ты не скучал?
    Подумай, поищи. Тогда ли,
    Как над Виргилием дремал,
    А розги ум твой возбуждали?

    Тогда ль, как розами венчал
    Ты благосклонных дев веселья
    И в буйстве шумном посвящал
    Им пыл вечернего похмелья?

    Тогда ль, как погрузился ты
    В великодушные мечты,
    В пучину темную науки?
    Но, помнится, тогда со скуки,
    Как арлекина, из огня
    Ты вызвал наконец меня.

    Я мелким бесом извивался,
    Развеселить тебя старался,
    Возил и к ведьмам и к духам,
    И что же? всё по пустякам.

    Желал ты славы — и добился,
    Хотел влюбиться — и влюбился.
    Ты с жизни взял возможну дань,
    А был ли счастлив?

    Фауст
    Перестань,
    Не растравляй мне язвы тайной.
    В глубоком знанье жизни нет —
    Я проклял знаний ложный свет,
    А слава... луч ее случайный
    Неуловим. Мирская честь
    Бессмысленна, как сон... Но есть
    Прямо— благо: сочетанье
    Двух душ...

    Мефистофель
    И первое свиданье,
    Не правда ль? Но нельзя ль узнать
    Кого изволишь поминать,
    Не Гретхен ли?

    Фауст
    О сон чудесный!
    О пламя чистое любви!
    Там, там — где тень, где шум древесный,
    Где сладко-звонкие струи —
    Там, на груди ее прелестной
    Покоя томную главу,
    Я счастлив был...

    Мефистофель
    Творец небесный!
    Ты бредишь, Фауст, наяву!
    Услужливым воспоминаньем
    Себя обманываешь ты.
    Не я ль тебе своим стараньем
    Доставил чудо красоты?
    И в час полуночи глубокой
    С тобою свел ее? Тогда
    Плодами своего труда
    Я забавлялся одинокий,
    Как вы вдвоем — всё помню я.
    Когда красавица твоя
    Была в восторге, в упоенье,
    Ты беспокойною душой
    Уж погружался в размышленье
    (А доказали мы с тобой,
    Что размышленье — скуки семя).
    И знаешь ли, философ мой,
    Что´ думал ты в такое время,
    Когда не думает никто?
    Сказать ли?

    Фауст
    Говори. Ну, что?

    Мефистофель
    Ты думал: агнец мой послушный!
    Как жадно я тебя желал!
    Как хитро в деве простодушной
    Я грезы сердца возмущал!
    Любви невольной, бескорыстной
    Невинно предалась она...
    Что ж грудь моя теперь полна
    Тоской и скукой ненавистной?..
    На жертву прихоти моей
    Гляжу, упившись наслажденьем,
    С неодолимым отвращеньем:
    Так безрасчетный дуралей,
    Вотще решась на злое дело,
    Зарезав нищего в лесу,
    Бранит ободранное тело;
    Так на продажную красу,
    Насытясь ею торопливо,
    Разврат косится боязливо...
    Потом из этого всего
    Одно ты вывел заключенье...

    Фауст
    Сокройся, адское творенье!
    Беги от взора моего!

    Мефистофель
    Изволь. Задай лишь мне задачу:
    Без дела, знаешь, от тебя
    Не смею отлучаться я —
    Я даром времени не трачу.

    Фауст
    Что там белеет? Говори.

    Мефистофель
    Корабль испанский трехмачтовый,
    Пристать в Голландию готовый:
    На нем мерзавцев сотни три,
    Две обезьяны, бочки злата,
    Да груз богатый шоколата,
    Да модная болезнь: она
    Недавно вам подарена.

    Фауст
    Всё утопить.

    Мефистофель
    Сейчас.
    (Исчезает)


    Маргарита и прялка.


    Мефистофель в кабачке, где пируют студенты.

    Наследовать достоин только тот,
    Кто может к жизни приложить наследство.
    Но жалок тот, кто копит мертвый хлам.
    Что миг рождает, то на пользу нам.
    (Фауст)


    Мефистофель встречает студента
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  7. #5
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,975
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,290
    Был поблагодарен 28,412 раз
    за 19,370 сообщений

    По умолчанию

    Юноше, обдумывающему житьё - отрывок из Гёте И., «Фауст»

    Суха теория, мой друг,
    А древо жизни пышно зеленеет.

    Студент
    Я здесь с недавних пор и рад
    На человека бросить взгляд,
    Снискавшего у всех признанье
    И кем гордятся горожане.



    Мефистофель

    Душевно тронут и польщен.
    Таких, как я, здесь легион.
    Вы осмотрелись тут отчасти?

    Студент

    Прошу принять во мне участье.
    Для знанья не щадя души,
    Я к вам приехал из глуши.
    Меня упрашивала мать
    Так далеко не уезжать,
    Но я мечтал о вашей школе.

    Мефистофель
    Да, здесь вы разовьетесь вволю.

    Студент
    Скажу со всею прямотой:
    Мне хочется уже домой.
    От здешних тесных помещений
    На мысль находит помраченье.
    Кругом ни травки, ни куста,
    Лишь сумрак, шум и духота.
    От грохота аудиторий
    Я глохну и с собой в раздоре.

    Мефистофель
    Тут только в непривычке суть.
    У матери не сразу грудь
    Берет глупыш новорожденный,
    А после не отнять от лона.
    Так все сильней когда-нибудь
    Вы будете к наукам льнуть.

    Студент
    Но если с первого же шага
    Во мне отбили эту тягу?

    Мефистофель
    Наметили вы или нет
    Призвание и факультет?

    Студент
    Я б стать хотел большим ученым
    И овладеть всем потаенным,
    Что есть на небе и земле.
    Естествознаньем в том числе.

    Мефистофель
    Что ж, правильное направленье.
    Все дело будет в вашем рвенье.



    Студент
    Я рад и телом и душой
    Весь год работать напряженно.
    Но разве будет грех большой
    Гулять порой вакационной?

    Мефистофель
    Употребляйте с пользой время,
    Учиться надо по системе.
    Сперва хочу вам в долг вменить
    На курсы логики ходить.
    Ваш ум, нетронутый доныне,
    На них приучат к дисциплине,
    Чтоб взял он направленья ось,
    Не разбредаясь вкривь и вкось.
    Что вы привыкли делать дома
    Единым махом, наугад,
    Как люди пьют или едят,
    Вам расчленят на три приема
    И на субъект и предикат.
    В мозгах, как на мануфактуре,
    Есть ниточки и узелки.
    Посылка не по той фигуре
    Грозит запутать челноки.
    За тьму оставшихся вопросов
    Возьмется вслед за тем философ
    И объяснит, непогрешим,
    Как подобает докам тертым,
    Что было первым и вторым
    И стало третьим и четвертым.
    Но, даже генезис узнав
    Таинственного мирозданья
    И вещества живой состав,
    Живой не создадите ткани.
    Во всем подслушать жизнь стремясь,
    Спешат явленья обездушить,
    Забыв, что если в них нарушить
    Одушевляющую связь,
    То больше нечего и слушать.
    "Encheiresis naturae" - вот
    Как это химия зовет.

    Студент
    Не понял вас ни в малой доле.

    Мефистофель
    Поймете волею-неволей.
    Для этого придется впредь
    В редукции понатореть,
    Классифицируя поболе.

    Студент
    Час от часу не легче мне,
    И словно голова в огне.

    Мефистофель
    Еще всем этим не пресытясь, -
    За метафизику возьмитесь.
    Придайте глубины печать
    Тому, чего нельзя понять.
    Красивые обозначенья
    Вас выведут из затрудненья.
    Но более всего режим
    Налаженный необходим.
    Отсидкою часов учебных
    Добьетесь отзывов хвалебных.
    Хорошему ученику
    Нельзя опаздывать к звонку.
    Заучивайте на дому
    Текст лекции по руководству.
    Учитель, сохраняя сходство,
    Весь курс читает по нему.
    И все же с жадной быстротой
    Записывайте мыслей звенья.
    Как будто эти откровенья
    Продиктовал вам дух святой.

    Студент
    Я это знаю и весьма
    Ценю значение письма.
    Изображенное в тетради
    У вас, как в каменной ограде.

    Мефистофель
    Какой же факультет избрать?

    Студент
    Законоведом мне не стать.



    Мефистофель
    Вот поприще всех бесполезней.
    Тут крючкотворам лишь лафа.
    Седого кодекса графа,
    Как груз наследственной болезни.
    Иной закон из рода в род
    От деда переходит к внуку.
    Он благом был, но в свой черед
    Стал из благодеянья мукой.
    Вся суть в естественных правах.
    А их и втаптывают в прах.

    Студент
    Да, мне юристом не бывать.
    Я отношусь к ним с нелюбовью.
    Отдамся лучше богословью.

    Мефистофель
    О нет, собьетесь со стези!
    Наука эта - лес дремучий.
    Не видно ничего вблизи.
    Исход единственный и лучший:
    Профессору смотрите в рот
    И повторяйте, что он врет.
    Спасительная голословность
    Избавит вас от всех невзгод,
    Поможет обойти неровность
    И в храм бесспорности введет.
    Держитесь слов.

    Студент
    Да, но словам
    Ведь соответствуют понятья.

    Мефистофель
    Зачем в них углубляться вам?
    Совсем ненужное занятье.
    Бессодержательную речь
    Всегда легко в слова облечь.
    Из голых слов, ярясь и споря,
    Возводят здания теорий.
    Словами вера лишь жива.
    Как можно отрицать слова?

    Студент
    Простите, я вас отвлеку,
    Но я расспросы дальше двину:
    Не скажете ли новичку,
    Как мне смотреть на медицину?
    Три года обученья - срок,
    По совести, конечно, плевый.
    Я б многого достигнуть мог,
    Имей я твердую основу.

    Мефистофель (про себя)
    Я выдохся как педагог
    И превращаюсь в черта снова.

    (Вслух.)
    Смысл медицины очень прост.
    Вот общая ее идея:
    Все в мире изучив до звезд,
    Все за борт выбросьте позднее.
    Зачем трудить мозги напрасно?
    Валяйте лучше напрямик.
    Кто улучит удобный миг,
    Тот и устроится прекрасно.
    Вы стройны и во всей красе,
    Ваш вид надменен, взгляд рассеян.
    В того невольно верят все,
    Кто больше всех самонадеян.
    Ступайте к дамам в будуар.
    Они - податливый товар.
    Их обмороки, ахи, охи,
    Одышки и переполохи
    Лечить возьмитесь не за страх -
    И все они у вас в руках.
    Вы так почтенны в их оценке.
    Хозяйничайте ж без стыда,
    Так наклоняясь к пациентке,
    Как жаждет кто-нибудь года.
    Исследуя очаг недуга,
    Рукой проверьте, сердцеед.
    Не слишком ли затянут туго
    На страждущей ее корсет.

    Студент
    Вот эта область неплоха.
    Теперь гораздо ближе мне вы.

    Мефистофель
    Теория, мой друг, суха,
    Но зеленеет жизни древо.

    Студент
    От вас я просто как в чаду.
    Я вновь когда-нибудь приду
    Послушать ваши рассужденья.

    Мефистофель
    Вы сделали б мне одолженье.

    Студент
    Ужель ни с чем идти домой?
    В воспоминанье о приеме
    Оставьте росчерк ваш в альбоме.

    Мефистофель
    Не откажусь. Вот вам автограф мой.
    (Делает надпись в альбоме и возвращает его студенту.)

    Студент (читает)
    Eritis sicut Deus, scientes bonum et malum.
    Я б чертыхался на чём свет стоит,
    Если бы сам не был нечистой силой!
    (с) Мефистофель
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  8. #6
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,975
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,290
    Был поблагодарен 28,412 раз
    за 19,370 сообщений

    По умолчанию


    Мефистофель представляется Марте.


    Мефистофель является Фаусту.

    Что трудности, когда мы сами
    Себе мешаем и вредим!
    Мы побороть не в силах скуки серой,
    Нам голод сердца большей частью чужд,
    И мы считаем праздною химерой
    Все, что превыше повседневных нужд.
    Живейшие и лучшие мечты
    В нас гибнут средь житейской суеты.
    В лучах воображаемого блеска
    Мы часто мыслью воспаряем вширь
    И падаем от тяжести привеска,
    От груза наших добровольных гирь.
    Мы драпируем способами всеми
    Свое безводье, трусость, слабость, лень.
    Нам служит ширмой состраданья бремя,
    И совесть, и любая дребедень.
    (Фауст)


    Фауст и Вагнер

    Пергаменты не утоляют жажды.
    Ключ мудрости не на страницах книг.
    Кто к тайнам жизни рвется мыслью каждой,
    В своей душе находит их родник.
    [...]
    Не трогайте далекой старины.
    Нам не сломить ее семи печатей.
    А то, что духом времени зовут,
    Есть дух профессоров и их понятий,
    Который эти господа некстати
    За истинную древность выдают.
    Как представляем мы порядок древний?
    Как рухлядью заваленный чулан,
    А некоторые еще плачевней, -
    Как кукольника старый балаган.
    По мненью некоторых, наши предки
    Не люди были, а марионетки.
    (Фауст Вагнеру)



    Фауст, Мефистофель и Барбет.


    Фауст, соблазняющий Маргариту.




    Трагедия «Фауст» — венец творчества выдающегося немецкого писателя Иоганна Вольфганга Гёте. Является наиболее известной историей жизни реального средневекового персонажа — героя немецких мифов и преданий доктора Иоганна Фауста.

    В историях о Фаусте по-разному трактуются мотивы, по которым Фауст заложил свою душу. То Фауст продаёт свою душу ради мирских удовольствий. У Кристофера Марло Фауст продал свою душу, потому что его лекарства спасли многих, но он не смог воскресить мёртвого и потому прибег к помощи Сатаны. В трагедии Гёте Фауст Фауст -пессимист. Проклиная всё существующее в мире, начиная со лжи и самомненья и заканчивая семьёй, любовью. Он не хочет жить. Готовит себе яд. Но ему является ещё более циничный и ненавидящий мир Мефистофель, заключивший с Господом пари на то, сможет ли Фауст спастись от него, отказаться от его предложений. Фауст, относящийся с полным безразличием к загробной жизни, продаёт Мефистофелю свою душу в обмен на мирские удовольствия. По условию соглашения, душа Фауста отходит Мефистофелю в тот момент, когда Фауст возвеличит какой-либо миг своей жизни и скажет: "Остановись, мгновенье, ты прекрасно!" Мефистофель знакомит Фауста с Гретхен, но относится к чувствам Фауста с крайним цинизмом и считает, что они сводятся лишь к плотскому влечению. После того как Фауст и Мефистофель убивают в драке брата Гретхен, Валентина, они покидают город, и Фауст не вспоминает Гретхен до тех пор, пока не видит её призрака на шабаше. А Гретхен судят за убийство дочери, зачатую ею от Фауста Фауст пытается спасти её, но всё-таки бросает сошедшую с ума девушку умирать в тюрьме.

    И к концу трагедии Фауст решает, что он переживает величайший миг в своей жизни, так как его работа приносит большую пользу людям. Фауст увидел античную Елену Прекрасную. Он восхищен её красотою. Вымолвил: "Остановись, мгновенье, ты прекрасно!" Завершается его контракт с Мефистофелем, и его душа должна попасть в ад, а также завершается пари, заключённое между Мефистофелем и Богом, о том, сможет ли Фауст спастись.Но в версии Гёте так как Мефистофель действовал с разрешения Господа, ангелы забирают душу Фауста у Мефистофеля и уносят её в рай.

    Фауст у себя в кабинете.

    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •