15 февраля — Международный день детей, больных раком.
Все дети — Кати, Вовы, Иры, Сережи — всегда хотят домой. Тем более — из больницы. Тем более — из онкологической.
Раз в год этих детей все любят. Вчера старейший в России НИИ детской онкологии и гематологии Российского онкологического научного центра им. Н.Н.Блохина напоминал день открытых дверей. Сюда по случаю Международного дня детей, больных раком, “понаехали” ведущие политики, депутаты, члены Совета Федерации, общественники, журналисты, деятели искусств… Но завтра все снова затихнет еще на год. Кстати, немым упреком вот уже… 14 лет стоит недостроенный новый корпус НИИ детской онкологии и гематологии. Его тоже раз в году посещают важные персоны. Но на стройке и по сей день — привычное затишье. “Неужели у столь богатой сегодня России нет денег, чтобы достроить необходимое больным детям лечебное учреждение?” — возмущаются родители.
Почему так происходит? Вот что сказал на это директор НИИ детской онкологии и гематологии РОНЦ им. Н.Н.Блохина, членкор РАМН профессор Мамед Джавадович Алиев: “Детская онкология в России забыта государством со всех сторон. На одну квоту для больного ребенка выделяется всего 89 тысяч бюджетных рублей, когда на весь курс лечения больного, например, лейкемией требуется 300 тысяч рублей в месяц. Из списка льготных лекарств исключены все (!) внутривенные препараты для химиотерапии”.
Так что не случайно детская смертность от онкологии в России вышла на второе место, пропустив вперед лишь травматизм. Число ежегодно регистрируемых малышей со злокачественными опухолями за десять лет выросло на двадцать процентов. Система диагностики тоже оставляет желать лучшего. 76 процентов детей попадают в больницу, когда болезнь зашла уже слишком далеко.
Все эти наболевшие проблемы отечественной детской онкологии вчера высокие гости вновь обсудили с президентом РАМН, академиком РАН и РАМН, директором РОНЦ им. Блохина, сопредседателем наблюдательного Совета Всероссийской онкологической социальной программы “Равное право на жизнь” Михаилом Ивановичем Давыдовым. “На ранних стадиях абсолютно реально достигнуть 80% выживаемости детей, страдающих онкологической патологией, а при некоторых видах опухолей — и до 100%”, — уверен академик Давыдов. А что дальше? Ждать и надеяться: капля камень точит?

КСТАТИ
В России ежегодно заболевает раком около 5 тысяч детей и подростков. Но, как это ни печально, не все маленькие пациенты с онкологическими заболеваниями имеют доступ к адекватному лечению. Лишь две с половиной тысячи онкодетей (50% заболевших) выживают благодаря современному лечению. Могли выжить и еще 30 процентов. Однако вдумайтесь! Полторы тысячи детей в России каждый год умирают только потому, что им не хватает лекарств и своевременно не оказана квалифицированная помощь. Просто потому, что у России не хватило на них денег.