Уважаемые читатели! С июня 2016 года все сообщения форума переезжают в доступный для чтения архив. Остальной функционал интернет-портала «Вся Швейцария на ладони» работает без изменений: свежие новости Вы найдете на главной странице сайта, бесплатно разместить объявление сможете на "Доске частных объявлений". Следите за нашими новостями в социальных сетях: страница в Facebook и официальная группа в Facebook, страница в сети "Одноклассники". Любители мобильных устройств могут читать новости, афишу культурных мероприятий и слушать русское радио, скачав приложение "Ladoshki" для iOS и приложение для устройств Android. Если Вы еще не являетесь нашим подписчиком, но хотели бы получать анонс культурных событий на свой электронный адрес, заполните анкету на форуме, и Ваш адрес мы добавим в список рассылки. По вопросам сотрудничества и размещения рекламы обращайтесь по адресу: inetgazeta@gmail.com или звоните на контактный номер редакции: +41 76 460 88 37

Показано с 1 по 9 из 9

Тема: Церковь и армия

  1. #1
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию Церковь и армия

    Протоиерей Димитрий Смирнов
    Мысли о российской армии и православном воинстве

    Думаю, все согласятся со мной, если я скажу, что Россия за годы безбожия в духовно-нравственном отношении потеряла очень многое из того, что скопила за века своего существования. Ныне, чтобы наше государство могло возродиться — нужно возродить в нем религиозный дух, и прежде всего в Армии.

    Вспомним, что такой труднооцениваемый политик, как Сталин, ничего лучше не нашел, как в 1943 году восстановить Патриаршество. В течение двух суток был подготовлен Собор, на который из лагерей и тюрем съехались архиереи, чтобы начать духовное возрождение в разгар войны, в начале коренного перелома. И этот перелом свершился. Мне могут возразить: Сталин воспитывался в семинарии, а мы были советскими людьми, у нас другое воспитание. Однако нельзя не согласиться с тем, что его отношение к коммунистической идеологии было все же более трепетным, чем наше.

    Весь опыт нашей жизни подтверждает, что идеология безбожия у нас не приживается. Несмотря на то, что прошли годы, что пришли поколения, которые не слышали о Боге, не читали религиозной литературы, даже чисто статистически религиозность нашего народа гораздо выше, чем в Европе, где никаких гонений ни на Церковь, ни на мечеть, ни на синагогу не было. Это говорит о том, что дух веры неистребим.

    Если это понимал такой руководитель нашего государства, как Сталин, я думаю, что и каждый может сообразить, что религия играет огромную роль в жизни народа. Она — хранительница духовных ценностей, нашей исторической памяти.

    Если бы у нас не было Церкви, мы с вами не помнили бы ни об Александре Невском, ни о Димитрии Донском. Они остались в памяти народа благодаря летописям, которые составлялись церковными людьми, которые читались в храмах и в домах на протяжении семисот лет становления нашего народа. Поэтому эти святые имена, эти события, в которых явился победоносный русский дух, хранились как предание и дошли до наших дней.

    На что еще хотелось бы обратить внимание? Когда Император Петр Великий решил переделать Россию на западный лад — это оказало существенное влияние на все стороны жизни народа. Этот европейский подход принес, безусловно, положительные результаты, но некоторые элементы его носили деструктивный характер. Была создана новая государственная идеология, которая сначала была усвоена верхушкой общества, затем его слоями. Согласно ей, военные образуют одну общественную среду, чиновники — другую, ученые — третью, и так далее. Такое деление на сословия, между которыми возникают противоречия, ни в коей мере не соответствует исторической реальности нашего государства, его духу.

    Как-то, в офицерском собрании, я обратился к аудитории: «Господа офицеры! Есть ли среди вас некрещеные?» Из полного зала поднял руку один человек. Что это значит? Это значит, что и сейчас мы присутствуем, хотя и при военном, но, одновременно, и при церковном собрании. Каждый крещеный человек есть член Русской Православной Церкви. Поэтому он не может воспринимать духовенство этой Церкви как «вы», а себя — как «мы». Если ты крещеный, член Церкви — это значит «мы», и если я строю храм — я его строю себе, своей Церкви, в том числе своему священнику, своему митрополиту и так далее. То же и в Армии. Практически у нас нет россиянина, независимо от национальности, вероисповедания, который так или иначе не относился бы к Армии. Либо он является военнослужащим, либо в армии служит кто-то из его родственников, либо он работает в военно-промышленном комплексе, либо его ребенок учится в одной школе с сыном солдата или офицера. То есть Армия — это не значит «они», Армия — это тоже «мы».

    Дальше. Если посадить российскую армию на жалованье, чтобы она была профессиональная — хотя кто скажет, что у нас армия непрофессиональная? — она не станет чем — то отдельным от народа. Поэтому говорить о единстве Церкви и Армии в этом смысле даже смешно. Это все равно, что говорить о единстве русской отечественной школы, образования и науки. Армия и Церковь — это совершенно, абсолютно пересекающиеся области.

    Лозунг об отделении Церкви от государства — это лозунг французской революции. И мы вслед за Лениным его повторяем. А что это значит? Вот я люблю свою Родину, и я готов ей служить. Готов служить и нашей Армии, не получая жалованья от Министерства обороны, и делаю это с энтузиазмом, и нахожу людей, которые готовы нашей Армии помогать. Тогда в чем заключается это отделение — совершенно непонятно. Во всех европейских странах в армии присутствуют капелланы, и это в порядке вещей. Никто не говорит о слиянии Церкви с государством. От такого слияния, прежде всего, пострадала бы она сама. Слава Богу, Церковь свободна от этого. Церковь не может быть ведомством по православному вероисповеданию, как это стало при царе Петре I и продолжалось 200 лет.

    Сейчас в России для Церкви сложились самые благоприятные условия за всю тысячелетнюю историю нашей страны. И каждый гражданин должен усвоить две вещи: Армия — это моя Армия, Церковь — это моя Церковь. Если у нас не будет Армии — мы не сохраним свою территорию, даже если у нас и будет достаточно населения. Хотя, если наши женщины по-прежнему будут отказываться рожать детей — нам придется еще и еще отдавать огромные территории другим народам. От Армии, от ее боеспособности, эффективности зависит, быть ли нашему государству.

    Независимо от того, кто это государство защищает — буддист, мусульманин или православный. И буддист ведь защищает наши храмы, наши мечети, наши синагоги!

    В государстве Израиль, которое возникло после войны и имеет демократический строй, конституцию, парламент, особым образом относятся к людям, которые являются хранителями религиозных традиций. Они не работают, их государство кормит за счет налогоплательщиков только для того, чтобы они были. Эти люди живут совершенно иначе, чем все остальные граждане. Они молятся Богу, исполняют все предписания, они многодетны. И государство осознает, что присутствие этих людей в народе воспроизводит самоидентичность. Не будь этих людей — и еврейский народ забудет свою историю, свой язык, забудет своих мудрецов. А у нас Церковь зачастую воспринимают только лишь как хранительницу своих сословных интересов. Это крайне неверно.

    Журналисты нам часто задают вопросы: «Вы благословляете, освящаете танковые колонны. А как же заповедь «не убий»? Но русский солдат никогда не идет на войну убивать. Он идет умирать. У него совершенно иное отношение к войне и к ратному подвигу. Армия должна восприниматься не как место, где надо убивать, а как место, где можно счастливо послужить своему Отечеству. Надо осознать, что наше Отечество находится в реальной опасности! И если мы не вернемся к подлинному патриотическому воспитанию, которое основано на знании традиций, исторического пути России, ее религиозности, — то мы не сможем реализовать наши планы, и произойдет катастрофа. Поэтому сейчас нам не время разъединяться. Тем более, что политическая задача современности перед нами поставлена, это — интеграция в европейскую жизнь. Но если в Европе присутствие священников в Армии воспринимается как совершенно необходимое, то в России, к сожалению, иначе.

    Семь лет существует факультет православной культуры в Академии ракетных войск имени Императора Петра Великого. За семь лет его существования среди курсантов Академии, которые посещают занятия на этом факультете, где параллельно происходит воцерковление, не было ни одного нарушителя дисциплины. Разве это ни о чем не говорит?

    В заключение хотелось бы кое о чем напомнить. Все мы учились в советской школе, проходили разные идеологические дисциплины. Нас учили, что Церковь всегда была служанкой государства. Отлично! Возьмите нас, и мы будем служить государству и его Армии.

    Сейчас оно находится в состоянии системного кризиса. Однако, согласно опросам населения, Церковь и Армия — по — прежнему самые здоровые, самые надежные институты в государстве. Так считают россияне. Будем надеяться, что в умах людей, принимающих решения, вопрос о необходимости всестороннего взаимодействия нашей Армии и нашей Церкви
    дозреет и принесет плод, давно ожидаемый народом.

    Прот. Димитрий Смирнов, председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями.
    Источник: Вестник Военного и морского духовенства (июнь-июль 2004)
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  2. #2
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию Церковь и Армия



    Родина или смерть! - Иного не бывает!
    Церковь и армия... Совсем недавно в нашем обществе эти два понятия невозможно было представить рядом. Сегодня российские военачальники поверну­лись лицом к церкви, увидев в священниках реальных помощников в воспитании личного состава и создании в воинских коллективах атмосферы духовности и патриотизма.

    Вопросы защиты Отечества никогда не были чуж­ды Русской Православной Церкви. Христианское отношение к войне и воинской службе вытекает из ответов Церкви на самые фунда­ментальные вопросы: происхождение зла, природа насилия, возможность применения силы в борьбе со злом. В основе этих ответов - учение о грехопаде­нии человека и его искуплении Сыном Божиим.
    Церковь и Священное Писание учат, что зло не было сотворено Богом, но получило доступ в наш мир через падение первых людей. И вместе со злом в мир вошло насилие, потому что райские отношения любви и взаимного доверия сменились отношениями власти и подчинения. Первое грехопадение повлекло за собой, начиная с убийства Каином Авеля, длин­ную цепь зла. Вместо царственного владычества над землей человек стал рабом природы.

    В Евангелии от Матфея сказано: «Также услышите о войнах и военных слу­хах. Смотрите не ужасайтесь; ибо надлежит всему тому быть» (Мф. 24, 6). Властям дан от Бога меч - охранять государство от опасностей: внутренних и внешних. Однако потому, что предоставленный от Бога меч дан в руки грешных людей, он не застрахо­ван от страшных злоупотреблений. Поэтому и война может быть справедливой и несправедливой. Спра­ведливая война - та, которая ведется оружием правды. За алтарь и очаг Отечества или та, посредст­вом которой подается помощь другим народам, ока­завшимся в угнетенном положении.

    В Священном Писании исключительно уважительно говорится о военных и их вере. Господь Иисус Хрис­тос однажды испытал удивление от большой крепо­сти веры, причем, в разговоре с воином, римским сотником в Капернауме: «... Иисус удивился ему и, обратившись, сказал идущему за Ним народу: ска­зываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры» (Лк. 7, 2-9). В Книге Деяний святых апостолов (гл. 10) описывается также христолюбивый во­ин-сотник Корнилий - «благочестивый и боящийся Бога со всем домом своим, творивший много мило­стыни народу и всегда молившийся Богу». В Еванге­лии предполагается, что призвание воина совмести­мо с нравственной сущностью христианства, и чело­век надеется спастись не потому, что он воин или не воин, а потому, что он христианин. Меч, употребляе­мый в праведной битве, не есть меч убийцы, а ору­жие, данное Господом для водворения правды на земле.

    Апостол Павел писал об основных христианских добродетелях, сравнивая верующего именно с вои­ном: «Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьми­те щит веры, которым возможете угасить все раска­ленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьми­те, и меч духовный, который есть Слово Божие» (Еф. 6. 14-17). Именно так поступало русское воин­ство в критические моменты истории.

    Война сопряжена с гибелью и страданиями людей, поэтому должны быть испробованы все мир­ные способы разрешения конфликта. Во время ведения вой­ны христианская- гуманность требует милосердия к пленным и раненым.

    Ф. М. Достоевский в «Дневнике писателя» за 1877 год писал: «Подвиг самопожертвования кровью своею за все то, что мы почитаем святым, конечно, нравственнее всего буржуазного катехизиса <...> И многие, толкующие теперь о гуманности, суть лишь торгующие гуманностью. А между тем, крови, может быть, еще больше бы пролилось без войны <...> Уж лучше раз извлечь меч, чем страдать без срока <...> Буржуазный долгий мир, все-таки, в конце концов, всегда почти зарождает сам потребность войны, выносит ее сам из себя, как жалкое следствие, но уже не из-за великой и справедливой цели, а из-за ка­ких-нибудь жалких биржевых интересов, из-за но­вых рынков, нужных эксплуататорам. Интересы эти и войны, за них предпринимаемые, развращают и да­же совсем губят народы, тогда как война из-за вели­кодушной цели, из-за освобождения угнетенных, ра­ди бескорыстной и святой идеи, - такая война лечит душу, прогоняет позорную трусость и лень, объявля­ет и ставит твердую цель, дает и уясняет идею, к осу­ществлению которой призвана та или другая нация».

    Наш современник А. Солженицын вложил в уста одного из своих геро­ев такие слова: «Дилемма "мир - война" - это по­верхностная дилемма поверхностных умов. Мол, то­лько бы войны прекратить, и вот уже будет мир. Нет! Христианская молитва говорит: мир на земле и в человецех благоволение! Вот когда может насту­пить истинный мир: когда будет в человецех благо­воление! А иначе будут и без войны: душить, тра­вить, морить, колоть под ребра, жечь, топтать, пле­вать в лицо».

    * * *
    Союз служителей веры и армии начал формиро­ваться с первых веков христианства на Руси. Ведь русское воинство понимали не иначе как святую до­блестную рать, называя его «христолюбивым». В церковном языке слово «воин» имеет особое значе­ние. Среди святых, почитаемых Православной Цер­ковью, целый сонм воинов. Среди них Феодор Стратилат, Димитрий Солунский, небесный покровитель русского воинства Георгий Победоносец, великие русские полководцы святые благоверные князья Александр Невский и Димитрий Донской, святые князья страстотерпцы Борис и Глеб, князья Михаил и Глеб Черниговские и многие другие.

    Подступы к городам от вражеских набегов защи­щали и монастыри. Русские дружины шли в бой с благословения Церкви, под святыми знаменами и за­ступничеством чудотворных икон. Вера для них име­ла огромное значение. Она вселяла уверенность в победе, в правоте своего дела. История сохранила немало тому примеров. Наиболее яркий из них - Куликовская битва, которая произошла в день праз­дника Рождества Богородицы.

    Перед битвой (7 сентября 1380 года) князь Ди­митрий на военном совете держал такую речь: «Ны­не же пойдем за Дон и там или победим и все от гибе­ли сохраним, или сложим свои головы за святые Церкви, за Православную веру и за всю братию на­шу христиан». По свидетельству летописцев, вели­кий князь московский Димитрий, прежде чем высту­пить в поход против Мамая, прибыл в Свято-Троицкий монастырь, где долго и усердно молился и при­нял напутственное благословение от преподобного игумена обители Сергия Радонежского. «Войско го­тово. Иди, и ты победишь», - молвил отец Сергий и вручил Димитрию икону Божией Матери. (Памятуя историю, перед вводом 8-го гвардейского корпуса в Чечню генерал Лев Рохлин принял крещение в Ка­занском соборе Волгограда у отца Алексия. Примеру командира последовали многие офицеры и солдаты, как известно этот корпус при штурме Грозного понес наименьшие потери.)

    Помимо благословения, преподобный Сергий Ра­донежский послал с князем двух своих иноков - Пересвета и Ослябю. После разгрома полчища Ма­мая погибших русских воинов перевезли в Москву и похоронили на красивейшем месте - на склонах Альбовой горы. По православной традиции на брат­ских могилах были устроены деревянные церкви. Позже в память о погибших был построен монастырь Иоанна Предтечи. Герои Куликовской битвы Пере­свет и Ослябя, как известно, похоронены в Симоно-вом монастыре.

    По совету Сергия Радонежского Димитрий Дон­ской постановил ежегодно совершать поминовение погибших воинов в первую субботу после 26 октяб­ря. День этот стали называть Димитриевой суббо­той. Так возник прекрасный обычай совершать в этот день особый чин поминовения «о православных вои­нах и обо всех, за веру и Отечество на поле брани убиенных».

    Действительно, определяя войну вообще как бед­ствие и несомненное зло, Русская Православная Церковь считает войны в защиту Отечества священ­ными, а погибающих в них воинов - совершающи­ми подвиг жертвенной любви, ибо «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13).

    Широко изве­стен факт трехдневного поста и молитв русского вой­ска перед походом на Лжедмитрия. Великий полко­водец Суворов перед штурмом предместий Варшавы в 1794 году обратился к солдатам с такими словами:
    «Мы приступаем к делу важному и решительному:
    как христиане, как русские люди помолимся Господу Богу о помощи и примиримся друг с другом. Это бу­дет хорошо, это по-русски, это необходимо». Вот по­чему есть твердое убеждение, что принимать присягу на верность Отечеству молодые воины должны перед Крестом и Евангелием, в присутствии священника.

    Неувядаемой славой покрыли себя и военные свя­щенники России. До 1904 года за военные подвиги были награждены наперсными крестами на Георги­евской ленте 111 военных священников. Кроме того, золотые наперсные кресты получили: от Кабинета Императора - 8, от Священного Синода - 31 свя­щенник. Многие были награждены различными орденами, с мечами или бантом. За годы первой миро­вой войны священникам было вручено: 227 золотых наперсных крестов на Георгиевской ленте, 85 орде­нов св. Владимира III степени с мечами, 203 ордена св. Владимира IV степени с мечами, 304 ордена св. Анны II степени с мечами, 239 орденов св. Анны III степени с мечами.

    Многим известно имя командира крейсера «Ва­ряг» капитана I ранга Всеволода Федоровича Рудне­ва, но мало кто знает его однофамильца - корабель­ного священника отца Михаила Руднева. И если командир управлял боем из бронированной рубки, то Руднев-священник бестрепетно ходил под огнем по залитой кровью палубе, напутствуя умирающих и воодушевляя сражающихся. Так же действовал ко­рабельный священник крейсера «Аскольд» иеромо­нах Порфирий во время боя 28 июля 1904 г.
    Отец Алексий Оконечников был священником на крейсере «Рюрик». В бою корабль получил тяжелые повреждения. Иеромонах оказывал медицинскую помощь военным морякам и исповедовал раненых, отпевал павших, а когда все, оставшиеся в живых, кроме командира, покинули крейсер, готовый вот-вот пойти ко дну, он спустился в боевую рубку, омыл ра­ны командира, помог офицеру добраться до борта и последним бросился в воду.

    Связь церкви и армии была органичной. Русский публицист и философ С.Н. Булгаков писал: «Русское войско держалось двумя силами: железной дисципли­ной, без которой не может существовать никакая ар­мия, да верой. Верой, которая давала ему возмож­ность воевать не за страх, а за совесть. Содержание солдатской веры известно в трех словах: за Веру, Ца­ря и Отечество. Но все эти три идеи нераздельно бы­ли для него связанны: вера Православная, Царь Пра­вославный, Отечество тоже Православное...»
    Русское христо­любивое воинство на практике воплощало слова Евангелия: «Нет больше той любви, как если кто по­ложит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13). Именно роль России и русской армии как «удержи­вающего» некоторые современные историки и бого­словы усматривают в словах апостола Павла: «...тай­на беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживаю­щий теперь» (2 Фее. 2, 7).

    Поистине, религиозность народов России была одним из факторов бесстрашия и побед ее армии. «Воины, вот пришел час, который решит судьбу Отечества, - обращался к своему войску Петр I на­кануне Полтавской битвы. - Итак, не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государ­ство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за Православную нашу веру и Церковь».
    Император хорошо понимал значение состояния духа. Поэтому, наряду с созданием регулярного вой­ска, в начале XVIII века монаршей волей была сфор­мирована основа института военного духовенства. Как известно, своего покровителя в лице святого угодника имел каждый полк. Знамя считалось пол­ковой святыней, как образ, который нужно защи­щать до смерти. Священной для воина была и прися­га. Ритуал ее принятия - на Евангелии - носил религиозный характер. Нарушение присяги считалось большим грехом перед Богом и перед людьми: «Су­ровый закон, стоящий на страже интересов, покарает клятвопреступника, как негодного гражданина; гне­ва Божия не минует он за Иудино лобзание Креста и Евангелия».

    Однако не только под сводами храмов, но и в ка­зармах духовно окормляли свою паству священники Российской армии и флота. Они были рядом с вои­нами в боях и походах, делили с солдатами и офице­рами победы и неудачи, все тяготы войны; благо­словляли на подвиг храбрецов, воодушевляли мало­душных, утешали раненых, напутствовали умираю­щих, провожали в последний путь убитых.
    Особенно велика и показательна была роль воен­ного духовенства в годы первой мировой войны. Еще в середине лета 1914 г. в Петербурге был созван Все­российский' съезд военного и морского духовенства. Священный Синод призвал монастыри, церкви и всю православную паству к пожертвованиям на врачевание раненых, оказание помощи солдатским семьям. Монастырям, общинам и всем духовным уч­реждениям было положено подготовить под лазаре­ты все подходящие помещения. Все обители призы­вались к подготовке способных и благонадежных си­делок для ухода за ранеными в госпиталях. Воен­но-духовное ведомство немедленно перешло на штат военного времени. Их деятельность определялась инструкцией, которая была разослана в войска уже на второй день после начала войны. Корпус военных пастырей возглавлял с 1911 года протопресвитер во­енного и морского духовенства, приравненный в своем армейском статусе к генерал-лейтенанту, Геор­гий Иванович Шавельский. Со всей полевой канце­лярией он находился при Ставке верховного главно­командующего.

    Следующей после протопресвитера инстанцией были главные священники фронтов и флотов. В сое­динениях, частях и на кораблях, по штатам военного времени, предусматривались дивизионные, бригад­ные и гарнизонные благочинные, а также полковые и корабельные священники. В зависимости от конкрет­ных условий боевой обстановки, характера задач, решаемых войсками, места части в боевом порядке, священники использовали различные формы работ. Например, в частях первого эшелона место священ­ника - на перевязочном пункте. Пастыри должны были уметь делать перевязки. При сортировке ране­ных выделялись нуждающиеся лишь в утешении священника («убитые, но еще не успевшие уме­реть» - цитата из А.Н. Беркутова, известного воен­но-полевого хирурга). Когда того требовала обста­новка, пастырь находился на передовой, в цепи на­ступающих подразделений или окопах обороняю­щихся.
    Важной стороной деятельности военных священ­ников было погребение погибших и умерших воинов, отдание им последних почестей, извещение родных о смерти солдата (матроса), его последней воле, месте погребения. Содержание в подобающем порядке во­енных кладбищ и захоронений также было для пас­тырей священным долгом. Каждый полк имел по­ходную церковь, состоящую из палатки, приспособ­ленной под алтарь, и комплекта богослужебных принадлежностей. По праздникам совершались богослужения, в вечернее время - беседы с личным соста­вом частей резерва, в первую очередь - с необстре­лянными бойцами.

    Революционные бури развалили русскую армию, а вместе с ней и институт военного духовенства. 16 января 1918 года Наркомат по военным и морским делам издал приказ № 39, по которому Управление военного духовенства было расформировано, а все военные священники уволены с государственной службы. Эпоха самодержавия, идеологическим фун­даментом которого было Православие, сменилась эпохой воинствующего атеизма. Россия оказалась расколотой на два враждебных лагеря, а вместе со страной оказалась расколотой и церковь.

    Но у старой русской армии накоплен огромный опыт участия духовенства в работе по формирова­нию у воинов необходимых морально-психологиче­ских качеств. Этот опыт сейчас может и должен быть применен, однако, с существенными оговорка­ми, обусловленными следующими обстоятельствами: светским характером Российского государства, отде­лением церкви от государства; низким, по сравнению с дореволюционной Россией, уровнем религиозности личного состава Вооруженных Сил; отсутствием в структуре Вооруженных сил института духовенства.

    Активное взаимодействие Министерства обороны с Московским патриархатом началось в начале 90-х годов. Его организационные основы были заложены в совместном заявлении о сотрудничестве, подписан­ном министром обороны Российской федерации и Патриархом Московским и Всея Руси 2 марта 1994 г. Заявление констатировало цели, основопола­гающиепринципы и направления взаимодействия Вооруженных Сил России с Русской Православной Церковью. С учетом позитивного опыта взаимодей­ствия, накопленного в войсках, а также для прида­ния работе с религиозными объединениями систем­ного характера 4 апреля 1997 г., министр обороны РФ и Патриарх Московский и Всея Руси подписали соглашение о сотрудничестве. Соглашение преду­сматривает расширение направлений и форм взаимо­действия на различных уровнях: от Министерства обороны до воинской части (корабля).
    Основные формы участия духовенства в работе с личным составом силовых ведомств:
    - посещения воинских частей (кораблей), воен­ных академий (училищ);
    - проведение индивидуальных и групповых бе­сед с военнослужащими, в том числе и с пред­ставителями так называемых «групп риска»;
    - освящение боевых знамен (оружия, техники);
    - консультирование командиров (офицеров вос­питательных структур) по вопросам религии и церкви;
    - установление телефонов доверия в храмах, по которым военнослужащие могут поведать пас­тырю о своих проблемах, получить психологи­ческую и практическую помощь. В Московском Патриархате создан Отдел по взаимодействию с Вооруженными Силами и право­охранительными учреждениями. В епархиальных управлениях назначены священники-координаторы сотрудничества с войсками.
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  3. #3
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию


    * * *
    И снова на планете грохочут выстрелы и взры­вы, унося все новые жизни людей.
    В Российской Федерации наи­более нестабильным регионом остается Северный Кавказ, где в настоящее время проводится антитерро­ристическая операция.

    С христианских позиций беда эта является попущением Божиим за наши грехи. Искушение суверенитетом и быстрым обогащением ожесточило сердца, довело до разделе­ния людей и их вражды друг с другом. Соблазн больших денег привел к прямой передаче вооружения бандфор-мированиям в Чеченской республики. Для уничтожения бесчинства государство вынуждено бы­ло применить силу. Кроме того, в этом регионе налицо интервен­ция и экспансия исламского экстремизма, имя кото­рому ваххабизм, на православие и настоящий ислам. Разрушаются оскверняются православные храмы, происходят убийства свя­щенников, наши военнослужащие распинаются на кре­сте, русские вытесняются с территории Кавказа.

    Не рассказать сегодня о новых мучениках за Хри­ста было бы несправедливо.

    В г. Грозном до начала войны был православный храм в честь Архистратига Божия Михаила. Настоя­тель храма - бывший военный летчик, командир эс­кадрильи отец Анатолий Чистоусов. Вместе с отцом Филиппом Жигулиным они попали в чеченский плен. Тот, кто побывал в застенках у боевиков, про­шел все круги ада. В плену наше тело - инструмент, через который враг хочет достать нашу душу. Ему надо растлить тело и веру, чтобы сделать душу уступчивой злу, но не всегда это у боевиков получа­ется. Как погиб отец Анатолий? Его казнили - тело разрубили на куски и бросили на съедение собакам...

    А вот что писала одна из газет в апреле 1995 года: «7 апреля боевики Дудаева распяли на крестах трех пленных российских военнослужащих». Распятие сол­дат они специально приурочили ко дню Святой Пасхи. Жители села Гойского в ужасе говорили о том, что убийцы обещали лично проверить, воскреснут ли через три дня распятые солдаты. Действительно Страстной стала эта пятница для наших военно­служащих.

    По данным штаба Терского казачьего войска, территорию Чечни и Ингушетии только в первую чеченскую кампанию покинуло более 55 тысяч казаков, более 12 тысяч че­ловек убито или пропало без вести. Всего, по данным МВД и ФМС, эту территорию покинуло более 300 тысяч человек русскоязычного населения, погибло более 30 тысяч человек. Этот виток геноцида можно прокомментировать на примере станицы Ассиновская, где было убито 49 русских, женщины изнаси­лованы, сожжена православная церковь, один свя­щенник убит, другой похищен. Все дома отняты че­ченцами. Сегодня Грозный и вся Сунженская долина "свободна" от казаков». Аналогична судьба казаков в Надтеречном, Наурском и Шелковском районах.

    Российскому воину, защищающему мир на своей земле, должно быть понятно, что с православной точки зрения не ему вменяется грех убийства, а его врагу. Более того, агрессор должен рассматриваться не только как самоубийца, но и как преступник, при­нуждающий к самоубийству другого. Особенно это касается политических и военных лидеров, которые ведут за собой тысячи людей.
    В 2005 году мы будем отмечать большой праздник - 55-летие Великой Победы советского народа в Вели­кой Отечественной войне. Это была не столько побе­да армии или техники, сколько победа духа защит­ников Отечества над силами разрушения. Внешне атеистическое, советское воинство в тяжелейших ис­пытаниях проявило лучшие качества христолюбиво­го русского воина и смогло одолеть сильного, орга­низованного и коварного врага.

    В наши дни под влиянием Церкви возрождаются утраченные традиции поминовения российских вои­нов, отдавших свои жизни за Отечество. Так, еже­годно совершаются панихиды по русским гренаде­рам, погибшим в конце прошлого века в Болгарии под Плевной, по воинам-афганцам, по морякам подводных лодок «Комсомолец» и «Курск». Офицеры осваивают положительный опыт Церкви в оказании психологической и социальной помощи подчинен­ным. Священнослужители, в свою очередь, выступа­ют перед руководящим составом, перед слушателями академий, на сборах офицеров-воспитателей. Свя­щенники знакомят военных с историей взаимоотно­шений армии и Церкви, раскрывают духовные, куль­турные сокровища, участвуют в преподавании гума­нитарных дисциплин.
    Начал также работу Координационный комитет по взаимодействию между Вооруженными Силами РФ и Русской Православной Церковью - и это лишь первый шаг к тому, чтобы преодолеть изоля­цию армии от духовных богатств, накопленных Цер­ковью, более полно реализовать права верующих во­еннослужащих.

    Можно уже сказать и о первых плодах. Из идео­логической пропаганды ушел жесткий прессинг ате­изма. Многие воспитатели начинают осознавать общ­ность служения воина и служения священника, про­слеживают связь Православия с развитием отечест­венной культуры. Недалеко от Сергиева Посада в поселке Арсаки есть подразделение, где служат че­тыре десятка слушателей православных учебных за­ведений: эти солдаты - пример добросовестного ис­полнения воинского долга, высокой нравственности, культуры и дисциплины.
    Вера должна быть воз­рождена в российской армии как Православная русская традиция - основа державного самосознания российского, осно­ва нашей тысячелетней культуры, органично слив­шаяся с национальными славянскими качествами ду­ши. А пока этого нет, то на чеченской вой­не десантники идут в бой со словами «За ВДВ!», «За Серегу!»

    Иерархи церкви, оценивая международную и внутреннюю обстановку, выступают за всемерное укрепление армии. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, предвосхищая опублико­ванные позже основы Российской военной доктрины, в своей статье «Творением добра и правды» писал:
    «Военное строительство должно исходить из не­обходимости решения государством следующих основных задач:
    - осуществлять глобальное военное "сдержива­ние", то есть возможность в любое время нане­сти ущерб всякому агрессору, будь то отдель­ная страна или враждебный союз государств;
    - гасить любые военные конфликты в зоне жиз­ненных интересов России;
    - быстро и эффективно блокировать взаимные межнациональные столкновения как в ближ­нем зарубежье, так и в границах России;
    - во взаимодействии с силами внутренних войск и государственной безопасности поддерживать стратегическую внутригосударственную ста­бильность.

    Существенным элементом современного военного строительства должно стать возрождение в Воору­женных Силах России славных русских боевых тра­диций, основанных на высокой духовности, религи­озно-нравственных идеалах верности, мужества и от­ваги».
    Вдумываясь в нравственные христианские зако­ны, православную традицию и историю Русской ар­мии, нельзя не прийти к выводу о необхо­димости тесного сближения в наше время Армии и Церкви. Это тем более справедливо, что каждый христиа­нин - прежде всего борец со злом, воин Христов. Старец Силуан говорил об этом так: «Все, кто после­довал Господу нашему Иисусу Христу, ведут духов­ную войну. Сражение наше идет на каждый день и час. И если на обычной войне убивают только тело, то наша война труднее и опаснее, потому что может погибнуть душа».
    * Статья написана на основе выступления на IX Всемирном Русском народном Соборе.
    Юрий Фокин, полковник медицинской службы, доктор медицинских наук, март 2005 г.
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  4. #4
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию



    В Белгородской области священник отслужил литию с иконой, на которой изображен генералиссимус Иосиф Сталин.
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  5. #5
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию

    Полковой священник - главный организатор духовного, нравственного и патриотического воспитания военнослужащих русской армии

    История государств и народов от древнейших времен и до настоящих дней доказывает, что никогда не существовало ни одного племени и ни одной общины, которые не исповедовали бы какой-нибудь религии, и что религиозно-нравственные принципы для всех собирателей государств и законодателей служили необходимым основанием законов, издаваемых ими. Отсюда ясно, что потребность в религии прирождена человеку, что религия есть необходимейшее основание истинной нравственности. Каждый человек ежеминутно сталкивается с самыми разнообразными, хорошими или дурными, поступками окружающих и сам поступает так или иначе в зависимости от характера, привычек, понятий, силы воли, обстоятельств и прочего.

    Что же ему помогает сделать выбор между хорошим, похвальным и противным нравственности, преступным? Прежде всего, конечно, совесть, обычаи, законы и т. д. Но закон всегда очень краток, сух, доступен далеко не каждому и не всегда, он говорит более уму, чем сердцу, и не столько наставляет на добрые дела, сколько воспрещает и карает различные проступки и преступления; к исполнению же своих требований он представляет только некоторые внешние побуждения, но не дает человеку никаких сил к исполнению этих требований. Другое дело - религия. Она возбуждает в человеке добрые чувства, обнимает все духовные силы человека и, делая его причастным Божественной силе, помогает ему исполнять нравственные требования. Она наставляет колеблющегося, утешает горюющего, подкрепляет ослабевающего, подавая ему необходимые силы к исполнению его долга.

    Православная вера тысячу лет поддерживала русских людей, помогала им выстоять в труднейших обстоятельствах, была духовным фундаментом Российского государства и его могучей армии. Для русского крестьянина (а основная масса солдат русской армии была из крестьян), вследствие его недостаточной образованности, мало доступными были писаные законы, но он имел доброе, мягкое и отзывчивое на все хорошее сердце, был истинно верующим человеком. Чем самоотверженнее деятельность, тем выше и благороднее должен быть сам деятель. Какая же деятельность выше и самоотверженнее деятельности военнослужащего? Он, готовясь к войне, отрекается от семьи и даже от собственной воли. На самой же войне безвестно трудится и часто умирает, иногда мучительно. Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Ин. 15, 13). Вот эту-то готовность положить жизнь за други своя и нужно было воспитать в солдате, чтобы он оказался на высоте своего призвания. Надо было так воспитывать его, чтобы он сознательно и с охотой шел на требуемую от него святую жертву. А этого никогда не достигнут никакие уставы, инструкции и правила без помощи Православной Церкви, потому что они не столько воспитывают, сколько обогащают ум и память практическими сведениями по службе.

    Одна православная вера может внушить ему понятие о важности и святости его долга и пробудить в нем стремление стать на высоте своего призвания. Будучи крестьянином, то есть состоя в самом тесном общении с природою, будущий солдат привыкал все свои надежды и упования возлагать на Бога, ее Творца, просить Его помощи, искать у Него защиты. И вот такого человека отрывали от обстановки, с которой он сроднился, отрывали от семьи, друзей и привычного ему дела, помещали в чуждую ему обстановку, полностью меняя его окружение (часто солдаты попадали на окраины России - в среду людей другой веры). Все им было чуждо, дико и странно. Тяжелые думы о былом не давали покоя, зачастую одолевала тоска по родине. Где солдату искать поддержки и утешения? Он находил их у полкового священника. Если в такое время солдат слышал слово Божие, то в нем пробуждалось сознание и понимание недопустимости безнравственных и тем более преступных поступков.

    Все сказанное о новобранцах в полной мере относится и к старослужащим: слово Божие, вовремя услышанное, очень многих удерживало от дурных поступков, а следовательно, значительно поднимался нравственный уровень армии. Таким образом, богослужения и религиозно-нравственные беседы были необходимы, чтобы, с одной стороны, внушить солдату понятие о величии и святости его призвания и деятельности как защитника веры, царя и Отечества, а с другой - чтобы умирить его душевные томления, нравственно его успокоить и тем удержать от дурных поступков. Кто же лучше может объяснить смысл слова Божия и достигнуть желаемых результатов, как не тот, кто с молодых лет готовился посвятить себя этому делу, кто был призван к тому священным саном?

    Священник мог глубоко заглянуть в душу солдата, избрав для этого удобный, подходящий случай, и образумить и наставить заблуждающегося. Поэтому и были введены в русской армии штаты православного духовенства, а также представителей других религий. Русские воины шли в бой с неприятелем, воодушевляясь любовью к Богу, к своему народу и Отечеству. Так, в 1380 году князь Димитрий Донской получил благословение на Куликовскую битву у святого Игумена Земли Русской Сергия Радонежского. Позднее утвердился русский воинский призыв: "За веру, Царя и Отечество". Юридическое закрепление места военного духовенства в русской армии произошло при Петре I. По Уставу воинскому 1716 года, при каждом полку должен был состоять священник, а указом 1719 года повелено было на каждом корабле военно-морского флота иметь по одному иеромонаху.

    На флоте корпус священников возглавлял обер-иеромонах. В сухопутных войсках в мирное время полковые священники оставались в ведении местных епархиальных архиереев. В военное время в русской армии предписывалось назначать особых обер-полевых священников. Впервые обер-полевые священники были назначены в 1746 году. Указом Павла I от 4 апреля 1800 года должность обер-полевого священника была сделана постоянной и ему было поручено "главное начальство" над полковыми священниками. Первым в 1807 году эту должность занял протоиерей Павел Яковлевич Озерецковский. С 1812 года в русской армии начинают формироваться особые корпуса, способные в течение длительного времени вести самостоятельные боевые действия. В составе штаба такого корпуса предусматривалась должность корпусного священника, наделенного правами полевого обер-священника действующей армии. В 1815 году при образовании Главного штаба армии в его штат была введена должность обер-священника с подчинением ему духовенства гвардии и гренадерского корпуса. Назначения на эту должность производились непосредственно Императором. Обер-священники армии и флота назначались по представлению Святейшего Синода.

    В полномочия обер-священников входило: - руководство всеми церквами и духовенством военного и морского ведомств;
    - посещение школ солдатских детей и учебных команд при полках;
    - руководство благотворительными учреждениями при церквах военного и морского ведомств;
    - ежегодное представление Святейшему Синоду отчетов о состоянии вверенного ему управления в соответствии с указами Святейшего Синода от 31 декабря 1837 года, 21 октября 1847 года, 13 марта 1862 года и 17 декабря 1867 года;
    - избрание кандидатов и представление их местным архиереям для канонического утверждения и рукоположения лиц, еще не посвященных в пресвитерский и диаконский сан, а для священнослужителей, перемещаемых в другие части, - получение на то разрешения местного архиерея;
    - назначение псаломщиков в военные соборы и церкви;
    - назначение в соборы и церкви гвардейского корпуса преимущественно заслуженных протоиереев и священников;
    - разрешение спорных вопросов, возникающих между военным начальством и военными священниками при исполнении церковно-богослужебных обязанностей.

    В 1816 году при формировании большой действующей армии был образован штаб отдельного Грузинского корпуса. По представлению командира корпуса генерала от инфантерии Ртищева корпусным священником был утвержден протоиерей Грузинского гренадерского полка Авраамов, ставший, таким образом, первым корпусным священником. В 1840 году, согласно высочайше утвержденному предложению Святейшего Синода, начальствующему над военным духовенством отдельного Кавказского корпуса духовному лицу присваивалось звание обер-священника. В частях корпуса служили 47 армейских священников, что требовало оперативности в управлении и координации их деятельности. С переименованием корпуса в Кавказскую армию в штате ее Главного штаба предусматривалась должность обер-священника Кавказской армии (с 1858 года - главный священник Кавказской армии). Административное положение протопресвитера военного и морского ведомств было вполне аналогично положению епархиальных Преосвященных с некоторыми лишь исключениями. При протопресвитере учреждалось особое духовное правление, состоящее из присутствия и канцелярии, определяющихся штатами (9 марта 1892 года). Правление это руководствовалось уставом духовных консисторий. И к началу XIX века сформировалась структура духовной службы в русской армии.

    Схематично это выглядело следующим образом: Протопресвитер военного и морского духовенства
    Главные священники округов
    Главные священники армий
    Дивизионные, бригадные, гарнизонные благочинные
    Полковые, госпитальные и тюремные священники


    Таким образом, институт военного духовенства обретал всеболее четкую структуру, свою иерархию, обусловленную спецификой деятельности, а военные священники стали носителями славных традиций русской армии и Русской Православной Церкви. При штабах военных округов и армий, как уже было сказано, существовали главные священники. Обычно это были штатные протоиереи, приравненные в правах к полковникам. Местные вспомогательные органы управления военным духовенством возглавлялись благочинными, которые служили посредниками в отношениях между высшей военно-духовной властью и подчиненным военным духовенством. Это последнее состояло из полковых священников и священников других армейский частей и учреждений с пополненным по штатам причтом.

    В обязанности дивизионных благочинных вменялось: - наблюдение за церквами и духовенством войск, входящих в состав дивизий;
    - посещение подведомственных ему церквей не менее одного раза в год;
    - проверка церковного имущества по описям, приходно-расходных книг и всех церковных документов;
    - наблюдение за преподаванием Закона Божия и успехами учащихся в полковых школах;
    - разборка взаимных споров и жалоб членов причта, жалоб военных и светских лиц на полковых священно- и церковнослужителей;
    - при необходимости - внушения и замечания виновным подведомственным ему священно- и церковнослужителям, а также их женам и детям;
    - предварительный просмотр подготовленных полковыми священниками поучений, предназначенных к произнесению в церквах при полковых праздниках и других торжественных для полка случаях.

    Дивизионные, бригадные и гарнизонные благочинные не назначались, а избирались на собраниях духовенства гарнизонов. Наиболее многочисленный отряд военного духовенства представляли полковые священники, которые приравнивались к офицерам в звании капитана. Солдаты обязаны были отдавать им честь и называть их "Ваше благородие".

    К концу XIX века в русской армии и на флоте насчитывалось около 5 тысяч лиц из числа военного духовенства. Департаменту военных священников были подчинены 24 военных собора, сотни церквей (437 полковых, 13 крепостных, 32 госпитальные, 17 тюремных, 33 судебные и так далее), а также целый ряд лечебных, учебных и прочих богоугодных заведений. Численный состав священников в русской армии определялся штатами, утвержденными военным министром. Так, например, по штатной ведомости Драгунского полка шестиэскадронного состава, а также всех четырех Драгунских полков отдельного Кавказского корпуса (Драгунский Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича, Северский Драгунский, Драгунский Его Королевского Высочества Наследного Принца Вюртемберского, Переяславский Драгунский), утвержденной 19 марта 1856 года Императором Александром II, в штате каждого из названных полков предусматривался полковой священник и двое церковнослужителей. Приказом военного министра N 163 от 26 июля 1856 года вводились штаты 10 полков Лейб-Гвардии: Преображенского, Семеновского, Измайловского, Гатчинского, Московского, Гренадерского, Павловского, Финляндского, Литовского, Волынского. Этими штатами определялось наличие в каждом полку одного священника с годовым окладом в 253 рубля 50 копеек, а также двоих церковников и денщика для священника. Для сравнения, годовой оклад поручиков составлял 307 рублей 05 копеек. Приказом военного министра N 163 от 26 июля 1856 года эти штаты вводились в драгунских и других полках.

    В книге VII Свода военных постановлений 1869 года издания 1907 года мы находим общие обязанности военных священников, состоящие из 19 пунктов. Основными из них являлись: - в строго назначенное время совершение в полковой церкви богослужений во все воскресные и праздничные дни;
    - по соглашению с полковым начальством подготовка военнослужащих к исповеди и принятию Святых Таинств с помощью поучений и внебогослужебных собеседований;
    - совершение Таинств и молитвословий для военнослужащих в церкви и их домах;
    - подготовка церковного хора для пения при богослужениях;
    - ведение бесед, наставление воинов в истинах православной веры и правилах благочестия, назидание и утешение болящих в лазаретах;
    - преподавание Закона Божия в полковых школах, солдатским детям, учебным командам (с согласия военного начальства они могли устраивать внебогослужебные беседы и чтения).

    Во время проведения мобилизации и во время военных действий военные священники обязаны были следовать по назначению с воинскими частями и находились в безусловном подчинении военному командованию. К военным священникам традиционно предъявлялись высокие требования и далеко не каждый священник, пожелавший идти по этому тернистому пути, мог нести пастырское служение в русской армии. Преподаватель военного училища священник А. М. Иванцов-Платонов, выступая с напутственным словом к воспитанникам третьего выпуска Александровского военного училища, подчеркивал, что "недостаточно, чтобы у сеятелей знания всегда семя было хорошее и чистое, нужно еще иметь опытность, чтобы сеять всегда сколько нужно, в своем месте и в свое время, применительно к почве, на которой сеется".

    Несмотря на скромное материальное содержание, на суровость военной дисциплины, на вечное скитальчество, соединенное нередко с потерей личного имущества, разлукой с семьей (во время войны и лагерных сборов), а при перемене климата - и с ущербом для здоровья, жизнь военного священника представлялась епархиальному духовенству привлекательной. Главные священники, особенно во второй половине XIХ века, осаждались многочисленными прошениями лиц из епархиального духовенства о принятии их в военное ведомство, что можно объяснить характером и духом тех начал, на которых поставлено было управление духовенством этого ведомства в лице главных священников. Главные священники считали одной из первых своих обязанностей удовлетворение нравственных нужд подчиненного духовенства, которое благодаря этому высоко смотрело на свое призвание и отвечало своей жизнью и поведением всем условиям достойных пастырей.

    Поднятию уровня деятельности военных священников и их влияния на личный состав армии и флота способствовало в то время и то обстоятельство, что немало являлось лиц с высшим академическим образованием, желавших поступить на службу в военно-духовноеведомство. Для выходцев из духовенства, вытесняемых из епархий за нарушение церковной дисциплины, переход на службу в военное ведомство, "сделался совершенно невозможным". Обращает на себя внимание тот факт, что материальное положение военного духовенства составляло предмет постоянных попечений главных священников, которые использовали для улучшения этого положения самые разнообразные средства.
    Кроме представлений на имя военного руководства о прибавке жалованья священникам, они изыскивали и другие законные способы, которые могли бы улучшить положение подведомственного им духовенства, как-то:
    1) ходатайствовали о прибавке содержания из церковной суммы;
    2) ходатайствовали о выдаче единовременных пособий;
    3) ходатайствовали о повышении пенсий армейским священникам, прослужившимв армии безупречно более 20 лет;
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  6. #6
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию

    В начале 1860-х годов была устроена богадельня для духовных лиц гвардейского ведомства, уволенных со службы по болезни или возрасту, а также для их вдов и сирот. Присоединение военных священников к военной эмеритуре было утверждено 18 сентября 1674 года. Священнослужители православного духовенства военно-сухопутного ведомства были допущены с 1 января 1875 года к участию в эмеритальной кассе ведомства на основании правил, высочайше утвержденных 22 мая 1871 года. В военное время роль военного священства становилась еще важнее и ответственнее, а вместе с тем и плодотворнее. Такой ее делала сама обстановка военного времени. Огромная напряженность военной работы в боевой обстановке требовала духовной поддержки для воинов со стороны пастыря Церкви. Постоянная опасность, близость смерти переносят мысли воина к вопросам вечности, смысла человеческого бытия. Главной задачей священника в военное время, кроме совершения богослужений и треб, было влияние на свою паству личным примером, твердостью духа в сложнейших ситуациях, стойкостью в исполнении воинского долга. "Полковой священник принимает на себя особенную чрезвычайную миссию во время сражения русского воинства с неприятелем.

    Священник должен запастись самоотвержением, чтобы, стоя в пылу битвы, быть способным поддерживать в армии надежду на помощь Божию и свои собственные силы, вдохнуть в нее патриотический героизм к Царю и Отечеству", - писал Николай Невзоров. Подобному воодушевлению, по словам великих полководцев, приписываются три четверти влияния на победу. Многие из священников, понимая важность такого воодушевления, брали на себя эту святую обязанность. В бою место нахождения полкового священника должно было быть на передовом перевязочном пункте, где скапливались раненые, нуждавшиеся в моральной поддержке и медицинской помощи. Поэтому от священника требовалось помимо выполнения своих прямых функциональных обязанностей уметь выполнять обязанности медперсонала.

    Русская Православная Церковь, понимая, что исход войны, любого сражения зависит в основном от воли Божией, вменяла в обязанность военным священникам непрестанную молитву о даровании победы русскому оружию. Убежденный, что молитва, привлекая к себе помощь Божию, укрепляет человека и сильно поднимает его дух, А. В. Суворов ни одной битвы не начинал и не оканчивал без молитвы. Перед битвой, помолясь Богу и "благословив всех, он кратко, но сильно напоминал всем обязанности перед Богом, Царем и Отечеством".

    Особенной торжественностью отличалось богослужение после победы. "Каждую победу, каждую удачу приписывал он Подателю всех благ и тотчас спешил в церковь, где на клиросе пел с певчими и читал Апостол". В своем дневнике 29 ноября 1877 года граф Д. А. Милютин приводит такой эпизод из русско-турецкой войны: "Подъезжая к Плевне, Государь был встречен Великим князем - Главнокомандующим - со всей его свитой. Оба брата обнялись сердечно: Государь надел на Великого князя ленту Георгиевского ордена, тут же объявил о наградах генералам Непокойчицкому, Тотлебену, князю Имеретинскому, Левицкому, князю Масальскому и послал Георгиевские кресты главным начальствующим лицам гренадерского корпуса, которому досталась главная роль во вчерашнем бое. Тут же, на высоте, в виду Плевны, отслужено было молебствие. Погода поправилась, даже выглянуло солнце. К молебствию подошли некоторые из ближайших частей войск. Они провели более суток в поле, почти без пищи; несмотря на то, шли бодро и имели воинственный вид".

    В случаях необходимости, когда того требовали обстоятельства, полковые священники находились и среди сражающихся. Примеров тому из истории русской армии можно привести великое множество. Нельзя не упомянуть в связи с этим об эпизоде во время штурма Измаила, характеризующем полковых священников и их значение в боевой обстановке. На 4-ю и 5-ю колонны, состоявшие из казаков, турками была совершена молниеносная атака. Казаки попятились назад, не выдерживая натиска противника. А. В. Суворов на помощь им прислал подразделения пехоты и кавалерии. Один из батальонов Полоцкого полка, двинувшись в штыки на турок, потерял своего командира, солдаты заколебались, пришли в замешательство... это видит полковой священник, воспламеняется мужеством, высоко поднимает крест с изображением Искупителя, обещает им верную победу и, указывая путь к ней, бросается на сабли турок. Воспламененному этим мужеством солдату уже ничто не может противиться, неудержимо стремятся они вперед, и все падает под их штыками".

    "К рассвету весь вал был в наших руках и войска, перегруппировавшись, начали еще более трудное дело - уничтожение турецких войск внутри города, так как последние, ожесточившись, отдавали каждый клочок земли только ценою смерти. Из всех защитников Измаила было убито 30 860 человек и взято в плен 9000 ". На другой день было торжественное молебствие, которое служил герой-священник Полоцкого полка. Салютом из взятых орудий и благодарными речами А. В. Суворова к своим чудо-богатырям закончилось это торжество. Так пала последняя твердыня турок на Дунае. Путь к Балканам был открыт.

    Еще примеры. Иеромонах Иоанникий (Добротворский) с первых дней осады Севастополя постоянно был в траншеях, ежедневно обходил батареи с крестом в руках, вдохновляя солдат на подвиги. В ночь со 2 на 3 марта 1855 года в составе одного из батальонов Камчатского полка он участвовал в ожесточенном бою, ободряя своим словом и примером солдат, напутствовал умирающих, утешал и перевязывал раненых. Среди трупов вражеских солдат пастырь усмотрел офицера, притворившегося мертвым, которого пленил и сдал военному начальству. За отличие и мужество иеромонах был награжден золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. Немало военных пастырей сложили свои головы при обороне Севастополя, напутствуя умирающих, погребая убитых, при совершении богослужений на бастионах и в лазаретах, при оказании помощи раненым и больным. Их имена были сохранены в летописи архивов Духовного правления и церквей Севастополя. Священник Минского пехотного полка Иоанн Еланский скончался в момент напутствия умирающих на перевязочном пункте. Священник того же полка Василий Дубневич погиб при исполнении обязанностей на своем посту. Его судьбу разделили священники Московского пехотного полка отец Виктор Грачев, Низовского пехотного полка отец Михаил Розанов, Углицкого егерского полка отец Афанасий Никольский, Белостокского пехотного полка отец Григорий Судковский, Смоленского пехотного полка отец Илия Терлицкий и многие другие.

    Из двухсот военных священников - участников Крымской войны двое были награждены офицерским орденом святого великомученика Георгия Победоносца IV степени, 58 - золотым крестом на Георгиевской ленте, 5 - золотым наперсным крестом из кабинета Его Императорского Величества, 29 - золотым наперсным крестом от Святейшего Синода, столько же - орденами святого Владимира III и IV степеней. Военные пастыри были верны доблестным традициям армейского и флотского духовенства и в последующих войнах и кампаниях. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов отличился священник 160-го пехотного Абхазского полка 40-й пехотной дивизии Феодор Матвеевич Михайлов. Во всех сражениях, в которых принимал участие полк, отец Феодор находился в передовых цепях. Своей необычайной храбростью священник Феодор Михайлов был известен всему отряду, действовавшему на кавказско-турецкой границе. После каждого сражения между солдатами полков отряда велись разговоры об этом удивительно бесстрашном старичке. За отличие в боях с турками при блокаде города Эрзерума он был произведен в сан протоиерея, кроме того, был награжден орденами святой Анны II степени с мечами, святого Владимира IV степени с мечами и золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. Различных медалей и крестов отец Феодор имел так много, что по своей скромности стеснялся ходить по городу в полной форме.

    Мужество при выполнении пастырского долга в ходе русско-турецкой войны проявил также протоиерей Доримедонт Петрович Поповицкий, священник 13-го лейб-гренадерского Эриванского полка (старейшего полка в Русской армии), который был ранен в грудь в момент напутствия умирающего воина на поле брани. В Ахалтекинской экспедиции 1881-1882 годов "за мужественное поведение в боях по ходатайству генерал-адъютанта М. Д. Скобелева золотым крестом на Георгиевской ленте были награждены священники Михаил Жигунов и Димитрий Гачечиладзе" . К концу ХIX столетия за воинские подвиги были награждены сто одиннадцать духовных лиц. Деятельность военного духовенства была многогранной.

    Так, в ряду мер, принятых в армии, в том числе и в войсках Петербургского военного округа, для утверждения православной веры и нравственности среди нижних чинов, нельзя не отметить устройство военных кладбищ и погребение нижних чинов с должными воинскими почестями. Особые условия квартирования большей части войск Петербургского военного округа делали вопрос о военных кладбищах весьма важным, а вместе с тем и крайне сложным, однако после значительной предварительной работы в конце концов удалось разрешить его самым благоприятным образом. 6 июня 1887 вода по приказанию Его Императорского Высочества Главнокомандующего войсками вышло распоряжение по округу об устройстве военных кладбищ и о придании похоронам нижних чинов большей торжественности, а именно признано было крайне необходимым дать похоронам нижних чинов такую обстановку, при которой умершему солдату не только воздавалась бы присущая высокому званию воина честь при точном соблюдении церковного обряда отпевания, отводе на кладбище приличного места и соответствующего устройства могилы, но и чтобы имя покойного нескоро забывалось его ближайшим начальством и товарищами. Назначены были временные попечители военных кладбищ, начальники отдельных частей войск, на которых было возложено исполнение всех общих обязанностей, вызываемых устройством кладбищ, установлением за ними надзора и поддержание благоустройства, приняв "к руководству установленный ранее по приказанию Его Императорского Высочества порядок на Красносельском военном кладбище...".

    В развитие идеи главнокомандующего о благоустройстве военных кладбищ на них постепенно начали сооружать часовни на средства, жертвуемые как войсковыми частями, так и частными благотворителями, закладка и освящение которых происходили всякий раз при особой торжественной обстановке с участием представителей от квартирующих войск. Таким образом 17 июня 1887 года в присутствии Его Императорского Высочества Главнокомандующего войсками происходила закладка часовни на Царскосельском военном кладбище. 18 июня в Кронштадте последовало "освящение часовни на устроенном там на косе острова Котлина военном кладбище в присутствии главного командира Кронштадтского порта и военного губернатора и представителей от сухопутных и морских частей местного гарнизона".

    Нет сомнения, что такое внимание главнокомандующего к исполнению последнего долга по отношению к умершим нижним чинам чутко отзывалось в сердце русского православного солдата и имело самое благоприятное влияние на весь внутренний строй жизни высочайше вверенных Великому князю войсковых частей Петербургского военного округа. С тех пор военные кладбища отличались своим благоустройством и порядком, что было особенно характерно для кладбища гвардейских полков и частей Петербургского округа. Кроме того, по распоряжению протопресвитера отпевание умерших военнослужащих и проводы тела должны были совершаться самими военными пастырями, а не наемными. В 1858 году обер-священники стали именоваться главными священниками. Во второй половине XIX века вследствие реформ, проводимых в войсках, в том числе и церковной реформы, и, что особенно важно, в результате введения всесословной воинской повинности, когда на службу стали призывать граждан из привилегированных сословий, с высшим образованием, требования к личностным качествам военного пастыря значительно возросли. Поэтому военное ведомство прикладывало все силы, чтобы привлечь в ряды военного духовенства лучших выпускников Духовных семинарий и получивших высшее богословское образование в Духовных академиях.

    Таким образом, обострилось противоречие между социальной ролью военных пастырей и их социальным статусом. Разрешить эту проблему можно было лишь целым рядом мер экономического, правового и организационного характера на уровне правительства. С этой целью в 1885 году на основании отзывов, полученных от командующих округами и начальников главных управлений, Главный штаб приступил к разработке комплекса мероприятий по реализации проекта по повышению служебных прав военного духовенства. Инициатива возбуждения этого вопроса, так же как и авторство первоначального проекта, принадлежала протоиерею Санкт-Петербургского клинического военного госпиталя Алексию Ставровскому, который представил проект на рассмотрение своего ближайшего начальника - главного священника армии и флота протоиерея П. Е. Покровского еще 13 марта 1883 года. Главный священник со своей стороны ходатайствовал по существу представленных предложений перед Главным штабом.

    На основании положения Военного совета и мнения Государственного совета, высочайше утвержденных соответственно 24 июля и 21 декабря 1887 года, духовенству в войсках, управлениях и учебных заведениях военного ведомства предоставлялись новые права и льготы по следующим рангам:
    1. Главному священнику гвардии и гренадер, армии и флота - по сравнению с генерал-лейтенантом и жалованье в размере 1356 рублей в год;
    2. Главному священнику Кавказского военного округа - по сравнению с генерал-майором и жалованье в размере 1017 рублей;
    3. Штатному протоиерею (настоятелю военного собора) и протоиерею благочинному - по сравнению с полковником и жалованье в размере 687 рублей в год;
    4. Нештатному протоиерею и священнику благочинному - по сравнению с подполковником и жалованье в размере 531 рубль;
    5. Священнику - по сравнению с капитаном, ротным командиром и жалованье в размере 366 рублей;
    6. Диакону штатному и нештатному - по сравнению с поручиком и жалованье в размере 312 рублей;
    7. Штатному псаломщику (из духовного звания) - по сравнению с подпрапорщиком и жалованье в размере 240 рублей.

    Положением предусматривались также надбавки к жалованью за выслугу 10 и 20 лет в ведомстве главного священника гвардии и гренадер, армии и флота. Наряду с улучшением материального положения военного духовенства была осуществлена реформа военно-духовной администрации. По настойчивым требованиям Святейшего Синода, при поддержке со стороны главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа Великого князя Владимира Александровича был создан единый орган управления на основании Положения об управлении церквами и духовенством военного ведомства, которое было высочайше утверждено 12 июня 1890 года. Согласно положению, заведование всеми церквами православным духовенством военного ведомства, а также состоящими при этих церквах благотворительными учреждениями с их капиталами вверялось особому духовному лицу - протопресвитеру военного и морского духовенства. Процедура назначения нового протопресвитера была следующей. Главнокомандующий Петербургского военного округа сначала осведомлял о кандидатуре Государя, получал его одобрение, а затем письменно просил военного министра ходатайствовать о новом назначении перед Святейшим Синодом.

    Назначение Святейшего Синода утверждалось Императором. Протопресвитеру предоставлялись определенные права:
    1. По избранию, назначению и увольнению должностных лиц духовного управления, а также священно- и церковнослужителей военного ведомства;
    2. По представлению их к наградам и по наложению на них дисциплинарных взысканий;
    3. По расходованию церковных сумм.

    Кроме того, протопресвитеру предоставлялось право контролировать деятельность подведомственных ему церквей и посещать находящиеся при войсковых частях школы солдатских детей и учебные команды. При протопресвитере военного и морского духовенства было создано духовное правление, состоящее из присутствия и канцелярии. Присутствие и канцелярия осуществляли все делопроизводство ведомства. Наряду с ростом числа полковых храмов расширился количественно и рос в качестве корпус военного духовенства. На празднике столетнего юбилея военно-духовного управления начальник Главного штаба генерал-лейтенант В. В. Сахаров отмечал: "Военное духовенство всегда находилось и находится на высоте своего призвания, безупречно исполняя свои обязанности, о чем свидетельствуют единогласные отзывы начальников отдельных воинских частей. Мало того, военное духовенство нередко показывало примеры мужества, рыцарской храбрости во время боевых действий, а главное, словом увещания, речью от чистого сердца и добрым личным поведением научало солдатика безропотно переносить все тяжести доходной службы, а на войне храбро сражаться и побежденного врага щадить". Конечно, военно-духовное управление нельзя идеализировать, оно имело и свои недостатки, такие, как малое количество полковых храмов в Кавказском регионе и на других окраинах России; слабая работа с церковными хорами в полковых храмах; отсутствие в полковых церковных библиотеках нужной литературы и в достаточном количестве; иногда даже отсутствие самих библиотек; большая разбросанность подразделений полков, большое количество нарядов и работ, затруднявших полный охват личного состава мероприятиями по духовному, нравственному и патриотическому воспитанию.
    источник
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  7. #7
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию

    Шойгу пообещал патриарху возродить дореволюционные отношения армии и церкви


    Коллаж © KM.RU

    Министр обороны Сергей Шойгу пообещал поддерживать церковь и восстановить традицию взаимоотношения армии и священнослужителей, существовавшую до революции. Об этом глава военного ведомства заявил на встрече с патриархом Кириллом 7 декабря.

    По словам Шойгу, для этого нужно обратиться к опыту военачальников прошлого, таких как адмирал Федор Ушаков.

    «Я думаю, что мы постараемся, с одной стороны, восстановить лучшие из этих традиций, ну а что-то, наверное, и приумножить», — заключил министр.

    Патриарх, в свою очередь, напомнил, что на каждом богослужении церковь молится о властях и воинстве, потому что солдат, принявший присягу, добровольно подвергает себя опасностям, «руководствуясь самыми высшими соображениями - чувством долга». «А долг — это нравственное понятие», — сказал святейший.

    Ранее в поздравительной телеграмме, направленной Шойгу по случаю назначения на пост главы Минобороны, патриарх попросил нового министра активнее внедрять в армии институт войскового духовенства. В марте 2012 года военные рапортовали, что РПЦ представила документы более чем на 60 священнослужителей для дальнейшего их назначения на места помощников командиров по воспитательной работе.
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  8. #8
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию

    В Петро-Павловском соборе Симферополя митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь вручил медали Святого равноапостольного князя Владимира командиру 36-й бригады подполковнику Константину Аниконову и заместителю командира бригады Виталию Хартонюку. Грамоты Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Митрополита Владимира удостоен начальник пресс-центра войск береговой обороны майор Владислав Селезнев. Командование войск получило высокие церковные награды за проводимое духовно-патриотическое воспитание воинов в постоянном взаимодействии с Православной Церковью.
    В эти дни священники Симферопольской и Крымской епархии принимают участие в торжествах по случаю принятия молодыми бойцами вооружённых сил Украины воинской присяги.
    По благословению владыки Лазаря и приглашению командования территориального управления службы правопорядка руководитель отдела по взаимодействию с вооружёнными силами иерей Димитрий Кротков побывал в Симферопольском военкомате, где выступил с приветственным словом перед принявшими воинскую присягу бойцами роты ВСП. Батюшка благословил молодое пополнение на дальнейшее прохождение воинской службы в рядах вооружённых сил Украины, окропил солдат правопорядка святой водой и по установившейся в епархии традиции подарил им молитвословы православного воина.
    Клирики епархии приняли участие в праздновании 70-летия образования военно-воздушного полка


    Священнослужители Симферопольской и Крымской епархии приняли участие в праздновании 70-летия образования военно-воздушного полка в посёлке Гвардейское Автономной республики Крым.

    По благословению митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря епархиальный отдел по взаимодействию с вооружёнными силами и правоохранительными органами ведёт неустанную душепастырскую деятельность среди военных, несущих службу на территории полуострова.



    Поэтому православные священники стали не просто приглашёнными, а незаменимыми участниками торжества.
    В ознаменование юбилея полка в Гвардейском была открыта памятная стела, на которой высечены имена военных лётчиков, служивших в этом подразделении и погибших годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годах. Руководитель отдела по взаимодействию с вооружёнными силами иерей Димитрий Кротков передал лётчикам поздравление от владыки Лазаря и в вместе с клириками епархии иереями Игорем Лесиком и Андреем Синзюком отслужил литию по погибшим героям и совершил чин освящения памятника.

    Военнослужащие полка — постоянные прихожане православного храма во имя Всех Крымских святых, действующего в поселке. Не реже раза в неделю встречаются они с настоятелем храма отцом Игорем Лесиком и у себя в полку, где батюшка проводит беседы на духовные темы, отвечает на волнующие воинов вопросы.
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

  9. #9
    Добро Пожаловать Новичок! Нобелевский Лауреат Аватар для Kuki Anna
    Регистрация
    01.11.2006
    Адрес
    Дармштадт, Германия,
    Сообщений
    55,930
    Записей в дневнике
    9
    Спасибо
    4,289
    Был поблагодарен 28,401 раз
    за 19,359 сообщений

    По умолчанию



    Патриарх Кирилл назвал нарушение воинской присяги смертельным грехом

    Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на встрече со слушателями военной академии Генштаба Вооруженных сил РФ 31 мая назвал нарушение воинской присяги смертельным грехом, передает РИА «Новости». Патриарх сравнил «уклонение от своих прямых обязанностей, нарушение присяги» с предательством. Он отметил, что самым важным жизненным приоритетом является «страх Божий» и отметил, что такой приоритет появляется самостоятельно, если человек получает «живой религиозный опыт». Такой опыт, по словам патриарха Кирилла, служащим в армии помогут получить военные священники, институт которых был возрожден в 2009 году.

    Патриарх Кирилл напомнил, что решение о возрождении института военного духовенства принял Двитрий Медведев. К настоящему времени утверждено уже 240 штатных должностей для будущих капелланов. Эти места будут заняты не только представителями РПЦ, но и приверженцы других традиционных для России конфессий. Патриарх выразил надежду, что совместные усилия духовников помогут изменить атмосферу в вооруженных силах и помогут изгнать «те еще отрицательные явления в отношениях между военнослужащими срочной службы, которые сохраняются». Должность священника в воинской части официально называется «помощник командира по работе с верующими военнослужащими» и подразумевает зарплату около 20-25 тысяч рублей.

    Традиционно православная церковь включает в свой список восемь смертных грехов, ведущих к духовной смерти человека. Это чревоугодие, прелюбодеяние, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордыня.

    Напомним, что в 2008 году главы католической церкви в Ватикане обновили перечень смертных грехов. Среди них теперь числятся не только традиционные гордыня, зависть, обжорство, похоть, гнев, алчность и уныние, но и генная инженерия, опыты на людях, социальная несправедливость, которая доводит людей до нищеты, чрезмерное богатство, употребление наркотиков, загрязнение окружающей среды и педофилия. Все эти грехи ведут к духовной смерти, отсюда и их общее название.
    Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана.

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Похожие темы

  1. Армия и флот
    от Dmitry Samoylov в разделе Меткий Стрелок
    Ответов: 123
    Последнее сообщение: 12.02.2016, 11:03
  2. Israeli Forses Армия Обороны Израиля (человеческое лицо израильской армии)
    от Главный Редактор в разделе Меткий Стрелок
    Ответов: 26
    Последнее сообщение: 12.01.2016, 21:00
  3. Швейцарская армия (несерьезно о серьезном)
    от Лана Сердешная в разделе Кафешка (раздел для приятного общения)
    Ответов: 18
    Последнее сообщение: 29.06.2013, 18:43
  4. Армия и наши сыновья
    от Виктория Противная в разделе Кафешка (раздел для приятного общения)
    Ответов: 29
    Последнее сообщение: 21.02.2010, 23:34
  5. Протестантская Церковь
    от Главный Редактор в разделе Духовная жизнь и Благотворительность
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 26.10.2006, 19:06

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •