Хочу, чтобы не было холодно в этом мире»
— написала Наташа К., рассказывая о судьбе детдомовских детей. В редакцию приходит много писем-исповедей о нелегких судьбах брошенных детей…

НЕ МОГУ ЗАБЫТЬ, НЕ МОГУ ПОНЯТЬ…
Когда я с моим новорожденным сынулей лежала в отделении патологии, в этом же отделении лежали трое брошенных (в возрасте до двух месяцев) малышей. Прошло уже несколько месяцев с тех пор, а я все не могу забыть, как они все время лежали в кроватках и никто-то их на руки не брал: медсестрам некогда, а нам не разрешалось в чужие боксы заходить. Что же будет с ними, когда им станет пять-десять месяцев? Так и будут лежать, смотреть в потолок, не гулять, не играть, не улыбаться родному лицу?.. Как же они будут развиваться? Неужели нельзя ничего придумать, кроме как переправлять их из больницы в больницу, где до них руки не доходят? Как же так можно с живым человечком? Не могу понять…

Т. Тюрина, г. Владивосток

«ОНИ НЕ СМОТРЕЛИ НА ИГРУШКИ»
Мне 19 лет. У меня есть сын Сережа, ему семь месяцев. Я не представляю, как можно оставить это очаровательное, крохотное, беспомощное существо! Даже вообразить такое — безумство!

Я училась в пединституте, и девочки нашей группы ездили в Карагандинский детский дом. То, что они там увидели, а потом нам рассказали, всех просто в шок привело. Детдом находится за городом, вокруг голая степь. Корпуса мрачные, казенные, ободранные. Окна выбиты (и это было зимой). Питание плохое. У детей даже нет стаканов. За неимением стаканов кисель наливают в тарелки. Кругом грязь. И там — дети!

Девочки ездили к ним с концертом. Но мы еще собрали денег, купили ребятишкам карандаши, книги, тетради, изготовили поделки, напекли сладостей. И что вы думаете? Их ничто не обрадовало! Они даже на смотрели на игрушки! Их не интересовали книги! Вот только обрадовались сладостям — и все! Это же дети без детства! Я по-новому посмотрела на всех нас, на наше общество, позволившее обездоленных детей содержать в таких условиях.

И. Терехова, г. Таганрог

ЛУЧШЕ ОДИН РАЗ ПОМОЧЬ…
Я воспитывалась в детском доме до десятого класса. Хочу высказать свое мнение по некоторым вопросам с точки зрения «брошенных детей».

Во-первых, как мы жили. Было это в начале 70-х годов. Наш детдом был без удобств. Спальни топились дровами: вечером жарко, а утром не вылезешь из-под одеяла. И летом, и зимой бегали по воду к колодцу.

Скажете, что это было давно, а теперь детские дома оборудованы по последнему слову техники. Ошибаетесь. Это пишут о хороших детских домах, и фильмы о них снимают. Но, к сожалению, еще много таких, где стены сырые, где у детей много недетских проблем. Об этом предпочитают умалчивать.

Я теперь сама уже взрослый человек, мать двоих детей. Очень их люблю. Но до сих пор мне в этом мире «холодно».

Вот сейчас часто пишут о брошенных детях. Чаще — о детях младшего возраста, об их грустных глазах. А спросите, как определилась их судьба дальше, когда они повзрослели и вышли из стен детского дома в обычную жизнь? Я вам расскажу — как. Приходит девушка или парень — воспитанник детского дома — устраиваться на работу и сразу чувствует «особое» к себе отношение. Нам чаще всего предлагают плохо оплачиваемую работу, не спросят: «А не хочешь ли ты чему-нибудь учиться дальше? Мы тебе поможем». Легко угадать мысли: «Ах, из детдома? Деваться ему все равно некуда, вот и заткнем им (ею) дырку на производстве, куда другие не пойдут». И делают это люди, которые еще, может, вчера вечером сидели у телеэкрана и искренне переживали, а то и плакали о брошенных малютках из документального фильма.

Так не пора ли нам от умиления и сочувствия на словах перейти к делу? Вот прямо завтра же у себя на работе поинтересуйтесь, нет ли у вас молодых людей из детского дома или интерната. А если есть, то познакомьтесь с ними поближе, расспросите об их жизни, о нуждах, примите к сердцу их судьбу.

И еще одно соображение я хочу высказать. Что это пресса так дружно и так резко взялась писать о родителях брошенных детей, словно задалась целью отнять у этих ребятишек где-то там глубоко теплящуюся любовь к матери, вызвать чувство злости и ненависти к ней? Не делайте этого! Не надо разжигать злость и ненависть, ведь чем все мы будем добрее, тем меньше будет брошенных детей. Вероятно, и женщины такие, что оставляют своего ребенка на попечение государства, не случайно появились в нашем обществе. Ведь бывают разные жизненные обстоятельства, очень трудные, в том числе и материальные. Я, например, сохранила в своей душе любовь к своей матери, и это мое главное приобретение. После интерната я ее встретила. Нет-нет! Она у меня не пьяница и не гулящая, она хороший добрый человек, но с несчастной судьбой. И никто не смеет осуждать ее! Нельзя всех стричь под одну гребенку. Мы сейчас живем с ней рядом, в одном поселке. И наша с ней судьба, может, и есть показатель того, какая это непростая проблема — брошенные дети. Нельзя ее свести к тому, что вот какие плохие женщины…

Т. Коровина, пос. Узин Псковской области